Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Но моя гостья спокойно игнорировала прожигающий раздраженный взгляд. Когда спит, она выглядит моложе, лет на шестнадцать. Но вот стоило ей прийти в себя — и стало заметно, что постарше. Лет восемнадцать — двадцать. К такому возрасту девушки уже обретают уверенность в себе: еще юные, но уже осознающие свою красоту и ее действие на мужчин.

Арлиса… Интересное, необычное имя, как и сама его владелица. Когда металась в горячке, я гадал, какого цвета будут ее глаза. К рыжим волосам подошли бы зеленые, как у Риналлии, или серые. Но они оказались медовые, с темными крапинками, как у кошки. Сладкая девочка. И с характером.

Черты лица правильные, утонченные. Чувствуется порода. И все же слишком много аристократок я повидал на своем веку. Арлиса не такая. Те с молоком матери впитывают правила поведения и нормы допустимого. Она же ведет себя как аристократка, но это наносное. Под шелухой привитого воспитания ощущается бунтарский дух. Чувствуется, что вкусила свободу и жила некоторое время не как примерная девочка. Возможно, ее отдали в пансион уже в более позднем возрасте. Если слова об обедневшей семье правдивы, могли наскрести средства на несколько лет обучения в приличном заведении. Тогда слова о богатой подруге похожи на правду — такая могла после завершения обучения пригласить с собой в путешествие.

Но я не чувствовал никакого корабля рядом! Тогда откуда она взялась?

Мирно спящая в моей постели девушка вызывала слишком много вопросов. И я собирался получить от нее ответы.

Глава 3

Арлиса

...

— Ирн, накорми малышку, — приказал Дэриэн, когда мы въехали в лагерь, и попытался передать меня на руки бородатому русоволосому воину.

— Нет! — Я всеми конечностями вцепилась в своего спасителя, пачкая грязными руками его одежду.

— Ты же голодная. И тебя искупать нужно.

— Не бросайте меня!!! — отчаянно попросила я, вжимаясь в него. Я потеряла всех родных и расстаться с тем, кто был ко мне добр, добровольно не могла.

— Тихо-тихо, тебя просто накормят. Ты же хочешь есть?

— Нет! — соврала я, хотя за ягодами в лес убежала рано, не позавтракав.

— Огонек, — строго позвал меня мой спаситель, и я подняла заплаканную мордашку. — Никогда не лги мне.

— Не буду! — со всем пылом пообещала я и тут же серьезно предупредила: — Но вас не отпущу.

Его близость дарила уверенность и странное успокоение. Рядом с ним боль от потери родных отступала и теряла силу.

Мое самоуверенное заявление вызвало на губах спасителя легкую улыбку. Несколько долгих секунд он смотрел на меня. Я лишь крепче сжала руки на его шее, показывая решительный настрой.

— Ирн, ужин в мой шатер. И нагрейте воды, будем купать принцессу, — отдал короткие приказы Дэриэн, больше не делая попытки отодрать меня от себя.

— Откуда вы знаете, как называл меня папа? — тихо спросила я, уткнувшись носом в его шею. Боль воспоминаний вызвала очередную порцию слез.

— Только избалованные принцессы льют слезы по малейшему поводу и требуют исполнения своих капризов.

Я затихла, не понимая, злится он на это или нет. Но, сообразив, что мне все же удалось настоять на своем и я до сих пор у него на руках, успокоилась. Ну и пусть! Плакать больше не буду, а вот на своих желаниях настаивать надо. Зато я с ним.

Так и получилось, что я поселилась в его шатре. На ночь для меня принесли дополнительный матрас с одеялом, но, выждав момент, когда все уснут, я перебралась под бок к своему спасителю, не желая расставаться с ним даже ночью.

На долгие годы я стала его хвостиком. Тенью, что всегда была рядом с ним. И мышкой, которая сидела тихо на всех серьезных совещаниях, не мешая взрослым.

Сон оставил тянущее чувство внутри, с налетом грусти по прошлому. Долгое время Дэриэн был для меня всем, и теперь в душе образовалась пустота. Я дышала Дэриэном, жила в ожидании похвалы и одобрения Дэриэна, восхищалась Дэриэном и безоговорочно верила Дэриэну.

Интересно, он задумал свой план, когда я была еще маленькой или уже позже? Вопреки всему верить первому оказалось мучительно больно. Мое детство рядом с ним, когда он взял надо мной опеку, хранило светлые воспоминания, пусть и проходило оно в походах. Но для меня не существовало ничего лучше, чем сидеть с ним на коне или дремать во время переходов, прислонившись к сильному телу, дарящему ощущение безопасности.

За годы моего детства Дэриэн укрепил свою власть на завоеванных землях, жестко подавив все бунты. Арвийцам, раньше считающимся непокоренным народом, пришлось склониться и признать его.

