Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Франциска Вудворт, Екатерина Васина

Особое предложение

Глава 1

Илана Монранси

Разговор я услышала совершенно случайно.

— Да она же просто рыба холодная! Ты ее глаза видел? Даром что зеленые, зато злющие.

Зеленые глаза — это у меня. К тому же голос я узнала: приехавший два дня назад кузен Дарил. На погребении моего отца он стоял со скорбным выражением лица, после чего целовал мне руки и всячески уверял в своей поддержке. Если верить его словам, я могла попросить о помощи даже в глухой час ночи, и братец бы помог.

Я юркнула в нишу между углом и статуей. Тут меня даже проходившие мимо слуги не заметят, что уж говорить о собеседниках.

Приоткрытая дверь позволяла расслышать каждое слово. Вот я и слушала, а заодно понимала, что начинаю дрожать. Хотя на дворе лето, в замке очень тепло, под вечер даже несколько душновато.

— Ты ей не в глаза смотри, — посоветовал другой голос, и я узнала дядю Алена, — а ниже! Грудь у нее хорошая, есть за что подержаться. Бедра, правда, узковаты, но это даже хорошо. Если при родах умрет, невелика потеря будет. Ты нос не вороти, если бы не близкое родство, я сам бы на ней женился!

— А как же матушка?! — обиженно вскинулся кузен.

— Не напоминай мне о ней! Тебя еле смогла родить, а потом лишь бесполезных шесть дочерей, после чего только и делает, что жалуется на свое слабое здоровье и греет кости на минеральных водах. А мне думай, где приданое для каждой найти, когда любой выход в свет сплошное разорение.

Дядюшка издал скорбный вздох. А меня покоробило до глубины души такое отношение к собственным детям. Вот мой отец, несмотря на то, что я его единственная дочь, никогда не показывал своего разочарования или того, что я хоть чем-то уступаю мальчикам. Наоборот, с меня, как с наследницы, всегда был двойной спрос и никакого снисхождения из-за того, что я женщина, не делалось.

Я должна была уметь и дом вести, и гостей принять, и вышивать, и на музыкальных инструментах играть, и не менее виртуозно мечом владеть. В детстве я часто, едва рассветало, шла на полосу препятствий, где извазюкивалась в грязи наравне с воинами, после чего бежала на кухню утверждать меню на день и список закупок продуктов, а потом чинно сидела и вышивала или рисовала за мольбертом. Это не говоря об уроках с нанятыми учителями, преподававшими мне экономику, право, историю и многое другое.

Я с одиннадцати лет веду счетные книги и в курсе всех дел в герцогстве, переписываюсь с деловыми партнерами отца! Правда, после того как я из худощавого ребенка превратилась в девушку, занятия на полосе препятствий отец заменил верховой ездой. С холодным оружием тренировки взял на себя. А когда у меня обнаружился слабый дар целительства, нанял лучших учителей, чтобы я его развивала. И пусть я и сейчас как целительница не сильна, но тем, что имею, владею в полной мере!

Я бы смогла спасти отца! Точно смогла, уверена в этом до сих пор. После землетрясения в нескольких шахтах случился обвал, и он отправился лично выяснить на месте обстановку, устранить последствия. Кто же знал, что, организовывая разбор завалов и спасение людей, сам погибнет при повторном землетрясении. Как же я жалела, что он меня с собой не взял, а к нему потом не пустили, боясь новых толчков. Слишком опасно. Тело привезли уже сюда.

— В общем, так, ты должен любыми способами ее соблазнить! — вырвало из мыслей бескомпромиссное указание дяди. — Не нравится? Потерпишь! Думай лучше о том, какая власть будет сосредоточена в твоих руках. Потом служанки постель греть будут, не проблема. Но не вздумай кого до свадьбы туда тащить! Девчонку здесь любят, тут же доложат.

— Я не понимаю, о какой власти речь, когда бумаги на наследство составлены так, что даже после замужества она здесь всем управлять будет?

«Это же когда они такие подробности выяснить успели?» — поразилась я. Никак поверенный Томас Эрингтон проболтался?!

— Не скажи, Дарил. У меня на эти земли большие планы. Это даже хорошо, что за все дела официально она ответственность нести будет, а мы займемся налаживанием новых путей для контрабандных товаров. Если кого поймают, мы здесь будем ни при чем. Успеем хороший куш поиметь, пока она тебе наследника родит. А потом можно будет кое-кого сдать, вина на нее падет, и я тебе обещаю, сынок, управлять тебе герцогством Монранси единолично!

— Хорошо бы, — мечтательно протянул кузен, и тут же поделился сомнениями: — Только как мне ее соблазнить, когда она холодна, словно льды на вершинах Донгаса?

