logo Книжные новинки и не только

«Пробужденный» Кристин Каст, Ф. К. Каст читать онлайн - страница 1

Ф. К. Каст, Кристин Каст

Пробужденный

Как всегда, мы хотим поблагодарить семью издательства «Сант-Мартин Пресс»; здорово, что можно еще раз признаться в искренней любви и уважении к своим издателям!

Мы обожаем своего агента Мередит Бернстайн, без которой «Дом Ночи» никогда не состоялся бы.

И огромное спасибо нашим верным фанатам — самым умным, самым крутым, самым лучшим читателям во всей Вселенной! Особая благодарность нашим приверженцам из родного города, сделавшим путешествие в Дом Ночи Талсы таким увлекательным.

Сердечная любовь Стивену Шварцу, позволившему нам использовать слова его волшебной песни. (Джек тоже обожает тебя, Стивен!)

Р. Бл. Джошуа Дину из Филлиса: Спасибо за цитаты. Хей-хо!

ОБ АВТОРАХ

Филис Кристин Каст родилась на Среднем Западе США. С детства у нее было две страсти: лошади и мифология — и Филис верна им до сих пор. После окончания школы Ф. Каст отправилась служить в военно-воздушные силы США. Закончив службу, она работала преподавателем литературы в школе г. Талса, штат Оклахома.

Пятнадцать лет Каст учила старшеклассников творчески анализировать произведения английских и американских классиков, а потом взялась за перо сама. Первый роман писательницы «Богиня по ошибке» («Divine by Mistake») вышел в 2001 году. Дебют Филис Каст оказался очень удачным. Начинающий автор получила нескольких престижных литературных премий, а также была удостоена ежегодной всеамериканской премии читательских симпатий.

В каждом своем произведении Филис Каст обращается к мифологии народов мира, сплетая древние сказания с современной жизнью. «Дом Ночи» не стал исключением. Заявка на серию, ставшую мировым бестселлером, была подана автором в издательство еще в 2003 году, задолго до выхода первой книги «Сумеречной саги» Стефани Майер.

Когда несколько глав первой книги серии «Меченая» были написаны, Филис дала почитать рукопись своей 19-летней дочери Кристин. Исправления той улучшили текст, герои стали более яркими и запоминающимися, заговорив на языке современной молодежи. После чего мать и дочь Каст приняли решение писать вместе.

«Меченая» и последующие книги серии «Дом Ночи» стали очень популярными в США и Европе, попав в первую пятерку рейтинга бестселлеров USA Today и The Wall Street Journal. После выхода пятой книги серии «Загнанная» (Hunted) критики, перебивая друг друга, восклицали; «Посторонись, Стефани Майер!». Всего в серии «Дом Ночи» запланирован выход 12 книг.

Кристин Каст — студентка университета, одна из самых юных авторов США. Она пишет рассказы и стихи и была удостоена наград как молодой автор в области журналистики и в жанре поэзии. В одном из интервью на вопрос о ее заветном желании Кристин Каст ответила: «Я хочу быть счастливой. Конечно, это непросто, но без этого ничего не сделаешь».

Читайте информацию о писательницах и серии «Дом Ночи» на Официальном сайте русского издания серии «Дом Ночи» www.houseofnight.ru.

Глава 1

Неферет


Красивое открытое лицо, услужливый взгляд, ярко-синие глаза, сияющий в полумраке освещенной свечами спальни так же ярко, как несколькими часами раньше, когда Неферет наблюдала за его тренировкой во дворе замка. Тогда юноша пробудил в ней желание, и всего одного манящего взгляда оказалось достаточно, чтобы он с радостью отправился к ней в спальню, где безуспешно, хотя с огромным старанием, попытался доказать, что он был богом ничуть не хуже своего тезки.

Проблема заключалась в том, что Неферет делила ложе с настоящим бессмертным, поэтому, слишком хорошо понимала, каким жалким самозванцем был бедняга Кронос.

— Дыханием, — ответила она, со скукой посмотрев в услужливые синие глаза.

— Дыханием, Богиня? — Он непонимающе сдвинул брови, окруженные татуировкой в виде шестопера, казавшегося Неферет больше похожим на цветистый фейерверк, который запускают людишки на День независимости.

