logo Книжные новинки и не только

«Аромат невинности. Дыхание жизни» Франциска Вудворт читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Слишком глубоко укоренилось во мне недоверие к дейгассам. А какие могут быть отношения без доверия? Да еще он меня женой объявил. Оно мне надо?

Чувствовала я себя мухой, которая влипла в мед: и сладко, и в то же время увязла так, что никакой свободы. Самое обидное, что чем больше трепыхаешься, тем сильнее увязаешь. Ведь если в начале знакомства мне грозил лишь контракт с ним, то теперь он называет меня женой, а это предполагает, что я пожизненно связана с ним. И хоть волком вой от свалившегося счастья.

Очистка завершилась, и, все еще хмурясь, я вышла из кабины, чтобы замереть с открытым ртом. В зоне душевой стоял высокородный и намыливался, разнося пену по своему мускулистому торсу. От такого зрелища у меня пересохло во рту. Почувствовав мой взгляд, он поднял глаза, посмотрев на меня.

— А откуда пена? — спросила я, лишь бы что-то сказать. Нет, я не пялилась! Ага. Просто не могла понять, откуда взялась пена.

— Тебе не показали? Иди сюда.

Нехотя я приблизилась и замерла, не доходя до струй воды. Он вопросительно посмотрел на меня.

— Не хочу мочить волосы, — оправдала я свое нежелание приближаться к нему.

Он протянул руку и выключил воду, в ожидании смотря на меня. Вроде бы поводов отказываться больше не было, и, сделав усилие над собой, я шагнула в душевую.

— Подойди сюда, — указал он на стену, где была панель управления душем.

Как только я подошла к ней, он зашел мне за спину и, протянув руку, нажал одну кнопку. Засветилась сенсорная панель, являя надписи на непонятном языке.

— Здесь выбор ароматов, — пояснил он и начал пролистывать их. — Мне кажется, тебе этот понравится, — задержался он на одном. — Он сделан из цветка Исс-а-тэ, который растет высоко в горах. До него нелегко добраться, но у него незабываемый аромат.

Почему мне показалось, что все это он говорит с намеком? От его близости, от бархатных ноток в голосе мое сердце забилось быстрее. Нажав два раза на сенсорную панель, он сделал выбор, и из, казалось бы, монолитной стены под панелью управления выдвинулась типа мыльница, на которой лежал бледно-сиреневый гелевый кубик.

Мужчина взял его и включил воду. Такой подставы я не ожидала и дернулась. Его рука тут же обвилась вокруг моей талии, и я оказалась прижата к его торсу.

— Я помню, что ты не хотела мочить волосы.

Капли воды падали ему на плечи, брызгами летели на мои и стекали между нашими телами. Он начал намыливать мне спину и плечи. Убрал руку с талии и стал делать это двумя руками массажными движениями, водя мягким кубиком по телу.

— Как тебе аромат? — спросил он и поднес к моему лицу ладонь. От воды кубик потерял форму. Буквально на моих глазах остатки прозрачной оболочки растаяли, и в ладони осталась гелевая сиреневая жидкость, распространяя тонкий цветочный аромат и запах свежести.

— Приятный, — только и смогла ответить я.

Он растер жидкость между ладонями, взбив пену, и этим маневром заключил меня в кольцо своих рук.

— Я чистая! — воскликнула я одновременно с тем, как его ладони накрыли мои груди.

— Я хочу лично в этом убедиться, — сообщил он, массируя мне грудь. — Наклони голову.

На автомате я подчинилась, и он притянул меня ближе к струям воды.

— Я опоздаю на занятия! — постаралась прекратить произвол и воззвать к здравому смыслу.

— Если не будешь противиться, то даже позавтракать успеешь, — прозвучало в ответ.

— А если буду? — повернула голову к нему. Не могла не спросить.

— Тогда мне нужно будет поспешить, чтобы соблазнить тебя и успеть доставить удовольствие.

Я задохнулась от его самоуверенного ответа, а также оттого, что вместе со словами его правая рука накрыла мою левую грудь, а вот левая рука опустилась ниже и бесстыдно скользнула мне между ног. Не успела я и глазом моргнуть, как все мои стратегические места оказались в полной его власти. Вот же… дейгасс!

— Расслабься, — со смешком посоветовал он, когда я сжала его руку ногами. — Я тебя просто мою.

Вопреки утверждению, его рука внизу начала совершать чувственные круговые движения, и мои ноги враз ослабли. Я обмякла в его руках, прильнув спиной к нему.

— Чувственная девочка, — с удовольствием произнес он и, наклонившись, стал покусывать мочку уха. Его руки творили невообразимое со мной, и протестовать хотелось все меньше и меньше.

— ТАМ тоже нужно мыть? — возмутилась я из последних сил, чисто из принципа, когда его палец скользнул в меня.

