logo Книжные новинки и не только

«Аромат невинности. Дыхание жизни» Франциска Вудворт читать онлайн - страница 8

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

«Если согласна, сегодня к семи за тобой прилетят».

«На базу к дейгассам?» — уточнила она.

«Да».

«Дааааааа!!!!!»

«У тебя клаву заело, или ты так рада?» — съехидничала я.

«Догадайся с трех раз», — пришел ответ. Даже не смотря на нее, я услышала ее фырканье.

— Вы с чем-то не согласны? — тут же спросил ее преподаватель.

— Простите, насморк, — покаянно заявила Диана и, достав из сумочки носовой платок, приложила к носу. Актриса! Бросив на нее подозрительный взгляд, он продолжил лекцию.

«Какая форма одежды? Вечернее платье?» — начала допрос она.

«Не сходи с ума! Будем только мы. Что-то типа семейного ужина».

«А он точно не против моего присутствия?» — решила уточнить Диана.

«Сам предложил. Наверное, наслушался, как ты его превозносишь, и решил, что пиарщиков нужно прикармливать», — иронично подколола ее.

«Да ну тебя! Когда уже сама признаешь, что он шикарный мужчина? И несмотря на все ужасы, что ты рассказывала о дейгассах, всех бы так угнетали, как тебя. Отлично выглядишь! Глаза блестят, на щеках румянец… Верный признак того, что хороший утренний секс творит чудеса».

«Ехидна!» — Я бросила на Диану убийственный взгляд, но крыть было нечем. Как назло, перед глазами всплыли утренние сцены, от которых бросило в жар. При воспоминаниях об откровенных ласках грудь напряглась и вся кровь прилила к низу живота, вызвав тянущее чувство. Сидя на лекции, в окружении толпы людей, я возбудилась и понятия не имела, что с этим делать!

Неожиданно завибрировал сорб, высветив сообщение: «Милая, или возвращайся, или прекращай думать обо мне. Показания с браслета считываю не только я».

Меня как будто ледяной водой окатило. Сама смутилась от реакции своего тела, а представив, что другие стали свидетелями этого, чувство неловкости усилилось в разы. От стыда я вся покраснела и была готова провалиться сквозь землю. Стало невыносимо от того, что нахожусь под столь пристальным наблюдением.

Извинившись, я вылетела из аудитории, не в силах оставаться на месте. Сорб завибрировал, но, игнорируя звонок, я проследовала в дамскую комнату и, включив холодную воду, умылась, охлаждая пылающие щеки. На смену смущению пришла злость, и я ответила на очередной звонок.

— Сними с меня это немедленно! — потребовала я, как только увидела высокородного, и потрясла перед ним браслетом.

— Милая, приезжай, и обещаю, я с тебя все сниму. — От его тембра голоса, слов, двусмысленного обещания по телу прошлась жаркая волна, что еще больше меня взбесило.

— Я не могу ходить с этим!

— Приезжай, и мы все решим, — настойчиво произнес он. — Выходи, тебя встретят.

Его слова отрезвили. Представив, каким образом мы будем решать эту проблему, я взяла себя в руки. Нет, не хочу! Рядом с ним мое тело меня предает, и не стоит идти на поводу у эмоций. Наоборот, хотелось сохранить между ним и собой дистанцию.

— Нет! — упрямо воскликнула я и, овладев собой, уже спокойнее сказала: — У меня лекции, и никуда я не поеду. Но меня бесит такой тотальный контроль! Это унизительно!

— Милая, я не могу заниматься делами, потому что думаю о тебе, и мне не стыдно в этом признаться. При мыслях о тебе у меня каменная эрекция и я хочу войти в тебя, ощутить твое тело под собой, губами ловить твои стоны… Я отсюда слышу запах твоего желания и, даже несмотря на браслет, знаю, что ты влажная.

Будь он проклят, но он прав! Его слова нашли отклик в моем теле, это еще больше меня разъярило.

— А знаешь, что меня особенно бесит, — ответила ему, выходя из себя, — что об этом знаешь не только ты, но еще уйма народу из моей охраны!

Некоторое время мы сверлили друг друга взглядами. Не собиралась лететь к нему лишь потому, что у меня взбесились гормоны.

— Я перенастроил браслет, и данные о твоем возбуждении будут приходить лишь мне. Возвращайся!

Последнее слово прозвучало уже не приказом, а просьбой, но я с прежним упрямством покачала головой:

— Нет.

Несколько мгновений он боролся с собой, в глазах мелькнуло разочарование. Он как бы отдалился от меня.

— Тогда не дразни нас обоих. Иначе уже я приеду за тобой, — предупредил он и отключился.

Закрыв глаза, я в бессилии оперлась руками о раковину.

Куда катится моя жизнь? Почему в глубине души я почувствовала себя не то чтобы виноватой, но неправой? Ведь это он что-то сделал со мной, что при мыслях о нем мое тело выходит из-под контроля.

Меня поразило, как откровенно он говорил о своем желании. Я так не могла и не хотела признавать притяжение между нами.