— Ты спросил, чем заслужил мою немилость, и я тебе ответила: дыханием. И тем, что находишься слишком близко. Вот чем. Тебе пришло время покинуть мою постель. — Неферет со вздохом пошевелила пальцами, отпуская его. — Уходи. Сейчас же.

Она чуть не расхохоталась, увидев, как его лицо исказилось от боли и растерянности.

В углу спальни нетерпеливо заколыхались густые тени. Неферет не приглашала их, но чувствовала их нарастающее беспокойство. Оно доставляло ей удовольствие.

— Кронос, ты был забавен, и на краткое время доставил мне удовольствие. — Неферет снова прикоснулась к нему, на этот раз не так нежно, и ее ногти оставили два параллельных вздувшихся рубца на мощном предплечье Кроноса. Молодой воин не поморщился и не отшатнулся. Напротив, он затрепетал от ее прикосновения, его дыхание участилось.

Неферет улыбнулась. Она поняла, что боль доставляет ему наслаждение в тот самый миг, когда впервые заглянула ему в глаза.

— Если позволишь, то я краткий миг превращу в долгий час удовольствий, — прошептал Кронос.

Неферет улыбнулась. Высунув язык, она медленно облизнула губы, не спуская глаз с Кроноса.

— Возможно, когда-нибудь. Но сейчас я требую, чтобы ты оставил меня и, разумеется, продолжал боготворить.

— Боготворить тебя здесь и сейчас, это все, чего жаждет твой воин! — Прошептал Кронос, лаская ее голосом, и тут же совершил непоправимую ошибку, прикоснувшись к Неферет.

Как будто он имел право дотрагиваться до нее!

Как будто ее желания значили меньше, чем его страсть и потребность!

На Неферет мгновенно нахлынуло эхо далекого прошлого, вырвавшееся из глубокой могилы воспоминаний — воспоминаний о том времени, которое она надеялась навсегда похоронить вместе со своей человечностью. На миг она вернулась в детство, чтобы снова ощутить грубое прикосновение отца и почувствовать зловонный запах его нечистого, пропитанного алкоголем дыхания.

Ее реакция была молниеносной. Не задумываясь, Неферет убрала руку с предплечья воина и протянула ее, ладонью вверх, в сторону ближайшего клубка теней, кишевших в углу спальни.

Тьма откликнулась на ее прикосновение еще быстрее, чем Кронос. Неферет затрепетала от радости, почувствовав, как смертоносный холод изгоняет подступившие воспоминания. Небрежным движением руки она напустила Тьму на Кроноса.

— Я вижу, ты любишь боль? Так отведай моего холодного огня.

Повинуясь приказу Неферет, Тьма ринулась на Кроноса, впилась в его юную гладкую кожу и принялась кромсать в кровавые лоскуты сильную руку, которую Неферет так недавно ласкала. Воин застонал, но на этот раз уже не от удовольствия, а от страха.

— А теперь делай то, что я приказала. Оставь меня. И запомни, молодой воин, только Богиня решает — кто, когда и как будет дотрагиваться до нее. Не повторяй своей ошибки.

Схватившись за кровоточащую руку, Кронос почтительно поклонился Неферет.

— Да, о Богиня моя.

— Какая именно богиня? Уточни, воин! Я не желаю, чтобы меня называли двусмысленными именами!

— Реинкарнация Никс! — мгновенно поправился Кронос. — Это титул Богини моей, так зовут ее в мире.

Прищуренный взгляд Неферет потеплел, а разгневанное лицо вновь стало маской красоты и милосердия.

— Очень хорошо, Кронос. Очень хорошо. Видишь, как легко доставить мне удовольствие?

Завороженный нежным взглядом ее изумрудных глаз, юноша кивнул, а потом прижал к сердцу сжатую в кулак правую руку.

— Да, о Богиня моя! Да, о Никс! — сказал он, пятясь из ее спальни.

Неферет снова улыбнулась. Неважно, что она не была инкарнацией Никс. На самом деле Неферет совсем не собиралась довольствоваться ролью земного воплощения Богини.

