logo Книжные новинки и не только

«Аромат невинности. Дыхание жизни» Франциска Вудворт читать онлайн - страница 12

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Когда ты собирался мне сказать, что я буду меняться? — спросила его.

Рука, что перебирала мне волосы, замерла.

— Милая, скажи, как бы отреагировала любая земная девушка, сообщи ей, что она не будет стареть и продолжительность ее жизни не будет ограничена сотней лет?

— Я не любая, — возразила я, прекрасно поняв, к чему он клонит.

— Я уже понял, — с тяжким вздохом сообщил он. Я уже хотела напрячься, но он погладил меня по голове и продолжил перебирать мне волосы. — Не думал, что ты будешь против. Тебе бы сообщили об этом, рассказывая о нас. Не ожидал, что эта тема всплывет в первый же день и у тебя будет такая реакция.

— Астарт, я не хочу долгой жизни. Мне бы эти годы прожить, старость меня не пугает.

— Тебе хорошо сейчас со мной? — серьезным тоном спросил он.

— Именно в этот момент? Да, — не стала врать, но в то же время сделала уточнение.

— Вот и мне. И я хочу еще множество таких вечеров, когда ты будешь в моих руках. Хочу увидеть тебя беременной, хочу увидеть наших детей. Наблюдать, как они растут и взрослеют. Я понимаю, что люди стареют намного быстрее, но признай, что гораздо приятнее проживать и познавать жизнь, оставаясь молодым.

Своими словами он нарисовал картину, которая немного развеяла мои страхи. Весомых аргументов «против» сразу и не нашлось, кроме как «Меня это пугает», но это прозвучало бы по-детски, и я промолчала.

— У меня теперь вырастут рога и хвост?

— Скорее всего, ты останешься такой же, как и сейчас, — успокоил он, усмехнувшись.

— А почему?

— У женщин нет боевой трансформации.

Что-то меня в этих словах смутило, и я нахмурилась, но он меня отвлек, поцеловав. На какое-то время все связные мысли улетучились.

Отстранившись, он несколько секунд просто смотрел на меня, собираясь с мыслями, а потом сказал:

— Я хочу, чтобы ты приняла несколько фактов, они неоспоримы. Первое — ты моя жена, и это не обсуждается. Второе — я буду единственным твоим мужчиной. И третье — привыкай к тому, что со мной ты проведешь вечность. — Нехило! Довольно самоуверенное заявление. Не дав мне ничего сказать, он продолжил: — Я понимаю, что многое для тебя ново, непривычно, и чхать ты хотела на наши традиции, но именно в этом обществе тебе придется существовать и от тебя зависит, как ты себя поставишь. Что касается остального… Если что-то тебя смущает, не нравится или вызывает неприятие — все обсуждаемо. Уверен, вместе мы найдем компромисс.

Его слова произвели впечатление и немного смирили с перечисленным. Со всей серьезностью обдумав услышанное, я ответила:

— Что касается первого факта, то, похоже, выбора у меня нет, хотя у людей так не делается. Со вторым согласна лишь с одним условием: что и я буду у тебя единственной женщиной, иначе последствия я тебе озвучила. — Угроза ему не понравилась, но он сдержался. — По третьему… Человек ко всему может привыкнуть со временем, а его, похоже, у меня будет в достатке. Насчет остального… постараюсь быть сдержаннее и сначала вести диалог, прежде чем закатывать скандал.

Заявив все это, я с вызовом посмотрела на него, ожидая, какая будет реакция.

Он тоже с ответом не спешил, переваривая сказанное. По лицу ничего прочитать было нельзя. Неожиданно его губы дрогнули в коварной улыбке:

— Меня радует, что три пункта сами по себе протеста не вызвали. Как я говорил, остальное — решаемо.

Он это так произнес, что из чувства противоречия мне захотелось тут же с ним поспорить, но я сдержалась и без слов опустила голову, прислонившись к нему. Вроде бы я согласилась с оговорками, тогда почему такое чувство, что он в этом споре выиграл? Ладно, какой смысл что-то доказывать и уточнять? Мы друг друга услышали.


Было немного странно после всех выяснений отношений вот так спокойно лежать с ним. И ведь сама не поняла, как он меня усмирил. Совсем недавно я со всем пылом и искренностью требовала, чтобы он меня отпустил, а теперь лежу в его объятиях. Да уж, яркий пример женской непоследовательности…

Его слова о том, что мне придется жить в обществе дейгассов, заставили меня задуматься и пересмотреть свою позицию. Можно сколько угодно плевать на их традиции и хамить направо и налево, но когда понимаешь, что в этом обществе тебе придется существовать долго, уже не будешь так легковесно ко всему относиться.