Ведь дай мне свободу, и я уйду от него, не оглядываясь. Тома нашлась, сняв груз с моей души. Теперь я впервые могла бы, как и все студенты, вести беззаботную жизнь. Учиться, развлекаться, да даже целоваться с парнями, не переживая, что на мне останется их запах! Необходимость ради работы соблюдать осторожность оставила след на моем характере. Ведь, не считая Дениса, я всех держала на расстоянии, избегая даже невинного флирта.

Думать о том, что подруга нашлась лишь благодаря дейгассу, не хотелось. Наоборот, я разжигала в себе злость из-за того, что на моем пути встретился он. Теперь вокруг меня еще больше ограничений и никакой свободы. Даже интимные реакции тела выставлены на обозрение!

Еще раз умывшись и пригладив волосы, я сжала зубы и пошла обратно на лекцию, дав себе обещание думать об учебе. Больше пользы и не так губительно для нервов.

«Не хочу тебя расстраивать, но теперь половина группы уверена, что ты беременна, и делают ставки», — «обрадовала» Диана, стоило мне вернуться.

«Исключено. Если хочешь подзаработать — ставь, что нет», — предложила ей. Странно, но после всего эта новость меня уже не расстроила. Забив на все, я сосредоточилась на лекции.

Не знаю, как я дожила конца занятий и ни разу не сорвалась?! Многие ожидали, когда же я начну трепаться, как Самойлова, но я молчала. Тогда стали задавать наводящие вопросы — я их игнорировала. Поняв, что информацию из меня не выжать, начали выводить из себя, и в мою сторону полетели ядовитые насмешки.

Припомнили, как меня забирал Маркангасс, и интересовались, не он ли мой кавалер. Затем выходку Стужи и спрашивали, неужели я так быстро надоела, что меня и в флайт не пустили. Да еще на этом фоне Диана предвкушала вечер и огрызалась на не в меру любопытных.

Самое забавное, что когда мы с Дианой после занятий вышли на улицу, практически вся наша группа тусила там, не спеша расходиться. Стужа уже дожидался меня возле флайта, и одна часть наших делала ставки, улечу ли я, улетим ли мы с Дианой или опять получим от ворот поворот, а вторая, преимущественно женская, давилась слюной, облизываясь на Стужу.

— Идем! Мы тебя подвезем, — решительно сказала Диане. В ее глазах зажегся опасный огонек, и она последовала за мной.

На этот раз Стужа при нашем приближении предупредительно открыл дверь флайта, сохраняя маску невозмутимости, лишь глаза потемнели.

Диана, первой садясь в флайт, обернулась ко мне и заметила:

— Какие вышколенные слуги. — На самого дейгасса она даже не посмотрела, мазнув по нему презрительным взглядом.

У Стужи дернулся кадык и глаза стали совсем темными, но это была его единственная реакция.

Я спрятала улыбку. Зная подругу — это были только цветочки.

Как только Стужа сел в флайт, я назвала адрес Дианы. Он согласовал маршрут с охраной, и мы взлетели. На несколько минут Диана превратилась в восторженного ребенка, прилипнув к окну и наблюдая, как стремительно удаляется земля, но, бросив взгляд на затылок Стужи, откинулась на кожаное сиденье и заявила:

— Знаешь, приглядевшись поближе к дейгассам, я поняла, что самые нормальные — это высокородные.

— Что ты имеешь в виду?

— Они больше похожи на людей. Какая радость встречаться с рогатым и хвостатым? Утром проснешься — и непонятно, то ли козел рядом, то ли обезьяна.

Флайт ощутимо тряхнуло, и даже со своего места я услышала скрежет зубов блондина.

— Тебе стажера в пилоты дали? — с сочувствием спросила меня подруга.

— Один из лучших пилотов, — возразила я.

— Наверное, среди блондинов, — предположила Диана. — Знаешь, у нас шутят над тупостью блондинок за рулем, а, похоже, среди дейгассов тупят блондины.

Мне уже стало жалко Стужу, но подруга не унималась. Заприметив в прическе дейгасса несколько тонких косичек, она тут же с невинным видом начала рассуждать, как женственно выглядят мужчины с длинными волосами и совсем похожи на девчонок, когда еще заплетают косички.

Уши у дейгасса начали стремительно розоветь.

— Диана, сегодня тебя к семи заберет мой флайт, — тонко намекнула подруге, что ей еще с ним одной лететь.

— А может, кто-то другой за мной прилетит? — забеспокоилась она. — Не доверяю я блондинам. Вдруг адрес забудет или время перепутает?

— У нас прекрасная система навигации, — процедил сквозь зубы Стужа.

— Вот так и знала, что с памятью проблемы! — тут же воскликнула Диана.

Наш флайт резко ускорился и стремительно спикировал к дому Дианы, замерев у подъезда. Видимо, наше сопровождение выразило свое возмущение такими внеплановыми маневрами, так как Стужа сказал по связи на языке дейгассов, что мы сами попросили показать возможности флайта. Врал, зараза!