Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Вот только совсем перестала понимать, где мы находимся. В темноте улицы бедных кварталов были слишком похожи друг на друга. Несмотря на жару, ставни окон закрыты, и нигде ни огонечка. Облака на небе скрывали звезды и луну, лишая даже такого скудного освещения.

Не знаю, куда мы забрели, но улица была пустынна, лишь наши шаги нарушали тишину, и стало жутко. Я знала, что ночью в столице патрулирует стража, но мы еще не видели ни одного патруля, у которого можно было бы спросить дорогу. Или они сюда не заглядывают?

Уже казалось, что мы ходим кругами. Завернув за очередной поворот, я едва позорно не закричала, когда от стены отделилась громадная тень и нам заступили дорогу.

— Не стоит сюда идти, — еле уловимо прошелестело предупреждение.

— Чего?! — опешила я, силясь разглядеть гиганта.

— Если не хотите, чтобы вас ограбили.

— Вы? — спросила я, пряча за своей спиной Адель.

— Нет. Там хотят ограбить моего господина.

Мозг отказывался понимать происходящее. Странная ситуация, непонятный незнакомец, но угрозы от него я не чувствовала. И разговаривает так тихо, словно не хочет привлечь к нам внимания. Но если там его хозяин, что слуга делает здесь?!

Я выглянула из-за широких плеч незнакомца, силясь разглядеть, что происходит за его спиной. Увидела, как пять фигур обступают одну и сужают круг. Они что-то говорили, но слов не разобрать, лишь в тоне угроза.

Но тут облака расступились, и в свете луны блеснули седые волосы. Сердце сжалось. Там же мужчина, ровесник моего отца!

— Чего же ты здесь стоишь? Трус! — с презрением припечатала я, но времени не было с ним разбираться и пробуждать совесть.

Уже на бегу, доставая кинжал, приказала:

— Адель, жди меня здесь.

И ринулась на помощь, но не глупо и с воплями, а скользя вдоль стены, как на тренировках. Подкралась со спины к одному из бандитов. Он был так увлечен угрозами и требованиями раскошелиться одинокому прохожему, что ничего не услышал. Резанула по руке, выбивая у него нож. Тут же присела, полоснув его под коленом. Бандит заорал, а я метнулась к другому, налетела фурией на третьего. Оставшиеся двое, увидев, как валятся на землю их подельники, не бросились на помощь, а предусмотрительно отступили.

— Не бойтесь, я защищу вас! — успокоила я пожилого мужчину и пошла в наступление на бандитов. Но те посчитали, что старик и хлипкий парень им не соперники.

— Ты мертвец, доходяга! — прорычал один из мерзавцев, доставая нож и поигрывая им.

— Я тебе твою куриную шею сейчас этим перерублю, — второй продемонстрировал мне свой тесак. — На коленях умолять меня будешь пощадить твою жалкую жизнь.

На коленях так на коленях. Опустилась на одно колено, но лишь для того, чтобы было удобно другой рукой взять из голенища второй нож. Нащупала его и, поднимаясь, метнула в горло бандиту с тесаком. Он захрипел, а на меня бросился его подельник, но я успела блокировать удар. Зазвенела сталь.

Этот противник, в отличие от своих дружков, был готов к нападению и защищал свою жизнь. Чувствовалось, что он хорошо тренирован, мне пришлось туго. Когда я присела, уходя от очередного выпада, он задел мою шляпу, сбил ее с головы, и волосы рассыпались, укутывая меня плащом до талии.

— Баба?! — опешил мой противник, замирая.

Чем я и воспользовалась, нанеся удар между ног, а когда он согнулся, рукоятью в голову. Ранить не стала, признавая его мастерство. Ведь победила благодаря запрещенному удару. Наставник говорил, что мужчины друг друга туда не бьют, а от меня такого не будут ожидать и подавно.

— Как вы, дедушка? — Опустив оружие, я развернулась к прохожему. Он как-то странно замер, смотря на меня во все глаза. — Вам плохо? Сердце? Парализующее заклинание?

Приложила руку к его груди, запуская импульс силы, при этом краем глаза следя за поверженными противниками. Те, к счастью, нападать больше и не помышляли, спешно отползая от нас.

Я разглядела спасенного. Он оказался моложе, чем я подумала. Под пятьдесят, русые, коротко стриженные волосы, приятное лицо. Но рассматривать его подробно было некогда. Моя сила вела себя странно.

— Что за…

— Я здоров, — отступил от меня спасенный, а я хмурилась, анализируя свои ощущения.

Ран на мужчине не было, и сердце в порядке. Но сила, исследуя его, проходила словно сквозь толщу воды. Как будто на нем какая-то защита. Не уверена, что будь он ранен, у меня получилось бы вылечить. Не знаю, что за артефакт, но точно высшего уровня. Они обычно работают по одному принципу: допускают целительскую оценку состояния организма, но вот лечение лишь с согласия владельца, когда тот снимет защиту.

