logo Книжные новинки и не только

«Обожженная» Кристин Каст, Ф. К. Каст читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Ф. К. Каст, Кристин Каст Обожженная читать онлайн - страница 1

Ф. К. Каст, Кристин Каст

Обожженная

БЛАГОДАРНОСТИ

От Ф.К.:

Эта книга никогда не появилась бы на свет, если бы трое совершенно особенных мужчин не открыли мне свои истории, свои жизни и свои сердца. Я в огромном долгу перед Шорсой Уоллисом, Аленом Макхалпином и Аланом Торрансом. Хочу сразу предупредить, что все ошибки в пересказе ирландских и шотландских мифов, а также беллетризованной истории этих стран исключительно на моей совести. Воины, спасибо вам огромное! И еще: отдельное спасибо тебе, Денис Торренс, за то, что спас меня от избыточного тестостерона клана Уоллиса!

Во время сбора материалов по острову Скай я обосновалась в чудесном отеле «Торавейг хауз», и хочу выразить огромную благодарность персоналу, сделавшему мое пребывание там таким приятным — несмотря на то, что даже им не удалось справиться с местным дождем!

Чтобы закончить книгу, мне нередко приходится уединяться в так называемой «писательской пещере», как называют мои убежища друзья и родственники. Во время работы над «Обожженной» моя пещера была очень приятной благодаря стараниям Паавана Ароры из «Гранд Кайман Ритц Карлтон» и Хизер Локингтон и ее волшебного персонала из восхитительного отеля «Коттон Три». Спасибо вам, спасибо, что помогли сделать «Кайман» своим вторым домом и спрятаться от мира, чтобы писать, писать и писать.

В этой книге я часто использовала древнешотландский или гэльский язык. Да, он очень труднопроизносимый (совсем как язык чероки) и имеет несколько различных диалектов (совсем как язык чероки). С помощью моих шотландских консультантов я в основном использовала далриадский и галловейский диалекты западного побережья Шотландии и северо-восточного побережья Ирландии. Эти диалекты относятся к гойдельской или гаэльской подгруппе кельтских языков. Все ошибки и ляпы — исключительно мои.

От Кристин:

Большое спасибо тренеру Марку из летнего тренировочного лагеря Талсы и центру «Прешэз боди-арт» за то, что помогли мне почувствовать себя сильной, уверенной в себе и красивой.

И спасибо «Шонус» за покой и тишину!


От Ф.К. С. и Кристин:

Как всегда, мы хотим поблагодарить нашу команду издательства «Сант-Мартин Пресс»: Дженифер Уейс, Энн Бенсон, Мэтью Шир, Энн Мэри Толлберг и блестящую команду дизайнеров, которые продолжают делать для нас волшебные обложки! МЫ ЛЮБИМ «Сант-Мартин Пресс»!

Отдельное спасибо агентству «МК Адвертайзинг» за чудесную работу над нашими веб-сайтами www.pccast.netи www.houseofnightseries.com.

Как обычно, мы с Кристин выражаем свою любовь и благодарность нашей замечательной подруге и агенту Мередит Бернстайн. Без нее «Дом Ночи» никогда не состоялся бы.

И, наконец, огромное спасибо нашим верным фанатам! Вы безоговорочно лучшие!

ОБ АВТОРАХ

Филис Кристин Каст родилась на Среднем Западе США. С детства у нее было две страсти: лошади и мифология — и Филис верна им до сих пор. После окончания школы Ф. Каст отправилась служить в военно-воздушные силы США. Закончив службу, она работала преподавателем литературы в школе г. Талса, штат Оклахома.

Пятнадцать лет Каст учила старшеклассников творчески анализировать произведения английских и американских классиков, а потом взялась за перо сама. Первый роман писательницы «Богиня по ошибке» («Divine by Mistake») вышел в 2001 году. Дебют Филис Каст оказался очень удачным. Начинающий автор получила нескольких престижных литературных премий, а также была удостоена ежегодной всеамериканской премии читательских симпатий.