— Это подразумевает, что я ниже настоящей Богини, — пояснила она, роившимся вокруг нее теням. Неферет интересовала только власть, поэтому если титул «Инкарнации Никс» позволял ей получить эту власть, особенно над Сынами Эреба, то она была готова его принять. — Но я жажду большего — гораздо большего! Я не собираюсь вечно прятаться в тени Богини.

Очень скоро наступит время для следующего шага, и Неферет не сомневалась, что сумеет склонить часть Сынов Эреба на свою сторону. Пусть ее сторонников будет пока слишком мало, чтобы решить исход битвы, однако достаточно, чтобы расколоть этический кодекс воинов, заставив брата идти против брата.

«Ох уж эти мужчины! — презрительно подумала Неферет. — Как легко они позволяют одурачить себя личиной красоты и громкими титулами, как просто дают себя использовать!»

Эта мысль была приятной, но не настолько умиротворяющей, чтобы удержать Неферет в постели. Поспешно встав, она запахнулась в шелковую мантию и вышла из спальни в коридор. Она не задумывалась над тем, куда идет, ноги сами несли ее к лестнице, ведущей в подземелье замка.

Густые тени ползли за Неферет по пятам, словно железные змеи, притянутые магнитом ее нарастающего возбуждения. Неферет знала, что они следуют за ней. Она знала, что они опасны, и что они питаются ее страхом, гневом и волнением. И в то же время присутствие Тьмы необъяснимым образом успокаивало ее.

Всего однажды она вдруг замерла на ступенях лестницы.

«Зачем я снова иду туда? Почему позволила ему потревожить свои ночные раздумья?»

Неферет покачала головой, отгоняя эти беззвучные мысли, и громко крикнула в темноту узкой пустынной лестницы, обращаясь к Тьме, внимательно застывшей вокруг нее:

— Я иду, потому что хочу этого! Калона — мой супруг. Он весь изранен на службе у меня. Поэтому совершенно естественно, что я думаю о нем.

С самодовольной улыбкой Неферет продолжила спускаться по винтовой лестнице, с привычной легкостью отогнав от себя правду: Калона был изранен потому, что она заманила его в ловушку, а потом силой заставила служить себе.

Неферет сошла в подземелье, много столетий тому назад вырубленное в скалистой земле острова Капри, и неслышно двинулась по освещенному факелами коридору. Сын Эреба, стороживший тяжелую дверь с зарешеченным окном, вздрогнул при ее появлении.

Неферет улыбнулась еще шире. Изумленный взгляд воина, в котором отчетливо читался страх, говорил о том, что у нее с каждым днем все лучше получается незаметно появляться из темноты, словно тень из сгустка теней. Настроение Неферет сразу улучшилось, но не настолько, чтобы смягчить теплотой улыбку или сдержать холодную жестокость, прозвучавшую во властном голосе.

— Уйди. Я хочу остаться наедине со своим супругом.

Сын Эреба заколебался всего на мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы Неферет приняла решение поскорее спровадить его в Венецию. Пожалуй, несчастный случай с кем-нибудь из близких воина будет достаточно убедительным поводом?

— Жрица, я вас оставляю, как вы приказали. Но буду рядом и тут же на зов ваш откликнусь, когда позовете. — Стараясь не смотреть ей в глаза, воин прижал к сердцу кулак и поклонился — слишком небрежно, как показалось Неферет.

«Жрица?» Она молча проводила глазами фигуру воина, удалявшегося по узкому коридору.

— Да, — прошептала Неферет липкой Тьме. — Я уже чувствую, что очень скоро с его женой случится какое-то непредвиденное несчастье!

Пригладив легкий шелк своего одеяния, Неферет повернулась к закрытой деревянной двери и глубоко вдохнула влажную сырость подземелья. Потом отбросила с лица густую волну рыжих волос, обнажая свою красоту, как оружие перед битвой. Один взмах руки — и дверь распахнулась. Неферет вошла внутрь.

