logo Книжные новинки и не только

«Загадка похищенной картины» Флёр Хичкок читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мне ответила женщина, и я услышала в трубке какой-то шум. Совсем рядом кто-то произнёс: «Машина скорой помощи уже выехала». Я подумала, туда ли я попала.

— Вы в опасности? — наконец спросила оператор.

— Нет, я дома, и со мной всё хорошо.

— Вы можете назвать мне свой адрес?

Я продиктовала ей адрес, повторила, что со мной всё хорошо, и попыталась объяснить, что я видела раньше.

— У него был пистолет.

— Сколько вам лет?

— Тринадцать. А что?

— А кто-нибудь из взрослых не мог сделать этот звонок?

— Нет. Ведь это я видела.

Последовала пауза.

— Во сколько примерно это было? — спросила оператор.

Я посмотрела на телефон:

— Около четверти шестого.

— Спасибо за звонок, я переведу вас к другому оператору.

Мне снова пришлось повторить тот же самый рассказ. Потом меня снова передали другому оператору. Я перестала бояться и начала чувствовать себя глупо. И злилась. После третьего пересказа одного и того же я сидела на полу, скрестив ноги и дёргая за резинку на колготках, но не вешала трубку, потому что это означало бы, что я сдалась.

— Да, — сказала я, когда меня наконец связали с тем, кто по-настоящему меня слушал. — Я видела на Риджент-стрит человека с пистолетом.

— И вы его сфотографировали?

— Да, я сделала снимок на свой телефон.

— Когда это было?

На этот раз мне не пришлось проверять.

— В четверть шестого, — ответила я.

— Мы пришлём кого-нибудь как можно скорее, — последовал ответ, и я положила трубку, надеясь, что меня восприняли всерьёз.


Глава 3

Я поднесла руку к лицу. Она по-прежнему дрожала.

— Дедушка, я никогда раньше не видела пистолет. Я имею в виду настоящий.

Дедушка кивнул. Я видела, что он слушает меня, но он ничего не говорил. Вместо этого он открыл шкаф и вытащил промасленную картонную коробку.

— Давай-ка займёмся старым мотоциклом, чтобы отвлечься.

Он подал мне банку с надписью «Паста для клапанов» и какой-то металлический предмет в форме гриба. Я взяла каплю пасты и принялась аккуратно втирать её в металл, снимая старый слой нагара. Можно было бы воспользоваться дрелью, но я предпочитала делать это вручную.

— Нет ничего лучше работы руками, — заметил дедушка, раскладывая детали на столе. — Таких больше не делают. Когда мы его починим, он будет работать вечно.

Дедушка был прав: работа успокаивала. Я уже делала это тысячу раз, слушая трансляцию футбольного матча по радио вместе с дедушкой, болтая с родителями или сидя летом на балконе.

— Тебе лучше, милая? — спросил он через пару минут. Надев старые очки, он читал древнюю инструкцию.

— Было очень страшно, дедушка.

— Не сомневаюсь, милая. Но ты поступила правильно, позвонив в полицию.

Близнецы ворвались на кухню, разбрасывая по полу детали лего. Они со смехом врезались в стол и побежали обратно.

— Ну-ка, идите отсюда! — сказала мама, уводя их в гостиную.

Я посмотрела на старые электрические часы на стене. После моего звонка прошло пятнадцать минут.

— Что происходит? — спросил папа, с трудом протискиваясь в дверь с целой стопкой коробок пиццы. — Почему вы все так взволнованы?


Полиции потребовалось сорок пять минут, чтобы приехать к нам. Это были двое мужчин в форме: они сняли шляпы, устало опустились на стулья и с благодарностью приняли от дедушки чашки со сладким чаем. У них был такой вид, словно они находились на дежурстве с раннего утра и мечтали вернуться домой. Но они отнеслись ко мне серьёзно.

— Я видела, как мужчина направил на женщину пистолет в самом центре города, когда вокруг было полно людей, — выпалила я. — Я видела это из автобуса.

Лица полицейских удивлённо вытянулись, и я заставила себя дышать медленнее. Очевидно, я произнесла слишком много слов за слишком короткий промежуток времени. И Зара выбрала именно этот момент, чтобы бросить пригоршню воздушной кукурузы в сковороду с горячим маслом. Последовавшие за этим маленькие взрывы заполнили паузу, дав полицейским возможность переварить то, что я сказала, а мне — возможность успокоиться.