В каждом своем произведении Филис Каст обращается к мифологии народов мира, сплетая древние сказания с современной жизнью. «Дом Ночи» не стал исключением. Заявка на серию, ставшую мировым бестселлером, была подана автором в издательство еще в 2003 году, задолго до выхода первой книги «Сумеречной саги» Стефани Майер.

Когда несколько глав первой книги серии «Меченая» были написаны, Филис дала почитать рукопись своей 19-летней дочери Кристин. Исправления той улучшили текст, герои стали более яркими и запоминающимися, заговорив на языке современной молодежи. После чего мать и дочь Каст приняли решение писать вместе.

«Меченая» и последующие книги серии «Дом Ночи» стали очень популярными в США и Европе, попав в первую пятерку рейтинга бестселлеров USA Today и The Wall Street Journal. После выхода пятой книги серии «Загнанная» (Hunted) критики, перебивая друг друга, восклицали: «Посторонись, Стефани Майер!». Всего в серии «Дом Ночи» запланирован выход 12 книг.

Кристин Каст — студентка университета, одна из самых юных авторов США. Она пишет рассказы и стихи и была удостоена наград как молодой автор в области журналистики и в жанре поэзии. В одном из интервью на вопрос о ее заветном желании Кристин Каст ответила: «Я хочу быть счастливой. Конечно, это непросто, но без этого ничего не сделаешь».

Читайте информацию о писательницах и серии «Дом Ночи» на Официальном сайте русского издания серии «Дом Ночи» www.houseofnight.ru.

Глава 1

Калона


Калона поднял руки. Он ни секунды не колебался. В том, что следует сделать, у Бессмертного не было ни малейших сомнений. Никому и ничему не позволялось становиться у него на пути, а этот человеческий мальчишка оказался как раз между ним и тем, что он желал. Нет, Калона не испытывал особого желания убивать парня, но и не особенно хотел оставлять в живых. Это была просто необходимость.

Бессмертный не чувствовал ни сожаления, ни раскаяния. Собственно говоря, за долгие столетия, прошедшие после своего падения, он почти полностью разучился чувствовать. И с привычным равнодушием свернул парню шею, положив конец его жизни.

— Нет!

В этом единственном слове было столько муки, что сердце Калоны обратилось в лед. Выронив безжизненное тело, он резко развернулся и увидел бежавшую ему навстречу Зои.

Их глаза встретились. Ее взгляд был полон ненависти и отчаяния.

В глазах Калоны застыло бессмысленное отрицание. Он пытался найти слова, которые могли бы заставить ее понять — и простить его. Но ничто не могло изменить того, что она увидела, и даже если Бессмертный мог сотворить невозможное, у него не осталось на это времени.

Потому что Зои швырнула в него всю силу стихии духа. Удар сокрушил Бессмертного, поразил его силой, находившейся за гранью физического. Дух был сутью и сущностью Калоны, эта стихия питала его на протяжении столетий, именно она давала ему уверенность и великую силу.

Бросок Зои опалил его. Сила удара была настолько велика, что подняла Бессмертного в воздух и перебросила через высокую каменную стену, отделявшую остров вампиров от Венецианского залива. Ледяная вода поглотила его и поволокла вниз. На какой-то миг боль настолько оглушила Калону, что он перестал бороться.

«Возможно, пора оставить эту мучительную борьбу за жизнь со всеми ее прелестями. Возможно, стоит вновь позволить ей победить себя», — но не успел Бессмертный подумать об этом, как вдруг почувствовал, что произошло. Душа Зои разлетелась на куски, и ее дух покинул землю с той же неизбежностью, с какой падение когда-то перенесло его самого из одного мира в другой.

Это открытие поразило его сильнее, чем полученный удар.

Только не Зои! Калона никогда не хотел причинить ей вреда. Несмотря на все козни Неферет, вопреки всем уловкам и планам Т-си Сги-ли, он продолжал упрямо стоять на своем и готов был использовать всю свою колоссальную силу для защиты Зои. Ибо она была его единственным средством приблизиться к Никс в этом мире — единственном, оставшемся для него мире.

В попытке прийти в себя после удара Зои Калона рывком поднял свое тяжелое тело из цепких объятий волн — и осознал всю правду. Это из-за него душа Зои покинула тело. И теперь она умрет.

