Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ф. К. Каст

Богиня по зову сердца

Мой чудесный читатель!

Как раз сейчас я работаю над своим двадцать первым романом и могу сказать тебе без малейших сомнений, что из всех героинь прежде всего выделяю свою любимицу, Шаннон Паркер, с которой меня легко спутать. Я часто думаю, чем она мне так дорога, и, как ни странно, понимаю, что Шаннон располагает к себе вовсе не благодаря сильному характеру. Конечно, она умная, честная и может насмешить. Все это мило, но сотни героинь обладают теми же качествами. Лично меня в Шаннон привлекают ее недостатки. Она попадает в переделки, причем постоянно, лезет в бутылку и рубит с плеча, хотя потом жалеет об этом, временами становится самоуверенной и упрямой, но это лишь добавляет ей естественности. Я с удовольствием пропустила бы с Шаннон стаканчик вина или даже целую дюжину и позвала бы ее на помощь в трудную минуту. Пусть она сказала бы обидчику пару ласковых от моего имени. Из Шаннон получился бы верный друг, а уж скучать с ней точно не пришлось бы.

В «Богине по зову сердца» Шаннон приходится принимать трудные решения. Ее выбор не всегда идеален, но она неизменно искренна, полна юмора, жажды жизни и любви, так что, надеюсь, ты тоже проникнешься к ней симпатией.

Добро пожаловать в волшебный мир Партолоны, где начнется очередное грандиозное приключение.

Будем здоровы!

Ф. К. Каст

БЛАГОДАРНОСТИ

Большое спасибо превосходной издательской команде, особенно Мэри-Терезе Хасси, Стейси Бойд и Адаму Уилсону, за такую красивую книгу! Для меня огромное удовольствие работать с вами.

Огромная признательность моему агенту и подруге Мередит Бернстайн.

Папа, спасибо за то, что ты позволил включить в книгу тот ужасный случай, когда провалился под лед и чуть не погиб. Я понимаю, как тебе было неприятно читать об этом.

Примите мою благодарность и любовь, поклонники «Богини по ошибке». Вы ждали долгих пять лет, прежде чем вышло в свет это продолжение. Мои поклонники — самые лучшие!

Опять посвящается моему отцу, Дику Касту (Майти Маусу — старому тренеру). С огромной любовью,

Чудачка

Часть первая

1

Тьма сбоку колыхнулась, словно подернутая рябью, отчего у меня по коже пробежали мурашки. Какого черта? Я вперилась в тень. Ничего. Обычная беззвездная ночь, холодная и ветреная.

Видимо, я теряла последние остатки умишка.

Война с фоморианцами закончилась несколько месяцев тому назад. Нет больше крылатых дьяволов, только и ждущих, как бы наброситься на меня. Да что там, сами подумайте, я находилась в собственном храме, не только красивом, но и надежном, как крепость. Даже если предположить, что где-то в этом мире еще бродил оголтелый монстр — в Партолоне всякое случается, — то мне ничто не грозило. Нет, серьезно, я скорее могла погибнуть от чрезмерного обожания и ласк, чем от лап чудовища. Но неприятное ощущение не отступало уже не в первый раз.

Я шла по вымощенной мрамором дорожке, ведущей к памятнику, а сама думала о странном предчувствии, которое давно меня донимало. Неужели несколько недель? Проклятие! Точно, по меньшей мере две или три недели я никак не могла от него отделаться. Да и от еды меня воротило, что само по себе странно, потому что поесть я большая любительница. Наверное, мне довелось подхватить какой-нибудь желудочный вирус, да и стресс мог бы все объяснить. Но самое странное — это то, что я начала шарахаться от теней. В каждом темном закоулке мне мерещилось что-то черное, густое и определенно зловещее.

Ну да, я только что пережила поистине ужасную войну, в которой хорошие парни, естественно, те что сражались на моей стороне, давали отпор отвратительным демонам, чтобы спасти мир от порабощения и уничтожения. В буквальном смысле. От такого у любой девушки слегка разыграются нервы. Особенно если эта девушка на самом деле учитель английского из штата Оклахома. Ее случайно поменяли местами с Возлюбленной Богини и ее наместницей в мире, больше похожем на помесь древней Шотландии с мифологической Грецией, нежели на Броукн-Эрроу, штат Оклахома, чудесное предместье Талсы. Все правда. Но война закончилась. Демонов истребили, и с миром все стало более-менее в порядке. Так отчего же меня бил мандраж, словно из темноты вот-вот выскочит презренное чудовище?

