logo Книжные новинки и не только

«Ревизор в Академии, или Пикантная особенность» Франциска Вудворт, Екатерина Васина читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 2

Хам-Как-Его-Там был довольно известной личностью, героем войны. О нем написано в десятках учебников, а о тактике боя слагают легенды. Хотя, как по мне, какая тактика, когда после него остается лишь выжженная земля? Города сдавались без боя, слыша одно его имя.

Одно счастье для мира, что этот высший предпочитал одиночество и в военных кампаниях участвовал редко. Но метко. В последней стычке, когда тролли решили заявить о своей независимости и отстоять исконно родные земли, собираясь выселить с них всех чужаков, именно участие в конфликте Хама-Как-Его-Там привело к появлению среди троллей большого количества философов, ратующих за толерантность и терпимость к другим расам, а также дружбу между народами. Конфликт угас на корню сам по себе. Теперь тролли самый гостеприимный народ.

А на минувшей войне на стороне противника выступали гурры, отличительной тактикой которых была деморализация противника перед боем: всю ночь напролет они выли свои патриотические песни, не давая спать. Разбуженный завываниями Хам-Мое-Имя-Самое-Крутое пошел на прогулку в стан врага, наглядно показывая, что хуже высшего демона есть только невыспавшийся высший демон. В итоге гурры в совершенстве овладели тактикой отступления и бесследного исчезновения в ночи. У них вообще теперь по ночам шуметь не принято, даже дети в колыбелях не плачут.

И таких случаев описано множество, за свою долгую жизнь он успел отличиться везде, куда бы ни направил его император. Я вычитала, что после войны демон отправился на отдых в Арзанскую долину, окруженную неприступной горной грядой. Климат там как на курорте, озера, водопады, горячие источники, плодородная земля. За столь лакомый кусочек испокон веков велись войны между воинственными местными племенами бушенов, и долина переходила из рук в руки, но стоило там поселиться высшему, как споры мгновенно утихли, а бушены, забыв о предмете раздора, объединились и единодушно мигрировали, покинув землю предков.

Одного понять не могла, что столь прославленная личность забыла в АБМ? Или стоило поставить вопрос по-другому? Чем же провинился ректор перед императором, что тот прислал в качестве проверяющего этого Хама-Как-Его-Там? И устоит ли наша Академия после инспекции? Вопрос меня волновал, ведь я планировала задержаться здесь надолго и построить успешную карьеру.

В весьма задумчивом настроении вернула книги обратно и пошла к себе. Следовало еще съездить в город и пополнить запасы продуктов. Взяв в комнате деньги, под прицелом все тех же взглядов я прошествовала по аллее до ворот, но была остановлена привратником, который отказался меня пропускать.

Документ мне еще не оформили, и ответ был один: «Не положено». Еще у блюстителя врат обнаружился талант мастера ведения допросов. Сама не поняла, как рассказала ему, зачем мне понадобилось в город, и перечислила необходимые покупки. Выжав всю информацию, мне посоветовали идти к себе и не беспокоиться.

Беспокоиться действительно оказалось не из-за чего. Уже через час мне доставили все по списку, и даже дорогой эльфийский чай «Лунная песня». Подарок от ректора в честь начала работы. Фиора все же оказалась права, рассказывая о нем, он очень душевный и радушный. И, продумывая план будущего занятия за чашечкой изумительно ароматного чая, я чувствовала себя как дома.

* * *

«Куда я попала?!» — внутренне поежилась, глядя на построенную группу будущих элитных боевых магов. Лучшие представители своих рас были как на подбор: выше меня головы на две, выправку имели военную, а взгляд — нахальный. Для занятий на природе из одежды я подобрала узкие брюки и жакет, и теперь все, как один, пялились на мои ноги. Лишь появление Хама-Мое-Имя-Самое-Крутое заставило поднять взгляды выше. Адепты напряглись, когда я поставила группу в известность, что он будет присутствовать на нашем занятии.

Хм, зная теперь репутацию этого демонюки, я их понимала. Интересно, устоит ли лес, где запланировано наше занятие? Одно успокаивало, что для начала практики стационарный портал настроили на безлюдный участок.