Калона лежал на земляном полу. Неферет хотела бы сделать ему постель, но осторожность не позволяла. Нет, она вовсе не держала его в заточении! Это было лишь проявление благоразумия. Калона должен был исполнить ее приказ — для своего же блага! Если позволить ему хоть немного окрепнуть, вернуть себе хотя бы часть бессмертной силы, это может отвлечь его, а разве это им нужно? Особенно теперь, когда Калона поклялся стать мечом Неферет в Потустороннем мире и навсегда избавить их от неприятностей, которые создавала им эта паршивка Зои Редберд в реальном мире и в реальном времени.

Неферет приблизилась к его телу. Ее супруг лежал навзничь, полностью обнаженный, если не считать покрывала черных ониксовых крыльев. Грациозно опустившись на колени, Неферет прилегла на толстую меховую шкуру, которую велела постелить рядом с Калоной для своего удобства.

Вздохнув, она легко коснулась лица Калоны.

Его кожа была холодна, как всегда, но совершенно безжизненна. Он никак не реагировал на ее присутствие.

— Почему ты так долго не возвращаешься, любовь моя? Неужели ты не можешь побыстрее избавить нас от какой-то надоедливой девчонки?

Неферет снова погладила его, на этот раз ее ладонь скользнула по лицу Калоны вниз, по его шее и груди, чтобы замереть на впадине между бугристыми мышцами торса.

— Помни свою клятву и исполни ее, дабы я могла вновь распахнуть тебе свои объятия и дверь в свою спальню. Кровью и Тьмой ты поклялся мне помешать Зои Редберд вернуться в свое тело, пообещал уничтожить ее, чтобы дать мне возможность безраздельно править этим волшебным современным миром! — Неферет вновь погладила бессмертного, лукаво улыбаясь своим мыслям. — Разумеется, ты останешься при мне, когда я буду царствовать!

Паучьи нити Тьмы, густо оплетавшие беспомощное тело падшего бессмертного, оставаясь невидимыми для безмозглых Сынов Эреба, верных наушников Высшего совета, жадно затрепетали и принялись тереться своими ледяными щупальцами о руку Неферет. Мгновенно отозвавшись на этот возбуждающий холод, Неферет подставила Тьме ладонь, позволив ей обвиться вокруг своего запястья и начать легонько покусывать кожу — не настолько глубоко, чтобы причинить невыносимую боль, но достаточно, чтобы насытить вечную жажду крови, сжигающую все порождения мрака.

«Помни свою клятву…»

Эти слова обрушились на нее, как порыв ветра на голые ветви обнаженных зимой деревьев. Неферет нахмурилась. Ей не нужно напоминать о данных обещаниях. Она всегда помнила о своей клятве.

В качестве платы за то, что Тьма поработила Калону и заставила его душу отправиться в Потусторонний мир, Неферет пообещала принести ей в жертву невинную жизнь, которую злу не удалось запятнать.

«Клятва нерушима. Ты исполнишь ее, даже если Калона потерпит поражение, Тси-Сги-ли…» — снова донесся шепот.

— Калона не потерпит поражения! — закричала Неферет, взбешенная тем, что Тьма смеет грозить ей. — Но даже если это случится, я буду держать его дух в рабстве до скончания его бессмертных дней, поэтому поражение Калоны тоже станет моей победой! Но поражения не будет, — медленно и раздельно повторила она, успокаивая взбудораженные нервы.

Тьма лизнула ладонь Неферет. Слабая боль доставила ей удовольствие, поэтому Неферет ласково посмотрела на извивающиеся щупальца, словно они были игривыми котятами, соперничавшими за ее внимание.

— Наберитесь терпения, милые. Он еще не закончил свою задачу. От моего Калоны осталась одна оболочка. Я полагаю, Зои до сих пор чахнет в Потустороннем мире — не жива, но и, к величайшему моему сожалению, до сих пор не мертва.

Нити, обвившие ее запястье, задрожали, и Неферет вдруг почудилось, что откуда-то издалека до нее доносятся раскаты язвительного хохота.

Но она не успела задуматься над смыслом этого знака или задаться вопросом о том, звучал ли смех в реальности или был всего лишь свидетельством расширения мира Тьмы, стремительно пожиравшего остатки привычной реальности, как беспомощное тело Калоны вдруг судорожно задергалось, и бессмертный с хриплым стоном втянул в себя воздух.