— Ты, главное, впечатление о себе не испорть! Больше сочувствия, заботы. Девочка растеряна, уязвима сейчас, подставь ей свое плечо, а об остальном позабочусь я. Документы на опеку уже подал, мне их одобрят, я ближайший родственник. До совершеннолетия наследницы четыре месяца всего осталось, на такой срок со стороны другого человека искать не будут. Хорошо, что сейчас траур, а то не успеешь оглянуться, и набегут на такой лакомый кусочек. Это еще вовремя прежний женишок моей горячо любимой племянницы так удачно сдох, иначе пришлось бы помочь. Прояви больше настойчивости, не теряйся! А я со своей стороны начну ее обрабатывать про семейные узы, что мы свои люди и лучшей партии, чем ты, ей не найти.

— А если заартачится?

— Не страшно. Стану опекуном и подпишу от ее имени брачный договор, а если императору что-то не понравится, предоставлю свидетелей того, что вы ночи вместе проводите и она может быть уже в тягости. Дело молодое.

— Тогда зачем мне за ней ухаживать, если она и так в наших руках уже?

— Это на крайний случай. Всегда лучше решить дело полюбовно. А пока я документы на опекунство не получу, не смей даже косо посмотреть на нее! А там уже и опоим ее, и в постельку к тебе уложим, если понадобится, — противно захихикал дядюшка.

— Ладно, я все понял, — поправляя кружево на манжетах, скучающим тоном ответил Дарил.

— Надеюсь. А теперь натягиваем на лица скорбные мины и идем.

Родственнички вышли из комнаты и прошли по коридору на выход, в противоположную от меня сторону. Вот так зайдешь проверить готовность комнаты для гостей и много чего нового узнаешь. Сегодня должен приехать лорд Нордвик, старый друг моего отца, и я пошла лично выяснить, все ли готово к его прибытию, и поставить в вазу срезанные в оранжерее цветы.

Может, другая леди на моем месте ударилась бы в панику от услышанного и поспешила бы высказать мерзавцам в лицо, что знает об их гнусных планах. Только не я. Отец всегда учил меня не действовать на эмоциях и вначале обдумывать свои поступки. Осведомлен — значит предупрежден. Наоборот, я теперь собиралась вести себя так, чтобы у дядюшки с кузеном даже мысли не возникло ждать от меня проблем. Пусть расслабятся и верят в собственную безнаказанность. А я пока подготовлю побег. Действовать следует быстро, пока документы об опеке не подписали. Мне как можно скорее нужно попасть в столицу — на прием к императору.

Хорошо, что приезжает лорд Нордвик, или дядюшка Натан, как я его с детства называла. На похороны он не успел, был в отъезде, но сразу поспешил к нам. Вот он-то мне и поможет! План побега уже складывался в голове.

Нарры бы подрали этих родственников! Не дали даже спокойно оплакать отца. Спасибо ему, что учил меня в любой ситуации оставаться сильной. Вместо того чтобы лить бесполезные слезы и сетовать на судьбу, я стала действовать.

Придя в свои покои, попросила нянюшку Мэгги незаметно подготовить все необходимые вещи в дорогу. У меня сейчас траур, пары платьев будет достаточно, остальное закажу в столице при необходимости. Только костюм для тренировок подготовить нужно, на него тоже есть планы. А вот драгоценности взять необходимо, поэтому я достала ларец, отбирая подходящие к трауру. Герцогиня Монранси не может появиться на глаза императору как оборванка.

— Девочка, ты куда собралась? — всплеснула руками нянюшка.

— Нужно срочно в столицу. Дядя подал документы об опеке, если ему их одобрят, то он подпишет от моего имени брачный договор с кузеном. — Я не стала от нее ничего скрывать.

— Как же так?! Вот недаром его светлость, упокой боги его душу, не жаловал своего братца!

— Мэгги, вот эти украшения нужно пришить к платью, и сделай тайные карманы для денег. Никому ни слова, дядя мог подкупить кого-нибудь из слуг, чтобы ему обо всем доносили.

— Да у нас болтать не принято… — начала она, а потом нахмурилась и замолчала, поняв, что могут и просто, не подумав, сболтнуть лишнего. — Давай сюда. Пришью.

Оставшиеся украшения, как и все важные бумаги из секретера, я переложила в сейф, ключ от которого повесила на шею, вместе с герцогской печатью, и убрала их за корсаж.

— Мне нужна будет служанка…

— Адель подойдет. Бойкая и сообразительная, — тут же предложила нянюшка, не дав закончить.

— Хорошо, — согласилась я с ее выбором.

Так, еще бы придумать, где в столице остановиться. В нашем городском доме нельзя, за ним будут следить. Дяде Алену ничего не стоит связаться по кристаллу связи со своими людьми и обеспечить доставку беглянки обратно. Дядюшку Натана тоже проверять будут.