logo Книжные новинки и не только

«Загадка похищенной картины» Флёр Хичкок читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 4

Когда полицейские ушли, мы сели к телевизору смотреть фильм о Человеке-пауке. Я расположилась между мамой и папой, а дедушка задремал в углу. В окна стучал дождь, и я то и дело вставала, чтобы выглянуть на улицу. Она была пуста.

Близнецы бегали по комнате, хватали пригоршни попкорна и ссорились из-за лего.

Мама время от времени вскакивала и принималась обыскивать комнату, но карта памяти была такой крошечной, что мы вряд ли нашли бы её.

Я почти не смотрела на экран. Все молчали, но я знала, что всем нам было не по себе.

Потом Зара пошла спать. Я последовала её примеру.

Я слышала, как мама с папой заперли дверь, а дедушка, кашляя, поднялся на чердак.

Я отодвинула штору в спальне и снова выглянула на улицу. В темноте под мостом я заметила две фигуры. Неужели это простое совпадение?

По моей спине пробежала дрожь.

— Зара! — прошептала я. — Ты не спишь?

— Нет, — ответила она.

— Мы можем лечь в одной кровати?

— Давай.

Я выбралась из постели и легла рядом с ней. Она оказалась намного теплее, чем я. Мы свернулись калачиком и согревали друг друга. Зара прижимала к груди смешного старого кролика, которого папа купил в день, когда она родилась, поэтому он был теплее нас обеих.

— Как ты? — спросила она.

— Хорошо, — солгала я.

— Это ведь неправда?

Я молча лежала, впитывая её тепло. Это всё равно что обнимать большого плюшевого медведя. Я долго молчала и думала об увиденном: о пистолете, испуганной и рассерженной женщине. О рыжеволосом мужчине. О вспышке камеры. О том, как они посмотрели на меня.

— Если по правде — мне страшно.

— Не бойся. Ты его видела, но это не значит, что он видел тебя.

— Вспышка. Они обернулись. Он смотрел прямо на меня.

— Ой! — вскрикнула Зара, крепче прижимаясь ко мне.

Мы лежали в темноте, прислушиваясь, как по железнодорожному мосту с грохотом проносятся поезда, а над домами то и дело пролетают вертолёты.

— Спеть тебе нашу песню? — наконец спросила Зара. — Которую мы будем исполнять на рождественском концерте?


На следующий день в школе я чувствовала себя несколько взвинченной, но всё шло как обычно. Мы проходили «Ромео и Джульетту» и как раз дошли до сцены смерти. Половина класса была в слезах, а остальные скучали и игрались с карандашами, заставляя их балансировать на носу.

— Итак, когда Ромео видит Джульетту, вероятно, уже мёртвую…

Карандаши полетели на пол.

Мистер Нанкивелл замолчал и вздохнул:

— Что такое, Нейтан?

— Сэр, во сколько у нас будет Тайный Санта? [Тайный Санта, или Секретный Санта, — рождественская церемония анонимного обмена подарками.] У меня футбольная тренировка, и я не хочу опоздать.

— Дай мне договорить. Итак, Ромео говорит: «Аптекарь! Быстро действует твой яд. И вот я умираю с поцелуем», сообщая зрителям, что… — Мистер Нанкивелл замолчал и уставился на Нейтана, который перекинул сумку через плечо и попытался незаметно выскользнуть из класса.

Последовала пауза. Нейтан застыл на месте. Мы все затаили дыхание.

Мистер Нанкивелл вздохнул.

— Сдаюсь, — сказал он, и тридцать стульев дружно заскребли по полу.

Ученики бросились к двери, и я увидела, как в коридоре Зара делает мне знаки. Я привстала, чтобы махнуть ей рукой, и тут зазвенел звонок.

— Что скажешь? — спросила она и помахала перед моим носом рукой с ядовито-фиолетовыми ногтями.

— Круто, — ответила я. — Здорово! Вам разрешили?

Зара ничего не ответила.

— А ещё я нашла в интернете классные жёлтые колготки. Что-то между жёлтым и зелёным, почти как лайм. И туфли! Ты должна увидеть эти туфли, Майя! Они такие хорошенькие!

— Отлично, — сказала я.

— Тебе всё равно, да? — спросила Зара. — Ты ведь всё думаешь о вчерашнем?

— А что, если он убил её? — спросила я, и Зара обняла меня.


Потом мы пошли домой и свернули к южному берегу Темзы. Нас быстро подхватила толпа гуляющих, и вместе с ними мы остановились полюбоваться огнями мостов и Современной галереи Тейт, которые освещали холодные лондонские сумерки. Под ногами хрустели листья, и горло щекотал запах жареных орехов. Небо на горизонте было чистого бледно-зелёного цвета, с единственной звездой, и на нём освещённым силуэтом выделялся купол собора Святого Петра.

— Лондон такой красивый! — сказала Зара.

— Да, — согласилась я.

Мои мысли были далеко отсюда, и я то и дело проигрывала вчерашнюю сцену до самого визита полицейских. Полицейских, которые так и остались без снимков.