Неферет впилась глазами в его лицо, поэтому с ужасом увидела, как он поднял веки, обнажив окровавленные провалы пустых глазниц.

— Калона! Любимый мой! — Неферет упала на колени и склонилась над Бессмертным, лихорадочно ощупывая руками его лицо.

Тьма, только что ласкавшая ее запястья, вдруг запульсировала, мгновенно налившись силой так, что Неферет невольно содрогнулась, но в следующий миг черные щупальца покинули ее, присоединившись к мириадам своих собратьев, сплошной черной паутиной кишевших под каменным потолком подземелья.

Прежде чем Неферет успела приказать им вернуться и объяснить свое возмутительное поведение, откуда-то с потолка полыхнула ослепительная вспышка света, такого яркого и неистового, что ей пришлось закрыть лицо рукой.

Паутина Тьмы сомкнулась, с неземной силой прорвалась сквозь свет, оплела его и заполнила собой.

Калона разинул рот в беззвучном вопле.

— В чем дело? Я требую объяснить, что происходит! — закричала Неферет.

«Твой супруг вернулся, Тси-Сги-ли».

Неферет ошеломленно смотрела, как шар пойманного света рухнул с потолка, а потом Тьма с жутким змеиным шипением втолкнула душу Калоны через пустые глазницы обратно в тело.

Крылатый Бессмертный стал корчиться от боли. Он схватился руками за лицо и хрипло, судорожно, задышал.

— Калона! Супруг мой! — Когда-то в юности Неферет была искусной целительницей, поэтому сейчас действовала без размышлений. Она прижала свои ладони к рукам Калоны, быстро и умело сосредоточилась, а потом заговорила: — Успокой его… забери его боль… пусть его мука уйдет, как солнце уходит за горизонт, мгновенной вспышкой прорезав ждущее ночное небо.

Судороги, сотрясавшие тело Калоны, почти сразу же ослабли. Крылатый Бессмертный глубоко вздохнул. Руки его все еще дрожали, но он крепко стиснул ладони Неферет и оторвал их от своего лица. Потом открыл глаза. Теперь они снова приобрели чистый и густой оттенок янтарного виски. Он стал самим собой.

— Ты вернулся ко мне! — Неферет была так счастлива, что в первый миг едва не разрыдалась. — Твое задание выполнено! — Неферет отшвырнула щупальца, упрямо льнувшие к телу Калоны, и сурово сдвинула брови, заметив, что они не торопятся уступить ей тело возлюбленного.

— Уведи меня от земли, — голос Калоны звучал сипло от долгого молчания, но слова были вполне разборчивы. — К небу. Мне нужно увидеть небо.

— Да, конечно, любовь моя! — Неферет махнула рукой на дверь, и та растворилась. — Воин! Мой супруг проснулся. Помоги ему подняться на крышу замка!

Сын Эреба, недавно прогневивший Неферет своей строптивостью, повиновался беспрекословно, хотя и не смог скрыть своего изумления при виде внезапного воскресения Калоны.

«Подожди, то ли еще будет! — надменно усмехнулась Неферет. — Очень скоро и ты, и все остальные воины будете повиноваться только мне одной — или погибнете».

Согретая этой мыслью, она молча последовала за мужчинами из подземелья древней твердыни Капри наверх, все выше и выше, пока длинная каменная лестница не привела их на крышу.

Полночь уже миновала. Луна висела над самым горизонтом — тяжелая, желтая, но еще не совсем полная.

— Посади его на скамью и оставь нас, — приказала Неферет, указывая на резную мраморную скамейку возле самого края крыши, откуда открывался потрясающий вид на сияющее Средиземное море.

Но Неферет не замечала царившей вокруг красоты.

Она махнула рукой воину и тут же забыла о его существовании, хотя прекрасно знала, что он немедленно доложит Высшему совету о чудесном воскрешении ее супруга.

Но сейчас все это было неважно. С этим она разберется позже.

Сейчас значение имели только две вещи: Калона вернулся к ней, а Зои Редберд была мертва.