Я завозилась, натягивая на себя одеяло, но что-то его удерживало, не давая повернуться. Насторожившись, резко открыла глаза и едва не вскрикнула. Заняв почти всю кровать, на одеяле вытянулся капитан пиратов. Из одежды на нем было лишь маленькое полотенце на бедрах, но его это ничуть не смущало. Наглец вольготно раскинулся на спине, заложив руки за голову. И дрых!

Будь я трепетной невинной девой, то уже бы билась в истерике от факта нахождения практически голого мужчины в своей постели. Но обнаженным телом меня не удивишь. Чего я там не видела? Выросла я среди мужчин, а на ребенка мало обращали внимания. Нет, Дэриэн себе не позволял. Купался и переодевался за ширмой, установленной специально для меня. Но солдаты мылись в озерах не в одежде. И тренировались частенько полуодетыми. Голых мужских торсов я насмотрелась в избытке.

Взгляд невольно скользнул по загорелому пиратскому телу. Хотелось бы сказать, мол, видала и лучше, но чувство справедливости вынуждало признать: он очень хорош. Начать с того, что все тело покрывал ровный, красивый загар, и возникал вопрос: он не только спит, но и ходит голым?

Дэриэн обладает мощным телосложением, и для меня он всегда был идеалом. А капитан пиратов более гибок, хоть и имеет развитую мускулатуру. Мне он чем-то напоминал хищника из породы кошачьих. Такого же ловкого, дикого и… привлекательного.

Только вот если с животными я всегда могла договориться, то этого котика я бы не рискнула за ушком почесать.

Так странно было столь пристально изучать незнакомого мужчину, представителя другого народа. Он являлся полной противоположностью Дэриэну как внешне, так и внутренне. Беспринципный загорелый брюнет, пират! Который даже стал посапывать во сне.

Так и тянуло взять подушку и накрыть его лицо, заглушая усиливающийся храп. Я отодвинулась к краю постели, думая, чем бы в него швырнуть, чтобы прекратить раздражающие звуки. После недолгого сна чувствовала себя посвежевшей, но покидать постель еще не хотелось. Не понимаю, ему заняться нечем? Почему мне нельзя нормально отдохнуть? Кто из нас больной?

Не найдя поблизости ничего метательного, опять с раздражением посмотрела на соседа по постели. И натолкнулась на осмысленный взгляд бирюзовых глаз.

— Хр-р-р-р… хр-р-р… хр-р… — выдал он трель, нагло глядя мне в глаза. — Налюбовалась?

— Не льстите себе! — воскликнула я с возмущением.

— Так ты еще не все видела, — не смутился капитан, потянувшись к полотенцу на бедрах, и издевательски рассмеялся, когда я изменилась в лице. К счастью, полотенце оставил нетронутым.

— Воздержусь.

— Ты подумай. Воздержание вредно. По тебе видно, что долго воздерживалась. У женщин от этого характер портится.

Нет, каков! Одним махом причислил меня то ли к развратным женщинам, то ли к старым девам и еще по поводу моего характера прошелся. Меня уже напрягала приближающаяся ночь. Он голым спать будет? Стоит отоспаться днем, чтобы быть настороже. Не хочется спросонья от него отбиваться. Одна надежда — может, он не опустится до насилия. У этого красавчика такое раздутое самомнение, что он скорее будет ждать, пока я сама к нему в руки упаду.

— С моим характером все в порядке, а вот у некоторых напрочь отсутствует чувство приличия.

— Принцесса, так ты не на чаепитии в благотворительном обществе, а на пиратском корабле.

— Не называйте меня так! — моментально напряглась я, с ненавистью глядя на наглеца. Так меня папа называл, потом Дэриэн, и слышать это обращение из уст наглеца было невыносимо.

— А то что? — подначил он.

Не выдержав и забыв о манерах, я ухватилась за свою подушку и все же впечатала в ухмыляющееся лицо. Один раз от неожиданности он пропустил, но второй перехватил на подлете. Я бросилась на него всем телом, желая придушить гада. Завязалась драка, но я была еще слаба, и он, с легкостью меня перевернув, навалился сверху. От разочарования укусила его, мертвой хваткой вцепившись зубами в плечо.

Пират приглушенно охнул.

— Все-все, отпускаю, — со смешком произнес он, приподнимаясь надо мной на руках.

Я разжала зубы, давая ему подняться. На меня смотрели с веселым изумлением. Тут же осознала свою ошибку: воспитанные леди так себя никогда не поведут. А все мое боевое детство. Я часто дралась с мальчишками и привыкла защищаться как могу. Пусть скажет спасибо, что за нос не укусила. Был у меня в юности такой случай…

Захлопала ресницами, состроив невинное лицо и стараясь исправить впечатление.

— Я есть хочу.

Капитан поразился моей наглости. Хорошо хоть не злился за отпечаток зубов на своем плече, белевший на загорелой коже.