Тьфу, блин, опять голова разболелась.

Дойдя до памятника Маккаллану, я попыталась усмирить досадные мысли — начала глубоко дышать и наслаждаться безмятежным покоем, который окутывал меня каждый раз, когда я сюда приходила. Высокие изящные колонны окружали кольцом трехступенчатое мраморное возвышение. На этом постаменте, украшенном богатой резьбой, покоилась массивная урна с незатухающим огнем, источающим сладостный аромат. Горело масло, запас которого не иссякал.

Сегодня серебристо-серый дым лениво клубился, поднимаясь к куполу крыши и уходя сквозь круглое отверстие. Я медленно подошла к сосуду и стала любоваться желтым пламенем, ярко выделявшимся на фоне беззвездного ночного неба. Это по моему распоряжению памятник не окружили стенами — только колонны с куполом и вечный огонь. Думаю, человек, в память о котором воздвигли мемориал, оценил бы по достоинству этот символ свободы.

Легкий ветерок растрепал мне волосы, и я поежилась. В прохладном воздухе ощущалась сырость. Хорошо, что я позволила Аланне напялить на меня накидку, подбитую горностаем, хотя от моих личных покоев до мемориала — рукой подать.

— Леди Рианнон! — Из-за колонн выскочила молодая служанка, остановилась и поклонилась чуть ли не до пола, — Принести вам теплого вина? Похолодало.

— Нет, — ответила я, едва взглянув на девушку, и рассеянно попыталась вспомнить, как ее зовут, — Мне ничего не нужно, Маура. Можешь идти спать.

— Слушаюсь, миледи, — робко улыбнулась она и тут же выпалила: — Но вы позовете меня, если что-нибудь понадобится?

— Обязательно, — устало улыбнулась я ей в ответ.

Барышня унеслась вприпрыжку.

Я перевела взгляд на урну, закатила глаза и пробормотала дымящемуся пламени:

— Непоседливая молодость. Впрочем, кому я говорю. Ты мог бы обвинить меня в том же самом, — Не получив ответа и, разумеется, не ожидая его получить, я забралась на верхнюю ступень постамента, со вздохом присела, завернула колени толстой накидкой, а потом подперла подбородок рукой, — Хотя на самом деле я не знаю, что бы ты подумал. Мы ведь с тобой так и не успели познакомиться, — Я снова вздохнула и раздраженно дернула непослушный локон, щекотавший щеку.

Отправляясь к памятнику, я надеялась, что он, как всегда, развеет мое дурное настроение, но сегодня ничего не вышло. Я продолжала кукситься. Правый висок кололо иголкой при каждом ударе сердца.

Резкий порыв ветра взъерошил мех моей накидки и приподнял волосы на затылке. Как-то зловеще у него это получилось. Я повернула голову, чтобы проверить, крепко ли держит кожаный шнурок густые пряди, и тут мой взгляд уловил какое-то движение. Что-то вязкое и темное проскользнуло мимо и пропало из поля зрения.

Позабыв о волосах, я выпрямилась, готовая отчитать любого, посмевшего посягнуть на мое уединение, и властно спросила:

— Кто там?

Молчание.

Я огляделась. По ночному небу плыли низкие облака. Свет шел только от пламени, ровно горящего передо мной. Ничего необычного я не заметила, разве что ночная тьма была под стать моему настроению. Мрак не был зловещим, ничего не шевелилось, не затаилось и не подкрадывалось.

«Какой стыд, Шаннон. Возьми себя в руки, девочка!»

Скорее всего, просто ветер зашелестел листвой ближайших деревьев плюс здоровая доза моего неизменно активного воображения. Да, вероятно, так. На самом деле все в порядке.