— А ТАМ особенно! Для этого местечка есть индивидуальный способ, — жарким шепотом сообщил он мне на ушко. — Обопрись об стену руками, — попросил он и сам же меня наклонил в нужное положение, прогнув в спине. Теперь его руки гладили мои ягодицы, и пальцы скользили ниже, как бы невзначай проникая во влагалище.

— Астарт! — Мой возглас совпал с его проникновением в меня. Я забыла, что хотела сказать, захваченная тем, какая я тугая и как он медленно входит.

— Держись, милая. — Движение бедрами — и он полностью вогнал себя в меня, вырвав стон. Заполнив каждый миллиметр внутри меня. Наши тела соединились с влажным шлепком. Он крепко сжал руками мои бедра и без разгона начал насаживать меня на себя в бешеном темпе.

Это было больно. Это было непередаваемо. Это заставило меня громко стонать, срывая голос с каждым его ударом. Влажные шлепки наших тел казались развратными и зародили волну вожделения, толкающую меня подаваться с каждым ударом ему навстречу.

Спазмы начали сводить каждую клеточку моего тела. Ноги разъезжались, не выдерживая его напора, и когда я уже думала, что вот-вот упаду, его рука легла на мой живот, удерживая. Я чувствовала, как его тело содрогается. Толчки становились реже, но глубже. С каждым разом он умудряется пробиться еще дальше, еще чуть, и когда я почувствовала горячую струю внутри себя, взорвалась в ослепительно ярком оргазме.

Кажется, ноги не держали не только меня, так как мы осели прямо на пол, под струи воды. Я сидела между его ног, привалившись к груди, чувствуя себя без сил. Теплая вода омывала мое лицо, постепенно приводя в чувство.

— Это был вариант быстрого омовения? — хрипло поинтересовалась я, чувствуя, как саднит горло. Между ног, кстати, тоже саднило.

— Я бы мог ласкать тебя часами, но тебе нужно успеть поесть.

Интересно, и почему это прозвучало так, как будто он оправдывался? Не знаю, что он задумывал, но что-то пошло явно не по плану.

— А волосы я высушить успею? — чисто для проформы спросила его, запрокидывая голову и ловя капли воды губами.

Он неправильно расценил мой жест, так как сначала подарил быстрый поцелуй в губы, а потом лишь ответил:

— Успеем!

Вот это он правильно сказал! Так как чисто от себя могла обеспечить лишь свое статическое присутствие. И вообще, волосы по его вине намочила? По его! Так ему и флаг в руки. Или что там?

Вопреки тому, что, по идее, время поджимало, мы еще несколько минут просто просидели, обнявшись. Затем он помог мне подняться и, усилив напор воды, смыл остатки пены с тела. Выключив воду, нажал что-то на сенсорной панели, и из открывшегося отсека в стене достал банное полотенце, в которое меня укутал.

— Так здесь полотенца есть? — вырвалось у меня.

— А тебе не показали? — удивился он.

— Нет. Наверное, решили, что примитивной они ни к чему.

— Не нужно так говорить! Каждый, кто посмеет выказать тебе неуважение, покинет этот дом. Со служанкой я разберусь.

— Значит, и с твоей мамой я больше не встречусь? — с невинным видом поинтересовалась у него.

Он замер, прекратив меня вытирать, и посмотрел мне в лицо.

— Мама изменила свое мнение, — медленно произнес он, — но если она тебя чем-то оскорбит, ты можешь отказаться с ней встречаться.

Опа! Такого я не ожидала. Не то чтобы я боялась встречи с его матушкой, но приятно знать, что могу ее игнорировать. Пока я обдумывала его ответ, он достал еще одно полотенце и начал промокать мне волосы, включив заодно обдув теплым воздухом. Я стояла не шевелясь, ничем ему не помогая, но вот вопросы у меня появились:

— А я не понимаю, если здесь есть полотенца, то почему ты в прошлый раз стоял после бассейна голый и сушился воздухом?

Он снова замер и посмотрел на меня лукавым взглядом:

— Должен же я был показать тебе, от чего ты отказываешься.

Что?! От возмущения я просто задохнулась.

— Я не смотрела! Была настолько зла, что мне было не до этого.

— Зато я смотрел, — усмехнулся он, — и придумал сто один способ, как можно взять тебя в ванной.

Невольно я окинула взглядом комнату с минимумом обстановки и подивилась богатству его фантазии.

— И под каким номером был недавний вариант? — спросила его по поводу последнего раза.

— Сто второй, — кратко ответил он и, пресекая дальнейшие вопросы, стал тщательно вытирать мне волосы.

— Хотела спросить, — подала голос я, когда он закончил и стал пропускать пряди между пальцев, — мне в очистительную кабину еще раз нужно?

— Нет, раз в день вполне достаточно, — правильно понял он мой вопрос насчет предохранения.

Что ж, так даже лучше. Это как выпить таблетку противозачаточную с утра.

— Кстати, а здесь расчески есть?