С первым глотком воздуха из груди Бессмертного исторгся душераздирающий, исполненный муки, вопль, эхом повторивший ее последнее слово:

— Нет!

Неужели он мог поверить, что после падения у него не осталось никаких чувств? Он был глупцом, он ошибался — чудовищно ошибался.

Чувства терзали Калону, пока он рывками летел над самой водой; они кромсали его и без того израненный дух, восставали против, ослабляя и обескровливая его душу. Мутным, гаснущим взором он взирал на лагуну, болезненно морщась от света огней, обозначавших землю.

Ему ни за что туда не добраться. Где-то там был его дворец. У него не было выбора. Собрав последние остатки сил, Бессмертный рассек крыльями холодный воздух, тяжело взлетел над стеной и рухнул на мерзлую землю. Он не знал, как долго пролежал так в стылой тьме разорванной ночи, позволив чувствам терзать свою потрясенную душу.

Каким-то отдаленным уголком разума Калона уже понимал, что с ним случилось. Он снова пал, только на этот раз больше духом, чем телом, хотя тело тоже больше не хотело ему подчиняться.

Он почувствовал ее присутствие раньше, чем она заговорила. Так у них сложилось с самого начала, и уже неважно, хотел он этого или нет. Они просто чувствовали друг друга.

— Ты допустил, чтобы Старк увидел, как ты убил этого мальчишку! — голос Неферет был холоднее зимнего моря.

Калона повернул голову, чтобы видеть что-нибудь, кроме носка ее туфли на шпильке. Подняв на нее глаза, он поморгал, пытаясь вернуть себе ясность взора.

— Случайность, — хрипло прошептал он, когда голос вернулся. — Зои не должна была быть там!

— Случайности неприемлемы, однако меня нисколько не расстраивает то, что она там оказалась. Откровенно говоря, результат оказался весьма и весьма терпимым.

— Ты знаешь о том, что ее душа раскололась?

Калона ненавидел неестественную слабость своего голоса и странное онемение всего тела почти так же сильно, как свое вечное бессилие перед ледяной красотой Неферет.

— Думаю, почти все вампиры на острове уже знают об этом. Узнаю малышку Зои — разве она могла убраться потихоньку? Меня больше интересует, сколько вампиров почувствовали удар, который эта крошка нанесла тебе перед уходом?!

Неферет задумчиво побарабанила длинным острым ногтем по подбородку.

Калона промолчал, изо всех сил пытаясь сосредоточиться и собрать воедино рваные клочья своего раненого духа, но земля, к которой он прижимался, почему-то оставалась слишком реальной, и у него не было сил воспарить над ней и напитать свою душу легчайшими фрагментами Потустороннего мира, проплывавшими над его головой.

— Нет, просто не могу себе представить, чтобы кто-то из них мог это почувствовать, — продолжала Неферет своим самым холодным и деловитым тоном. — Никто из них не связан с Тьмой, то есть с тобой, так крепко, как я. Не так ли, любовь моя?

— Мы неразрывно связаны, — выдавил Калона, и ему вдруг захотелось, чтобы эти слова оказались неправдой.

— В самом деле… — протянула Неферет, все еще глубоко погруженная в свои мысли. Внезапно ее глаза расширились, словно ее вдруг осенило. — Я долго размышляла над тем, каким образом эта А-я сумела ослабить тебя, могучего Бессмертного так сильно, что даже глупые старухи чероки без труда заточили тебя под землей. Кажется, малышка Зои только что дала мне разгадку, которую ты столь тщательно от меня скрывал. Твое могучее тело может быть повержено, но только через твой дух. Весьма любопытно, ты не находишь?

— Я исцелюсь, — ответил Калона, вложив в голос все свои силы. — Верни меня на Капри, во дворец. Перенеси прямо на его крышу, поближе к небу, и я восстановлю свои силы.

— Думаю, так оно и было бы. Ах, мне так хотелось бы это сделать, любовь моя. Но у меня относительно тебя другие планы, — Неферет подняла руки и протянула их над распростертым телом Калоны.

Продолжая говорить, она принялась водить своими длинными пальцами по воздуху, выписывая странные фигуры и, напоминая паука, плетущего свою паутину.