Я сунула руки под мышки, чтобы унять дрожь, и изобразила на лице улыбку.

— Итак, Майя, давай с самого начала. Кто именно был в автобусе: ты или он? И какой это был автобус? — спросил высокий полицейский, глядя на детали для мотоцикла, разбросанные по столу.

— Я ехала на автобусе номер 139 по Риджент-стрит.

Он нащупал в кармане ручку и принялся записывать.

— И что именно ты видела? — спросил он, переводя взгляд с бумаги на коробку с деталями.

Я снова повторила свой рассказ:

— На улице был высокий мужчина, и он целился из пистолета в женщину. Риджент-стрит, в 17:14. Я сделала снимок, он на моём телефоне.

— Мы можем взглянуть? — спросил низкорослый полицейский.

— Да, он где-то здесь. — Я заглянула за коробки, а дедушка отодвинул их, чтобы посмотреть на столе.

— Я видел твой телефон несколько минут назад, — сказал он.

— Это старый «Дукати»? [«Дукати» — итальянская компания по производству мотоциклов.] — спросил полицейский у папы, который перекладывал коробки с пиццей, на случай если телефон попал внутрь.

Папа рассеянно моргнул.

— Мотоцикл? Понятия не имею. Спросите у неё. — И он указал на меня.

— Нет, — ответила я. — Это «Винсент».

Я отодвинула вазу с фруктами и пакеты с хлопьями и осмотрела стол. Мама принялась искать в шкафу, а Зара покончила с попкорном, опустилась на корточки и заглянула под буфет. Полицейские встали, осмотрели стулья и уставились на часы, как будто там мог материализоваться телефон.

— Он был тут несколько минут назад. Я показывала снимки маме, — сказала я, чувствуя себя глупо и с трудом сдерживая отчаяние. — Куда же он делся? У него такой розовый потрескавшийся чехол. — Я не стала объяснять, что чехол всё время сваливается, а то, что лежит внутри, разлетается на части.

— Посмотри ещё раз, — предложил дедушка, и полицейские присоединились к поискам, осматривая коробки и ползая по полу.

— Значит, это близнецы, — со вздохом сказала мама. — Ишан! — крикнула она, высовываясь в коридор. — Прешес!

Близнецы приковыляли на кухню.

— Вы видели мой телефон? — спросила я.

Прешес покачала головой и уставилась в пол. Ишан принялся переминаться с ноги на ногу и искоса поглядывать на меня. Внезапно он метнулся прочь. Мама бросилась за ним.

— Нет! — услышала я её голос и побежала за ней, чтобы посмотреть, что она нашла.

В дверях ванной лежал розовый чехол. На коврике валялись батарея и сам телефон. Экран треснул, но меня интересовала лишь карта памяти.

— Она пропала, — шепнула я. — Карта памяти пропала.

За моей спиной возник низкорослый полицейский.

— Это так важно?

Я кивнула, смахивая слёзы и сердито глядя на близнецов, которые с воплем кинулись прочь.

— Да, я изменила настройки, чтобы все снимки сохранялись на карте памяти.

— Засунь всё обратно в телефон, — сказала мама, опускаясь на четвереньки и заглядывая в трещины пола. — На всякий случай…

— Я поговорю с близнецами, — предложила Зара. — Может быть, удастся узнать, что именно они сделали.

— Я проверю, не было ли каких-то сообщений, хотя мы бы уже знали, — сказал высокий полицейский и направился на кухню, нажимая кнопки на рации.

Он что-то неразборчиво пробормотал, а потом я услышала его слова:

— Пять четырнадцать… Риджент-стрит. Подтвердите.

Я шмыгнула носом и попыталась вставить в телефон батарею. Телефон зажужжал и начал медленно возвращаться к жизни. Появилось сообщение, что карта памяти отсутствует. Я нажала на иконку «Галерея»: снимков не было.

— Простите, — сказала я. — Ничего нет…

Высокий полицейский улыбнулся. Вид у него был очень усталый.

— Ничего страшного. Пока ты ещё всё помнишь, расскажи нам, что случилось. Расскажи, кого ты видела.

Они поставили чашки на стол, достали ручки и принялись записывать.