— Когда мы вернёмся домой, я обыщу комнату близнецов, — сказала я.

— Опять? — удивилась Зара.

Бросив сумки на землю, мы сели на скамейку у театра «Глобус» и смотрели, как у ограды набережной собирается небольшая толпа. Люди указывали на что-то на берегу, но мне было всё равно: я была слишком расстроена.

Рядом со мной сел мужчина с портфелем и вытащил газету.

Мы с Зарой смотрели, как к берегу подплывал полицейский катер.

К нему присоединился ещё один, и они оба наперегонки мчались в нашу сторону.

Маленькая девочка выпустила из рук воздушный шарик и заревела, когда тот улетел прямо в тёмно-синее небо. Мама рассмеялась и потащила её дальше.

Мужчина наклонился завязать шнурок.

Позади взвыла сирена, и на мостовой перед «Глобусом» остановилась машина скорой помощи в сопровождении полицейской машины. Мы остались сидеть на скамейке, глядя, как врачи и полицейские перебрались через ограду и исчезли внизу.

— Интересно, что там такое? Я хочу посмотреть, — сказала Зара.

Я нехотя встала со скамейки и последовала за ней. У пристани были пришвартованы два полицейских катера. Внизу, на берегу, несколько человек стояли вокруг чего-то лежащего на песке. Там был мужчина в белом комбинезоне, несколько полицейских и врач. Они все смотрели вниз.

— Это труп, — прошептала Зара.

Я принялась вглядываться в тёмный берег. Вспышки камер мобильных телефонов и свет полицейских фонариков мерцали на светоотражающих лентах, на одежде толпившихся внизу людей.

— Это мой муж его заметил, — с гордостью сказала какая-то женщина.

— Да, — подтвердил мужчина. — Это я.

Я наклонила голову и поняла, что то, что я вначале приняла за водоросли, оказалось парой ботинок. Я медленно перевела взгляд на тело на случай, если вдруг увижу что-нибудь ужасное, но не могла разглядеть голову мертвеца, пока один из полицейских не отошёл в сторону.

Луч фонарика скользнул по волосам. Ярко-рыжие кудрявые волосы.

— Боже мой! — пробормотала я. — Это он! Тот человек, которого я видела из автобуса!


Глава 5

Но это оказался не он.

— Выпей чаю, — предложил дедушка. — Как дела в школе?

Я знала, что он пытался сменить тему.

— Я всё ещё не уверена, что это был не он, — сказала Зара, запуская одну руку в хлебницу, а другой открывая холодильник.

— Это не он, — повторила я. — Совершенно точно.

— Мёртвые люди выглядят иначе, чем живые, — заметил дедушка.

— Но не настолько, — возразила я. — У него было другое лицо и нос другой формы. Человек на берегу был худым. А тот, которого я видела на улице, был крепкого телосложения. — Мой голос звучал весело и непринуждённо, но на самом деле мне было не так уж хорошо. Я никогда прежде не видела мёртвое тело. Оно выглядело очень странно. Как будто было сделано из воска.

— Значит, это просто совпадение, — сказала Зара. — Два рыжих человека в городе, где живут восемь миллионов человек.

Дедушка взял меня за руку и не сводил с меня глаз, хотя обращался к Заре.

— Таких вещей, как совпадения, не существует. Если на твоём потолке мокрое пятно, а на полу лужа, между ними, скорее всего, есть связь. Если только у тебя не живёт дома щенок. — Он засмеялся дребезжащим смехом, закашлялся и с трудом добрался до раковины, чтобы налить стакан воды. Выпив три стакана, он снова плюхнулся на стул и потрепал меня по волосам.

— Как дела с мотоциклом? — спросила Зара. Теперь она пыталась сменить тему, потому что на самом деле ей не было дела до мотоциклов. Она ненавидела любые механизмы. Если только они не делали молочные коктейли.

— Интересно, кто он? — спросила я. — Мёртвый парень.

— Так выясни! — сказала Зара. — Я же вижу, что тебе не терпится. — И она сунула в рот огромный бутерброд с «Нутеллой».

В нашем доме существовало правило насчёт телефонов во время еды, но в этот момент мы не обедали, ну только если Зара. Я напечатала слова «тело, берег Темзы, Глобус», а затем сузила время поиска до двадцати четырёх часов. В результате появилось: «Из Темзы выловили тело».

И на этом всё.

Я подошла к окну и уставилась в темноту. На улице было полно людей. Кто-то шёл, кто-то стоял неподвижно. Из реки могли достать любого из них.

— Дедушка, мы будем покупать рождественскую ёлку? — спросила Зара, слизывая шоколадную пасту с пальцев. — Имей в виду, самые лучшие продают в дальнем конце рынка.


Когда на следующий день мы возвращались из школы, у станции метро мужчина и женщина раздавали газеты. Я взяла одну для дедушки.

— Спасибо, — сказала я и уставилась на заголовок.

На первой странице была фотография парня, которого я видела на Риджент-стрит.

Даже Зара застыла на месте.

Не говоря ни слова, мы подошли к краю тротуара и развернули газету на спинке скамьи.