— Я не позволю Зои снова помешать нам. — Расколовшаяся душа — это смертный приговор. Зои нам больше не помеха, — заявил Бессмертный, понимающе глядя на Неферет.

Она призывала липкую черноту, которую он слишком хорошо знал. Калона целую вечность сражался с этой Тьмой, пока не перешел под ее холодную власть. И теперь эта самая Тьма знакомо пульсировала и трепетала под пальцами Неферет.

«Откуда у нее сила, чтобы командовать Тьмой? — странный вопрос эхом погребального колокола проплыл в его измученном мозгу. — У Верховной жрицы не может быть такой власти».

Но Неферет уже не была обычной Верховной жрицей. Некоторое время назад она переросла границы этой роли и теперь без труда контролировала вызванную ей самой клубящуюся тьму.

«Она становится Бессмертной», — понял Калона, и при этой мысли к чувствам сожаления, отчаяния и гнева, кипевшим в душе Павшего воина Никс, добавилось еще одно чувство. Это был страх.

— На первый взгляд, это самый настоящий смертный приговор, — неторопливо произнесла Неферет, вытягивая из ниоткуда все новые и новые чернильно-черные нити, — но у нашей Зои есть на редкость досадная привычка выживать. Однако на этот раз я собираюсь позаботиться о том, чтобы она на самом деле умерла.

— Ее душа тоже обладает привычкой к перерождению, — напомнил Калона, намеренно пытаясь вывести Неферет из себя, чтобы отвлечь ее внимание.

— Значит, я буду убивать ее снова и снова! — Гнев, вызванный его неосторожными словами, лишь помог Неферет еще больше сосредоточиться. Выпряденная из воздуха тьма сгустилась и с все возрастающей силой завертелась вокруг нее.

— Неферет! — Калона попытался подольститься к ней, назвав по имени. — Ты понимаешь, чем пытаешься повелевать?

На этот раз она удостоила его взгляда, и Бессмертный впервые увидел зловещий красный огонек, поселившийся в глубине ее глаз.

— Разумеется, понимаю. Я повелеваю тем, что эти жалкие существа называют злом.

— Я не жалкое существо, но я тоже называю это злом.

— Ах, милый, на протяжении долгих столетий ты никогда не называл это так, — злобно рассмеялась Неферет. — Но в последнее время я стала замечать, что ты все глубже уходишь в тень собственного прошлого, вместо того чтобы наслаждаться прекрасной темной силой настоящего. И я знаю, кто в этом виноват.

С огромным усилием Калона заставил себя принять сидячее положение.

— Нет, милый. Я не хочу, чтобы ты шевелился, — Неферет махнула пальцем, и в тот же миг плотная нить тьмы обвилась вокруг шеи Калоны, затянулась петлей и рванула его вниз, опрокидывая на землю.

— Чего ты от меня хочешь? — прохрипел он.

— Я хочу, чтобы ты последовал за духом Зои в Потусторонний мир и убедился, что ни один из ее друзей, — это слово Неферет произнесла с откровенной издевкой, — не сможет уговорить этот дух вновь вернуться в покинутое тело.

Ужас пронзил Бессмертного.

— Но Никс изгнала меня из Потустороннего мира! Я не могу последовать за Зои!

— Ты ошибаешься, любовь моя. Видишь ли, твоя беда в том, что ты склонен мыслить чересчур буквально. Никс изгнала тебя, ты пал с небес и не можешь вернуться обратно. На протяжении долгих веков ты послушно верил в то, что так оно и есть. Что ж, формально ты действительно не можешь вернуться.

Неферет театрально вздохнула, а Калона, не отрываясь, смотрел ей в лицо.

— Но тут есть одна маленькая оговорка. С небес был изгнан не ты, а твое роскошное тело. Разве Никс говорила что-то о твоей бессмертной душе?

— Но ей и не нужно было об этом говорить! Если душа надолго покидает тело, тело умирает!

— Но твое тело бессмертно, а, следовательно, оно может безо всякого вреда отпустить от себя душу, — пояснила Неферет.

Калона тщетно пытался подавить ужас, пронзивший все его существо при этих словах.