Тут я снова уловила краем глаза какое-то движение, быстро повернула голову, но разглядела лишь темноту в темноте. Словно чернила разлились по листу черной бумаги. Я опять поежилась, зато память всколыхнулась. О чем говорила Аланна вскоре после моего появления в Партолоне? Что-то насчет темных богов, имена которых лучше не поминать. Внутри все сжалось от страха.

«Да что со мной такое? С темными богами я никак не пересекалась и дел с ними не имела. Черт возьми, я даже ничего о них не знаю. Так с чего вдруг одна мысль об этих существах вызывает у меня страх? Что-то здесь определенно не так».

Уже какую неделю подряд чувство, слишком глубокое, чтобы считаться печалью, и слишком сильное, чтобы называться одиночеством, терзало мою душу. Я закрыла лицо руками и подавила стон.

— Был бы ты жив, отец, мы бы обсудили с тобой все то, что сейчас со мной творится.

«На самом деле он вовсе не твой отец, — мелькнула в голове шальная мысль, — И это не твой мир. Самозванка. Захватчица. Мошенница».

— Теперь это мой мир! — крикнула я и залилась слезами.

Мой вопль расколол ночную тишину и зловеще отразился эхом, словно похоронный звон. Я даже вздрогнула. Неожиданная реакция заставила меня громко рассмеяться над собственной глупостью.

— Какого черта я здесь сижу и ору на саму себя, воображая чудище в ночной тьме? — Ирония помогла мне справиться с мрачным настроением.

Я вытирала глаза от слез и глубоко дышала, а сама наблюдала, как сквозь облака на небе неожиданно прорвалась почти полная луна и зависла над деревьями. Я улыбнулась от радости за то, что могу полюбоваться эфемерной красотой небесного тела.

— Мне наплевать, что я родилась не в этом мире. Я полюбила его всей душой и хочу здесь остаться, — решительно заявила я.

Все так и было. Рианнон, настоящая Избранная и Возлюбленная древней кельтской богини лошадей Эпоны, вырвала меня из двадцать первого века, из Америки — городок Броукн-Эрроу, штат Оклахома, если вдаваться в детали, — где я, Шаннон Паркер, невероятно привлекательная и остроумная особа, довольствовалась безденежной жизнью учителя английского языка старших классов. С помощью заклинания Рианнон удалось поменяться со мной местами. Почти полгода тому назад я очнулась после ужасной автомобильной аварии — так я тогда решила — в Партолоне, параллельном мире, где мифология сплелась с волшебством. Мое смятение усугубил тот факт, что некоторые обитатели Партолоны оказались зеркальными двойниками моих знакомых из прежнего мира. Иными словами, лица, голоса и поступки были узнаваемы, но на самом деле я разговаривала с совершенно другими людьми. Отсюда и этот памятник Маккаллану — моему отцу, который таковым вовсе не являлся.

На секунду меня накрыло волной печали, но не потому, что мой любимый отец остался в прежнем мире, а потому, что его зеркальный двойник в этом мире, отец Рианнон, был зверски убит вскоре после моего прибытия в Парто- лону. Могущество богини Эпоны позволило мне быть свидетелем его смерти, чтобы я затем предупредила этот мир о грядущем зле. Умом я понимала, что человек, гибнущий у меня на глазах, лорд Маккаллан, вождь своего клана, на самом деле вовсе не мой отец, но сердце шептало совсем другое. Маккаллан был вожаком и воином. Мой отец тоже по-своему был вожаком — руководил в основном молодыми людьми. Свои бои он вел на футбольном поле. Я невольно чувствовала связь с погибшим храбрецом, который так сильно напоминал моего отца.

— Временами это чертовски сбивает с толку, — сказала я, поднялась и погладила на прощанье урну.

Тело Маккаллана было погребено в другом месте. Его прах вместе с останками других воинов покоился среди обугленных руин замка Маккаллан. Я посчитала необходимым воздвигнуть этот памятник, чтобы оказать ему уважение, которое когда-нибудь проявили бы люди к памяти Ричарда Паркера.