Меня зацепило в его словах, что от меня зависит, как я себя поставлю. Тут уж действительно все в моих руках: или предстану примитивной, плюющей на их традиции, или придется играть по их правилам, завоевывая уважение согласно моему новому положению. И пусть мне, по большому счету, начхать на это самое положение, но как знать, чего я сама захочу через много лет и как решу самоутверждаться. По-любому входить в их общество придется, а первое впечатление важно. У них и так к землянам специфическое отношение, а если я его усугублю, то это мне еще долго аукаться будет.

«Как же все сложно!» — хмурилась я от понимания того, что если не хочу быть довеском к высокородному, а личностью, мне придется попотеть.

Ничего, для примера Роксолана, рабыня из гарема, в свое время всех встряхнула и заставила с собой считаться. Мне легче. Мой султан свой гарем сам распустил, а чтобы он не появился, я позабочусь.

Поняв, что уже рассматриваю лежащего со мной мужчину с собственнической позиции, сама поразилась — когда это он успел стать моим?! С другой стороны, если он собирается заниматься со мной сексом и хм… успешно им занимается, то я не потерплю соперниц. Мое детство приучило меня ценить собственные вещи, и делиться с кем-то я больше не намерена.

Как бы там ни было, но переход от жизненной позиции «Я сейчас быстренько разберусь с вашими традициями, докажу, что у него нет на меня никаких прав, и свалю по-тихому» до «Мне придется все же остаться, и так как жизнь предстоит долгая, необходимо влиться в их общество» происходил со скрипом.

Надо отдать должное, что мой, наверное, все же муж, своим отношением помогал мне в этом. Прямо не приказывал, не давил, готов был идти на компромисс. Вопрос — как долго это будет продолжаться и когда он продемонстрирует мне не только свои положительные качества — оставался открытым.

— Астарт, скажи честно, неужели за всю вашу историю девушки не отказывали, когда им походя уведомляли, что берут их в жены?

Я ощутила, как он весь подобрался. Только что ощущала его расслабленное тело, а через мгновение его твердость могла поспорить с гранитом.

— Ты моя жена… — с нажимом напомнил мне.

— Да помню, помню, — отмахнулась я. — Сейчас о другом. Неужели ни одна не отказала?

Он приподнял мое лицо за подбородок и, лишь взглянув в глаза, самоуверенно заявил:

— Милая, мужчине моего уровня и положения отказывать не принято.

— Я тебя послала, — не могла промолчать я и не подпортить ему настроение и с удовольствием отметила, как потемнели его глаза, — но ладно, спишем это на то, что я землянка и не прониклась уровнем и положением. Но неужели ваши девушки безропотно идут замуж и ни одна не взбунтовалась?

— Наши женщины стремятся выйти замуж и не так легковесно относятся к серьезным предложениям, как землянки, — немного уколол в ответ. — Замужество — это возможность стать матерью и уважаемой женщиной, а если мужчина из более высокого рода, то также и увеличение продолжительности жизни. Потому что если не замужество, то единственный путь — в наложницы.

— Почему женщины идут в наложницы? Насколько я поняла, долгие контракты не приняты, и приходится всю жизнь менять любовников.

— Деньги — этим они помогают семье, или стремление к самостоятельности и желание вырваться из-под опеки.

— Правильно ли я понимаю, что в обществе положение наложницы ниже, чем жены?

— Даже у вас положение любовницы ниже, чем супруги, — усмехнулся он.

— Но на официальных мероприятиях с любовницами появляются?

— Милая, давай все эти вопросы ты задашь своим учителям. Не хочу, держа тебя в объятиях, обсуждать их.

— Подожди, у меня еще вопрос. — Я привстала, чтобы прямо посмотреть на него. — Не понимаю, почему ты объявил меня женой? Ты сделал все, чтобы найти моего биологического отца, тот подписал контракт. Несколько не логично после всех усилий почти сразу заявить, что я жена. Зачем? С вашим предвзятым отношением к землянам почему ты не оставил меня в статусе наложницы?

Мужчина смотрел на меня, ничего не говоря, я готова была дать руку на отсечение, что откровенничать на эту тему он не желал.

— Хочешь сказать, что согласилась бы быть наложницей? — в свою очередь иронично спросил он.

— Нет, конечно, но и женой я быть не хотела.

— А сейчас?

— Что?

— Ты сказала в прошедшем времени. Сейчас ты согласна быть моей женой?

Ой, что-то этот вопрос мне совсем не понравился, и я в молчании легла обратно, избегая его взгляда. Следует быть осторожней со словами.

Я чувствовала, что он напряженно ждет ответа, поэтому произнесла:

— Если дело обстоит так, что ты меня в любом случае никогда не отпустишь, то, конечно же, я предпочту быть женой.

— А если бы отпустил… ты бы осталась?

Его вопрос прозвучал одновременно с моим, полным надежды: «А это возможно?»