Что человек, который может себе позволить подобный артефакт, делает в этом месте и в такое время? Мне лучше не знать! Своих проблем достаточно, чтобы еще в чужие темные дела лезть.

— Как скажете. — Я отступила от него. Наклонилась, поднимая шляпу и, отряхнув ее, зашагала к Адель, на ходу закручивая волосы.

Но, пройдя уже треть пути, выругалась и развернулась обратно. Кинжал! Из-за шокового состояния после реальной схватки я о нем просто забыла. Оставлять его в теле бандита не хотелось, это подарок отца.

На мое возвращение спасенный отреагировал ухмылкой. Он так и не сдвинулся с места. Не знаю, чего ожидал. Может, что начну клянчить деньги в благодарность за спасение. Но мне было некогда гадать. Обогнув его по дуге, я прошла дальше и присела возле лежащего бандита.

Хорошо, что сработали целительские навыки, и я вначале положила руку ему на шею, сканируя тело. Бандит был без сознания, но жив. Выдерни я кинжал, и меня бы заляпало кровью. Пришлось подлечить мерзавца, чтобы вернуть оружие. Хотя кому я вру. В душе была рада, что его смерть будет не на моей совести. Я целитель, и мое призвание беречь жизнь, а не отнимать ее.

А вот кинжал без зазрения совести вытерла об одежду «пациента», очищая от крови, и поднялась.

— Зачем вы его вылечили? Это ваши знакомые? — в голосе незнакомца сквозило подозрение.

— Нет, я их не знаю. Всего лишь не хотелось испачкаться кровью, возвращая свое оружие, — ответила ему.

— Почему я должен вам верить?

— Можете его убить, мне все равно, — холодно произнесла я, вновь старательно огибая его по дуге и уходя прочь.

— И это все, что вы скажете? — прилетел в спину недоуменный вопрос.

— Прощайте! — не оглядываясь, бросила я, искренне желая больше никогда его не встречать.

Дойдя до Адель, испуганно жавшейся к громиле, с сожалением заметила, что та дрожит, словно лист на ветру. Для ее нервов увиденное стало пределом после всего пережитого.

— Пойдем отсюда, — я потянула ее за собой, ведь общество слуги незнакомца она покидать не спешила.

Вот где справедливость? Он же трус, бросил своего хозяина, не сделав попытки даже помочь, а она инстинктивно жмется к его большому телу в поисках защиты.

И тут я ощутила вмешательство в свою ауру. Как целитель, я способна распознать вплетение чужой энергии в мои энергетические потоки. Вспыхнув, резко обернулась, выпалив в лицо идущему за мной мужчине:

— Вы издеваетесь?

— Простите?! — изогнул он бровь.

— Снимите немедленно ваш маячок! Я в ваши дела не вмешиваюсь и буду благодарна, если и вы воздержитесь от проявления излишнего любопытства к моим.

— Не вмешиваетесь? Уверены?

Нет, ну я не ждала благодарности, но и мириться со столь высокомерным к себе отношением не намерена. Ведет себя так, словно я ему все веселье испортила, будто это и не он стоял там беспомощным столбом!

— Хотите сказать, что собирались сами разобраться с нападавшими? Тогда чего медлили? — задала резонный вопрос. — А впрочем, даже знать не хочу! Могу пообещать, что впредь, если завижу вас, постараюсь воздержаться от излишнего человеколюбия и пройду мимо. Прощайте! — сделала я еще одну попытку избавиться от его общества.

Маячок он снимать не торопился, и пришлось самой уничтожать его, используя свои силы. Со злостью отсекла присосавшиеся ко мне чужеродные щупы.

— Пойдем! — Я ухватила под руку Адель, которая, к счастью, уже пришла в себя за время нашей перепалки с незнакомцем и подчинилась.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — Кто-то решил вспомнить о благодарности.

— Сомневаюсь, если только у вас не припрятан за углом экипаж, — не оборачиваясь, сыронизировала я.

— Не припрятан.

«Я именно такого ответа и ожидала», — усмехнулась про себя, но вот после следующих слов улыбаться перехотелось.

— Карета дожидается через две улицы отсюда.

Он шутит или издевается?! Я обернулась, но увидела, что незнакомец полностью серьезен.

— Саар, проводи! Карета к вашим услугам, леди.

Я колебалась. Предложи он просто нас подвезти, отказалась бы точно. Но карету нам одолжили, и проявлять гордость было неблагоразумно — на сегодня приключений хватило что Адель, что мне.

— Не откажусь, — только и ответила я. От слов благодарности воздержалась, так же, как и он.