Я успела узнать о Рианнон много такого, что ужасало и смущало меня, но ее любовь к отцу являлась исключением. Сейчас я наслаждалась вместо нее статусом верховной жрицы Партолоны, Возлюбленной Эпоны и Воплощения Богини на земле. Видимо, она в то же самое время «наслаждалась» в Оклахоме ролью школьной учительницы с низкой зарплатой.

Эта мысль меня насмешила, пока я возвращалась по тропе к замку Эпоны.

— Ну да, — язвительно прошептала я, — Несколько месяцев тому назад, когда она попыталась вновь поменяться со мной местами, стало очевидным, насколько сильно ей понравилась смена статуса.

Воспоминание о той неудавшейся попытке настроило меня на серьезный лад. Пусть я и не родилась в этом мире, но успела его полюбить. Партолона стала моим домом, ее люди — моими людьми, а Эпона — моей Богиней.

Я закрыла глаза и вознесла ей краткую молитву: «Эпона, прошу тебя, помоги мне остаться».

Меня замутило, я с трудом сглотнула. Наверное, в этом все и дело. Видимо, Рианнон снова взялась за старое и пытается вернуть меня в Оклахому, чтобы самой перебраться сюда, в Партолону, а эта проклятая тошнота — предостережение Эпоны, мол, гляди в оба. Уф! Только я подумала о том, что могу потерять Партолону, а заодно и мужа, и людей, которых здесь полюбила, как снова подступила тошнота.

«Проклятье! Как я устала от этого!»

Я снова поежилась оттого, что холодный ветер коснулся щек и пробрался под накидку. А тут еще как назло мне везде стали мерещиться какие-то темные ускользающие пятна. Как видно, начались глюки.

«Отлично! Стоило мужу уехать на месяц, чтобы проверить, приходит ли в себя страна после битв, как я окончательно сбрендила».

Я расправила плечи и велела себе отбросить глупые мысли. Рианнон сейчас в Оклахоме. А я здесь, в Партолоне, и так оно будет и впредь. Просто мне нужно быть начеку и внимательно примечать любые странности. Это легче сказать, чем сделать, но все-таки. Что же касается тошноты — ничего страшного. Скорее всего, я подхватила какой-нибудь вирус. Он и усугубил мою хандру под названием «Я новобрачная, а мой муж уехал странствовать». В любом случае Клан-Финтан на днях должен вернуться домой. Вот тогда все встанет на свои места.

По крайней мере, так я себя успокаивала, стараясь не замечать крадущихся ночных теней. Огни храма ласково манили. Я ускорила шаги и стала громко напевать тему из «Шоу Энди Гриффита».[Американский комедийный сериал 1960-х годов.]

2

К сожалению, следующий день был не лучше предыдущего.

— Тьфу, гадость! — воскликнула я, выплюнув на ладошку кусочек клубники в шоколадной глазури, — Какая противная!

Я с подозрением обнюхала полупрожеванный комочек, неприятно напоминавший кусок плоти, и скорчила гримаску своей подруге, которая в этом мире состояла при мне кем-то вроде Пятницы. Другими словами, Аланна знала все и всех в Партолоне, так что я не выглядела как рыба на дереве и более или менее напоминала настоящую наместницу Богини.

— По-моему, ягода гнилая.

После очередной бессонной ночи мне только не хватало пищевого отравления в придачу к затянувшемуся желудочному расстройству.

Аланна выбрала ягодку из композиции, искусно выложенной на блюде, понюхала ее и осторожно надкусила.

— Ммм… — облизнулась она и послала мне довольную улыбку, как котенок, наевшийся сливок, — Наверное, одна попалась испорченная. У моей превосходный вкус, — Подруга сунула в рот целую ягоду.

— Логично, — проворчала я, — Целое блюдо клубники, но именно мне достается гнилая, — Я долго выбирала следующую, наконец нашла чудесную округлую ягодку в шоколадном панцире и с опасением откусила кусочек, — Тьфу! — Откушенный бочок присоединился к первому куску дряни на ладони, — Просто смешно! Эта тоже отвратительная, — Я протянула Аланне оставшуюся часть ягоды, — Пожалуйста, попробуй и скажи, что я не сошла с ума.

