Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Франциска Вудворт, Екатерина Васина

Особый случай

Глава 1

Арлиса

— Хейга, помо…

Мой вопль оказался заглушен очередной волной.

Холодная соленая вода накрыла с головой, завертела, затрясла, как куклу. Казалось, еще мгновение — и не выдержу, уйду на дно. Но удалось выскочить на поверхность. Я жадно глотнула воздух, насыщенный водой и бурей. Тучи над головой сверкали почти беспрерывно. А совсем рядом нарастала очередная волна. Глядя на нее, я поняла вдруг, что все, это конец. Мое бегство показалось абсолютной глупостью и нелепым порывом.

Хотя… лучше так, чем в объятиях Дэриэна.

Опять сверкнула молния, и в ее отблеске я увидела не только надвигающуюся волну, но и нечто темное. Корабль? Да его бы разнесло в щепки!

Очередная вспышка…

Вода со всех сторон и мокрые волосы мешали видеть четко. Но нет, это определенно был корабль.

— Помогите! — заорала я из последних сил.

Левое бедро пронзило тысячами иголок, и я закричала, на этот раз от боли. Замолотила руками по воде, понимая, что тело перестало слушаться.

— Спаси…

Вода попала в рот, ногу свело очередной судорогой, и я поняла, что проваливаюсь все глубже и глубже. Уже последним усилием попыталась вырваться, но настигшая волна ударила в грудь, перед глазами потемнело…

...

… Солнце и тепло. Тепло так, что хочется взлететь от счастья, от ощущения свободы и свежести вокруг. И я вскидываю руки, чувствую, как природа вокруг откликается на мой зов.

Тепло пульсирует внутри меня. До тех пор, пока тучи внезапно не заслоняют солнце. И разом обрушивается холод…

— Что еще за улов? Ого, не рыбка, а прямо-таки рыбочка!

— Сиськи моря! Ладно еще капитан провел корабль поближе к ней, выловили вот.

— Выловили! Волны сами вышвырнули. Договор есть договор.

Голоса доносились словно издалека. Горло и легкие жгло от морской воды, тело болело. Сквозь шум в ушах я вдруг услышала еще один голос: властный, резкий. Он точно рассек воздух и перешептывания над моей головой.

— Ну что здесь, показывайте.

Приподнялась на руках, чтобы рассмотреть говорившего, но перед глазами все расплывалось. Это движение отняло последние силы, и я рухнула обратно на палубу, теряя сознание.


...

— Откуда ты здесь, дитя?

Я размазываю слезы по лицу грязными от копоти руками и поднимаю голову. Одетый во все черное всадник подъехал ко мне, а я и не слышала его приближения за громкими рыданиями.

— Я з-за ягодами х-ходила, — отвечаю, всхлипывая. В руке до сих пор сжимаю корзину с земляникой. — А тут вот…

«Вот» — это обгорелый остов некогда красивого особняка. Сгорело все, даже хозяйственные постройки. Вытоптаны клумбы цветов, которые мы сажали с мамой. Сломанными куклами валяются растерзанные тела женщин, разрубленные на части мужчины. Родителей нет в живых. Я это знаю, хотя и не нашла их тел. Их смерть я почувствовала и ринулась обратно к дому, еще не понимая своим детским умом, что это конец.

— Идем со мной, дитя. Тебе нечего здесь делать, — протягивает руку мужчина, наклоняясь ко мне.

Я смотрю на его ладонь, затянутую в черную перчатку, оглядываюсь на руины дома и доверчиво вкладываю свою ладошку. Рывок, и вот я уже сижу на коне впереди него. Забытая корзина валяется на земле, с рассыпавшимися, как капли крови на траве, ягодами.

После этого дня я не могу есть землянику, сразу в памяти всплывает запах гари вперемешку с металлическим запахом крови.

Поворачиваю голову, чтобы вблизи рассмотреть своего спасителя, и застываю, увидев самого красивого на свете мужчину. Белые как снег волосы сверкают на солнце. Кожа на лице светлая, не тронутая загаром, и алые губы как будто испачканные в краске. Касаюсь их пальчиком, но лишь пачкаю сажей и стыдливо прячу ладошку. Сжимаюсь, ожидая, что меня отчитают за грязные руки, но льдисто-голубые глаза смотрят на меня участливо.

— Как твое имя, дитя?

Папа звал меня своей лисичкой, и внутри все сжимается от мысли, что я больше никогда не услышу его голос. Ручейки слез начинают бежать по щекам, и я не в силах ответить.

— Не плачь, Огонек. — Он прижимает меня к себе и трогает коня, разворачивая его от пожарища. И тут я вижу, что мы не одни. Чуть дальше отряд людей, а из леса выезжают всадники, еще и еще.

Я так и не узнала, кто спалил наш дом. Дэриэн говорил, что они прибыли после меня и застали уже угольки. Огонь на дом и постройки навели магический, поэтому так быстро все сгорело. Я знала, что мама бы смогла противостоять нападавшим, не будь беременна, а я была слишком мала, чтобы что-то сделать. Не убеги я тогда без спросу в лес, тоже бы погибла.

