logo Книжные новинки и не только

«Сказки братьев Гримм» Филип Пулман читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Филип Пулман Сказки братьев Гримм читать онлайн - страница 5

Когда она вернулась домой, мышка снова ее спросила:

— Ну а как этого малыша нарекли?

— Середочкой, — ответила кошка.

— Середочкой? Что за имя? Никогда не слыхала! Такого и в святцах-то нет!

Жир был таким вкусным, что у кошки очень скоро опять слюнки потекли — так полакомиться захотелось.

— Бог любит троицу! — сказала она мышке. — Представляешь, меня опять пригласили на крестины. Малыш черный, как уголь, и только лапки у него беленькие. Знаешь, ведь такое нечасто случается — всего раз в несколько лет. Ты не будешь возражать, если я пойду?

— Вершочек, Середочка, — проговорила мышка. — Такими странными именами называют детишек в твоей семье, что меня сомненье берет!

— Что за вздор! — ответила ей кошка. — Сидишь дома с утра до ночи, хвостом крутишь, вот и приходит в голову разная чушь. Тебе надо почаще на свежий воздух выходить.

Мышка не знала, что и подумать, и, пока кошки не было, навела в доме чистоту и красоту.

А кошка в церкви в это время вылизала весь жир из горшочка. И соскребла с донышка лапкой последние остатки. После загляделась в свое отражение на дне горшка и подумала: «Только тогда на душе и спокойно, когда все съешь».

Домой она вернулась лишь поздней ночью.

Мышка тотчас же спросила, какое имя дали третьему малышу.

— Оно наверняка тебе тоже не понравится, — сказала кошка. — Они назвали его Последышек.

— Последышек! — воскликнула мышка. — Боже милостивый! Честно скажу — это очень подозрительное имя. Никогда раньше такого не слыхала. Что оно означает?

Потом она обернула хвостик вокруг себя и пошла спать.

С той поры больше никто не приглашал кошку на крестины. Когда наступила зима и стало совсем нечего есть, мышка подумала о горшочке с вкусным жиром, спрятанном под алтарем в церкви.

Она сказала:

— Пошли-ка, кошка, за горшочком с жиром. То-то вкусно нам будет!

— Да, — согласилась кошка. — Так же вкусно, как если бы ты высунула свой тонкий язычок из окна на улицу.

Они отправились в церковь. Горшочек стоял на прежнем месте, но, конечно же, пустой.

— Ой-ой-ой, теперь-то я начала понимать, что случилось! Вот какой ты мне истинный друг! Ни на какие крестины ты не ходила, а сама все сожрала. Сначала вершочек…

— Берегись, — сказала кошка.

— Потом середочку…

— Я тебя предупредила!

— Затем после…

— Еще одно слово и я тебя съем!

— …дышек! — сказала мышка, но было слишком поздно: кошка прыгнула на нее и проглотила.

А вы как думали? Такое в нашем мире, бывает, что и случается.


* * *

Тип сказки: ATU 15, «Воровство еды под предлогом крестин».

Источник: сказка рассказана братьям Гримм Гретхен Вильд.

Похожие истории: Джоэль Чендлер Харрис, «Как братец Кролик управился с маслом» («Полное собрание сказок дядюшки Римуса»).

Простенькая и широко известная басня. В некоторых вариантах сказка звучит непристойно: виновник преступления мажет маслом под хвостом спящего партнера, чтобы его обвинить в краже. Идею отражения в дне горшочка я позаимствовал из сказки дядюшки Римуса, которая, как и эта история, заканчивается сокрушенным вздохом по поводу несправедливости этого мира: «Так часто бывает на свете: один натворит бед, а другой отвечает за них» («Полное собрание сказок дядюшки Римуса»).

Сказка третья

Сказка о том,

кто ходил страху учиться

Один отец жил с двумя сыновьями. Старший был сметлив и умен, за что ни возьмется — все у него в руках спорится, зато младший был глуп, непонятлив и ничему научиться не мог. Все, кто его знал, говорили:

— Отец хлопот не оберется с этим мальчишкой.

Когда нужно было сделать какую-нибудь работу, все приходилось на долю старшего. Единственное, с чем не мог справиться старший сын: если отец просил его принести что-то поздней ночью и дорога лежала через кладбище или другое страшное место, он всегда говорил:

— Нет, отец, не пойду я туда. Уж очень мне страшно.

Или вечером, когда народ собирался у камелька и рассказывал всякую всячину о привидениях да домовых, слушатели восклицали:

— Страсти какие!

Младший все сидел в уголке и не мог взять в толк, что же здесь страшного.

— Вот все твердят: страшно да страшно! Не понимаю, о чем речь. Мне вот ни капельки не страшно, хотя я все слушаю так же внимательно, как и они.

Однажды отец ему и говорит:

— Ты, сын, стал большим и сильным. Уж вырос, настало время самому зарабатывать себе на хлеб. Посмотри на брата! Смотри, как он научился работать, а ты только даром хлеб проедаешь.