Аланна, верная подруга, к тому же лицо, отвечавшее за проведение предстоящего торжества, ловко забрала у меня клубничину, понюхала и надкусила аппетитный бочок. Я ждала, что она сейчас скривится и выплюнет кусочек на ладонь, поэтому на всякий случай вывела свою собственную, на которой лежала эта дрянь, за линию огня.

Я ждала.

И ждала.

Она проглотила и посмотрела на меня глазами оленихи.

— Только не говори, что клубника нормальная.

— Рия, на вкус она превосходна, — сказала Аланна, вернув мне опробованную клубничину.

— Едва я ощутила густой запах шоколада и ягоды, как сразу сморщилась. Нет, оставь себе.

— Очевидно, вы по-прежнему нездоровы, — Взгляд Аланны наполнился тревогой, — Хорошо, что Каролан возвращается сегодня вечером вместе с Клан-Финтаном. Это ваше желудочное недомогание длится слишком долго.

Ну да, жду не дождусь, когда наш доктор меня осмотрит, не имея в своем распоряжении ни рентгена, ни анализов крови, ни пенициллина и т. д. и т. п. Разумеется, я не могла поделиться с Аланной своими сомнениями, ведь Каролан был не только главным врачевателем в этом мире, но и ее мужем.

Ко мне подскочила маленькая нимфетка-служанка.

— Миледи!.. — присела она в восхитительном поклоне, — Позвольте мне очистить вам руку!

— Благодарю, — сказала я, отобрав у нее влажную салфетку, — но думаю, что сама справлюсь, — Прежде чем она успела посмотреть на меня говорящим взглядом, мол, я разрушила ее маленькое эго, поспешила добавить: — Я была бы тебе очень признательна, если бы ты сбегала и принесла мне что-нибудь попить.

— Слушаюсь, миледи! — расцвела от удовольствия девчушка.

— Захвати кубок для Аланны, — прокричала я ей вслед, пока она буквально неслась к дверям, чтобы исполнить мое поручение.

— Разумеется, миледи! — бросила нимфетка через плечо, прежде чем исчезнуть за створкой арочных дверей, ведущих на кухню.

Иногда мне было чертовски приятно ощущать себя Возлюбленной Эпоны. Ладно, признаюсь — это случалось чаще, чем иногда. Поймите правильно: я купалась в роскоши и народной любви. Мне прислуживала целая толпа расторопных девушек, чьей единственной целью в жизни было предугадывать мое малейшее желание, не говоря уже о шкафах с изумительными нарядами и шкатулках, доверху набитых — уймись, сердце! — драгоценностями. Множеством драгоценностей.

Скажу прямо, я жила далеко не по средствам оклахомской учительницы старших классов. Неудивительно.

Я оттерла руку, развернулась к столу и заметила, что Аланна внимательно за мной наблюдает.

— Что?… — По моему тону сразу стало понятно, что я возмущена.

— В последнее время вы какая-то бледненькая.

— Как чувствую себя, так и выгляжу, — буркнула я, но попыталась загладить неприятное впечатление, улыбнулась и перешла на миролюбивый тон: — Не волнуйся, у меня просто легкий приступ Э…Э… — думай, училка! — лихорадки, — наконец договорила я, довольная своей сообразительностью.

— В течение семи дней? — Клянусь, сейчас она напоминала скорее мать, чем лучшую подругу, — Я наблюдала за вами, Рия. Вы питаетесь не так, как раньше, и, по- моему, худеете.

— Ну и что?… Обыкновенная простуда. Тем более в такую погоду.

— Рия, скоро наступит зима.

— Подумать только, когда я впервые здесь оказалась, то решила, что в Партолоне никогда не бывает зимы.

Я многозначительно посмотрела на ближайшую стену, фреска на которой запечатлела особу, поразительно похожую на меня, верхом на серебристо-белой кобыле, с выставленной на весь свет обнаженной грудью — моей, а не кобылы. При этом с десяток едва прикрытых дев — по крайней мере, предполагалось, что они девы, — резвились вокруг, разбрасывая повсюду цветы.

— Рианнон предпочитала, чтобы фрески изображали сцены из весенних и летних ритуалов, — звонко рассмеялась Аланна, — Она получала удовольствие от легких одежд.