— Ты права, я не могу умереть, но это не означает, что со мной ничего не случится, если дух надолго покинет мое тело.

«Я могу состариться… сойти с ума… превратиться в бессмертную оболочку самого себя» — возможности, одна другой страшнее, проносились в его голове.

Неферет беспечно пожала плечами.

— В таком случае тебе придется сделать свою работу как можно быстрее, чтобы вернуться в свое прекрасное бессмертное тело до того, как оно будет непоправимо испорчено, — она соблазнительно улыбнулась Калоне и добавила: — Я буду очень огорчена, если что-нибудь с ним случится, любовь моя.

— Не делай этого, Неферет! Ты приводишь в действие силы, которые неизбежно потребуют платы. Поверь мне, последствия будут столь ужасны, что даже ты пожалеешь о содеянном!

— Не смей угрожать мне! Я освободила тебя из заточения. Я любила тебя. А потом на моих глазах ты начал бегать на задних лапках перед этой самоуверенной девчонкой! Я хочу, чтобы она убралась из моей жизни! Последствия? Я к ним готова! Я больше не слабая и жалкая Верховная жрица законопослушной богини. Неужели ты до сих пор этого не понял? Не будь ты столь ослеплен этой недолеткой, мне бы не пришлось говорить тебе всего этого. Так знай же, что отныне я бессмертная — такая же, как ты, Калона!

Ее голос стал страшным, теперь в нем звучала сверхъестественная сила.

— Мы с тобой идеально подходим друг другу. Когда-то ты тоже в это верил и поверишь снова, когда Зои Редберд перестанет стоять на нашем пути.

Калона молча смотрел на нее, понимая, что Неферет окончательно и бесповоротно сошла с ума, но это безумие каким-то непостижимым образом лишь усиливало ее страшную власть и красоту.

— Итак, что я задумала сделать… — деловито продолжала Неферет. — Я собираюсь спрятать твое бессмертное сексуальное тело глубоко под землей, а дух отправить в Потусторонний мир следом за Зои, чтобы она уже никогда не могла вернуться обратно.

— Никс этого не допустит! — вырвалось у Калоны прежде, чем он сумел себя сдержать.

— Никс всем и всегда дает свободу выбора. Как ее бывшая Верховная жрица я точно знаю, что она позволит тебе свободно избрать духовное путешествие по Потустороннему миру, — лукаво проворковала Неферет. — И помни, любовь моя, что, добившись смерти Зои, ты уничтожишь последнее препятствие к нашему совместному правлению. Наше могущество будет безграничным в этом мире современных чудес. Ты только представь, любимый — мы поработим людей и восстановим правление вампиров во всей его красоте, страстности и безграничной мощи. Вся земля будет нашей! Мы вновь оживим наше славное прошлое.

Это был очень меткий удар. Калона мысленно проклял себя за то, что когда-то посвятил Неферет в свои сокровенные мечты. Он доверял ей, поэтому Неферет знала самое главное: поскольку Калона не был Эребом и не мог править вместе с Никс в Потустороннем мире, ему безумно хотелось воссоздать на земле как можно больше того, чего он был навсегда лишен.

— Я знаю, любовь моя, что когда ты хорошенько все обдумаешь, то поймешь: у нас нет другого выхода, кроме как послать тебя следом за Зои и окончательно разорвать связь между ее душой и телом. Это простое испытание полностью отвечает твоим сокровенным желаниям!

Неферет сообщила об этом с такой небрежностью, словно они вместе выбирали материал для ее нового платья.

— Но как я найду душу Зои? — спросил Калона, пытаясь подстроиться под ее тон. — Потусторонний мир настолько огромен, что только богам и богиням по силам обойти его целиком.

Ласковое выражение сбежало с лица Неферет, отчего ее жестокая красота стала еще более грозной.

— Не притворяйся, будто у тебя нет связи с ее душой! — Бессмертная Т-си Сги-ли с шумом втянула в себя воздух и, немного успокоившись, продолжала: — Признайся, милый, что ты можешь найти Зои даже там, где ее никто не сможет отыскать. Что ты выбираешь, Калона? Править на земле вместе со мной или остаться жалким рабом своего прошлого?