— Да, отец, — ответил младший сын, — мне тоже очень хочется зарабатывать. Я хочу научиться страху. Это то, чего я никогда не мог понять.

Старший брат услышал эти слова и расхохотался.

— Вот дурень! — решил он. — Ничего путного из него не выйдет. Из свиного уха шелкового кошелька не сошьешь.

Отец лишь тяжело вздохнул.

— Ну что ж, воля твоя, если ты научишься страху, вреда от этого не будет, — сказал он, — но одним страхом не прокормишься.

Через несколько дней зашел к ним в гости поболтать церковный сторож. Отец не сдержался и выложил ему как на духу свои тревоги по поводу младшего сына: какой он глупый, не может ничему научиться, ничего не понимает.

— Вот, например, — сказал он, — когда я спросил его, чем он думает зарабатывать на жизнь, ответил, что хочет научиться страху.

— Раз он действительно этого хочет, — ответил церковный сторож, — пошли его ко мне. Страх я ему обеспечу. Сразу мозги на место встанут.

— Это ты хорошо придумал, — решил отец. — Может, это ему пользу принесет.

Церковный сторож поселил паренька у себя в доме и поручил ему звонить в колокола. Как только тот научился это делать, сторож разбудил его посреди ночи, попросил подняться на колокольню и позвонить в колокол.

«Вот теперь-то ты и узнаешь, что значит страх», — подумал он про себя и, пока мальчик одевался, полез на колокольню первым.

Парнишка долез до звонницы, обернулся в поисках веревки и увидел фигуру в белых одеждах прямо за колоколом.

— Кто там? — спросил он.

Фигура была неподвижна и молчалива.

— Отвечай! — закричал младший сын. — Тебе нечего здесь делать посреди ночи!

Сторож стоял недвижимо. Он был уверен, что парень примет его за привидение.

А тот снова закричал:

— Я тебя предупредил. Отвечай мне, или я сброшу тебя с лестницы! Кто ты и чего тебе надо?

Церковный сторож подумал: «Ну, уж с лестницы-то он меня наверняка не сбросит».

И продолжал стоять неподвижно, как камень, не издавая ни звука.

Парень спросил в третий раз и, не получив ответа, завопил:

— Раз так, ты сам напросился!

Кинулся он на белую фигуру и сбросил ее с лестницы. Сторож пересчитал боками все ступеньки и, стеная, скрючился в углу. Младший же сын, увидев, что ему больше ничто не угрожает, позвонил в колокол, как ему и было поручено, а потом вернулся в кровать.

Жена сторожа все это время ждала мужа, и когда тот не появился, начала беспокоиться.

— Где мой муж? Ты его не видел? — разбудила она мальчишку. — Он поднялся на башню перед тобой.

— Откуда мне знать. Я его не видел. У перил стоял кто-то в белой простыне, ничего не отвечал и прочь не уходил. Я решил, что он задумал что-то плохое, да и сбросил его с лестницы. Сходите посмотрите, может, он и сейчас там лежит. Жаль, если это окажется ваш муж. Вот уж грохоту-то было, когда он свалился.

Жена помчалась к колокольне и нашла стонущего мужа со сломанной ногой. Она с трудом затащила его в дом и с криками побежала к отцу паренька.

— Твой сын — дурак, каких свет не видывал! Знаешь, что он наделал? Сбросил моего мужа с колокольни! Бедняга сломал ногу, и я удивляюсь, как еще остальные кости уцелели! Забирайте обратно вашего бездельника, пока наш дом вверх дном не перевернул. И больше я его видеть не желаю.

Отец пришел в ужас. Он помчался в дом церковного сторожа и вытащил сына из кровати.

— Что это ты удумал? Решил сторожа погубить? Сам дьявол навел тебя на это!

— Но, отец, — ответил ему младший сын, — я ни в чем не виноват. Я понятия не имел, что это сторож. Он стоял у колокола в белой простыне. Я его не узнал и трижды предупредил.

— Боже милостивый! — сказал отец. — Ты приносишь мне одни неприятности! Уйди с глаз долой! Больше не хочу тебя видеть!

— Я бы и рад, — ответил ему парень, — только дай дождаться утра, я уйду от тебя. Буду учиться страху, а когда научусь, стану зарабатывать этим себе на жизнь.

— Учиться страху! Делай, что хочешь, мне все равно! Вот тебе пятьдесят талеров. Возьми и иди в мир, только никому не говори, откуда ты и кто твой отец. Иначе мне будет стыдно.

— Хорошо, отец, я сделаю, как ты хочешь. Если это все, то мне несложно будет запомнить твои слова.

Едва забрезжила заря, парнишка положил пятьдесят талеров в карман и отправился в путь, все время повторяя про себя:

— Скорее бы мне научиться страху. Вот бы мне научиться страху!

Один человек шел той же дорогой и услышал эти слова. Очень скоро им на пути попалась виселица.

— Смотри, — сказал человек, — это как раз то, что тебе нужно. Видишь семь висельников, которые обвенчались здесь с веревкой и теперь учатся летать. Если сядешь под виселицей и дождешься ночи, вот страху-то натерпишься.