— Огонек, где ты? Огонек! Иди ко мне! — послышался любимый голос.

— Нет! — Я вскочила на постели, но горло болело так, что вырвался лишь хрип.

Провела по мокрому от пота лбу рукой, прогоняя сновидение. Дэриэн ищет меня, в этом не было сомнения.

Быстрый взгляд по сторонам дал понять, что я нахожусь в каюте. Память услужливо подкинула отрывочные воспоминания моего спасения. Интересно, куда я попала? Вокруг все кричит о роскоши. Начиная от эльфийского постельного белья, которое приятно холодило кожу, и заканчивая массивной, основательной мебелью из красного дерева с искусной резьбой.

Судя по обстановке, каюта принадлежит мужчине. Богатый торговец? Вряд ли. Моряки торговых судов носят форму компании, а выловившие меня одеты кто как. Я успела это заметить, пусть и краем взгляда. Частная яхта? Может быть, но и там команда в униформе. Одиночка, перевозящий грузы? Скорее всего, но сбивала с толку окружающая роскошь.

Накатившая слабость заставила опять лечь. Все тело болело, как будто меня избили. Взгляд упал на руки и грудь, прикрытые белой шелковой рубашкой. Не моей! Только сейчас заметила, что меня переодели. Откинув одеяло, обнаружила, что, кроме данной части туалета, на мне больше ничего нет. Тут еще донеслись приближающиеся шаги.

Уязвимость собственного положения заставила натянуть одеяло до подбородка и прикрыть глаза.

— Кэп, почему как красотка, так сразу в вашу постель? Помнится, спасенную из рук работорговцев гувернантку вы в отдельной каюте поселили.

— Так она же страшная была, даже орчанки на ее фоне красотки, — загоготал второй мужчина.

— Да, и ей на подносе вы завтрак не таскали, — съехидничал третий.

— Хватит зубоскалить, а то я вам работу найду, если нечем заняться, — беззлобно одернул их знакомый голос с повелительными нотками.

Скрипнула дверь, и я напряглась, жадно рассматривая сквозь ресницы вошедшего. Успела отметить черные волосы, высокий рост и широкие плечи. Рисковать дальше не стала, закрыв глаза и выравнивая дыхание, подражая спящей.

Рядом с кроватью звякнул поднос. Постель прогнулась от тяжести севшего на край мужчины, и я едва не подпрыгнула от его слов:

— Открывайте глаза, я знаю, что вы не спите.

После секундного замешательства я решила подчиниться требованию.

— Откуда?

— Когда я уходил, вы не лежали, укрывшись до подбородка.

В словах послышалась едва уловимая насмешка.

«Когда я уходил?» — повторила про себя. Значит, все это время он был здесь? Интересно, а кто меня переодевал? На борту вообще женщины есть? Сомнительно. Иначе почему с подносом он сам пришел?

В голове пронеслись все правила приличия, вбитые в меня за последние годы. Я наедине с мужчиной, не одета. Какой удар по репутации и моральному облику невесты правителя! Я столько лет старалась быть безупречной, что сейчас впору было впасть в отчаяние от одной мысли, что меня мог видеть обнаженной незнакомый мужчина.

Вот только я больше не невеста.

Впилась взглядом в незнакомца, стараясь понять, чего мне ожидать. Спасли меня или я попала в еще большие неприятности?

Но куда уж больше! Я потеряла все, моя жизнь разрушена до основания, сердце разбито, и еще не до конца понятно, что осталось от моей сути. Дисбаланс сил налицо, с магией творится полный хаос…

— Где я? — даже для собственного слуха голос прозвучал хрипло и слабо.

— На борту «Морского демона», — ответил он и посмотрел так, как будто это должно было мне что-то сказать.

— Вы капитан?

— Да. Поешьте, прежде чем задавать вопросы. Вы два дня провели в горячке.

Два дня?! Немыслимо! Я же никогда не болела!

«Но это было до моего опрометчивого решения», — одернула себя. От понимания того, какой была наивной дурехой, хотелось выть.

— Рану на плече я вам залечил, а вот с жаром пришлось побороться. Что с вами произошло? — спросил капитан, поднимая крышку с подноса.

В нос ударил аппетитный запах куриного бульона. Я приподнялась, садясь повыше, но не забывая натягивать следом одеяло. Мужчина протянул мне накрахмаленную салфетку, которую я расстелила. Его внимательный взгляд говорил о том, что он ждет ответа.

— Едва не утонула. Вы меня спасли, — отделалась я общими словами, лихорадочно думая, как быть. Понятия не имела, как далеко мне удалось улететь и в каких я краях. Курс держала на юг, просто желая убраться как можно дальше. Весь путь старалась лететь над облаками, чтобы меня не заметили. Кристаллы меняла прямо в воздухе. Если бы не ураган, хоть как-то бы сориентировалась и выбрала место посадки, но сильный ветер нес меня через океан. Легенду я не продумала, а не зная своего местоположения, трудно сочинить что-нибудь правдоподобное…