Мы перенеслись на поляну, окруженную вековыми соснами. Хам-Мое-Имя-Самое-Крутое за нами не последовал. В самый последний момент ему доставили письмо, и он задержался, дабы ознакомиться с содержанием. Занятие решила начинать, не дожидаясь инспектора.

— Для начала давайте проверим уровень ваших знаний. Мое первое задание: постарайтесь слиться с местностью, используя природный ландшафт. Я закрываю глаза, и на все про все у вас минута. Время пошло!

Судя по звукам, адепты бросились врассыпную. Через положенное время я открыла глаза и обвела взглядом поляну и близлежащие деревья. На первый взгляд никого. Хм, неплохо. Легкий шорох сзади заставил обернуться и обомлеть. Все адепты группы — все!!! — лежали на земле в разных позах и смотрели из травы на меня снизу вверх. В довершение кошмара позади этих неучей открылся портал, из которого вышел проверяющий. Стараясь сохранить лицо, холодным тоном поинтересовалась:

— Вы считаете, что данная позиция наилучшим образом вас маскирует?

— Нет, она наилучшим образом позволяет любоваться вашими ножками.

Я выругалась про себя. Ладно у русала гены, склонные к размножению, но их ценят за скорость и юркость в бою, а остальные-то чего?!

— И попкой! — добавил орк.

Я задохнулась от такой наглости, а потом и вовсе забыла, как дышать, поскольку вид высшего демона в боевой трансформации напрочь отключает мыслительные процессы, включая основной — самосохранение!

Будущие боевые маги опасность чувствовали даже спиной и в тот же миг кинулись врассыпную, сливаясь с окружающей средой. Орк в два с половиной метра ростом белкой взлетел на громадную сосну и слился с зелеными иголками, огромный тролль залез в маленькое дупло дерева. Не увидь я это своими глазами, не поверила бы. Но он решил, раз пролезла голова — пролезет и все остальное, и, видимо, прогрыз себе дорогу внутрь. На пути к цели боевого мага ничто не остановит! Русал вообще подпрыгнул на месте и зарылся в землю. Как?! Его же стихия вода, а не земля, но, наверное, сработал условный рефлекс нырять.

Остальные исчезли так же бесследно. Я осталась стоять лишь потому, что, на беду, у меня основным на тот момент был инстинкт преподавателя, и, пока не отследила каждого адепта, с места не сдвинулась.

А потом, взглянув на ноги-колонны, мускулистый синий торс, горящие расплавленной лавой глаза, острые загнутые рога, крылья, закрывающие небо, так и осела на землю без чувств. Ускользающим сознанием успела отметить, что земля мягкая, как пух, и теплая.

* * *

Пришла я в себя в Академии, но не у целителей или, на худой конец, в своей комнате, а в мягком кресле в кабинете ректора. Сам он в напряженной позе стоял напротив демона. Высший ткнул в мою сторону пальцем.

— Я требую уволить этот Цветочек по причине несоответствия занимаемой должности!

Его тон и мертвого был способен поднять на ноги, слова быстро привели меня в чувство. А еще я хоть и не демон, но тоже не любила, когда коверкали имя моего рода.

— Цвет Ночи, — произнесла я, вставая, и повторила с нажимом, когда мужчины удивленно посмотрели на меня: — Мой род — Цвет Ночи! И позвольте узнать, на каком основании вы требуете моего увольнения?

Меня смерили пренебрежительным взглядом и буквально выплюнули:

— Вы упали в обморок на занятии.

— Ну и что? — не дрогнула я. — Не замертво же? При виде высшего демона в боевой трансформации умирали и закаленные воины. Это вы перешли в боевую форму в невоенное время и без угрозы собственной жизни или окружающим. Не хотите это объяснить?

Судя по скрежету зубов, до меня не находилось смелых, чтобы требовать его объяснений, но у меня не было выхода, я отстаивала свое место.

— Вы не смогли организовать учебный процесс! Когда я появился, все адепты валялись на траве и пялились на ваши ноги.

— Протестую! Они с удобной позиции изучали окружающий ландшафт. А потом в кратчайшие сроки слились с окружающей средой. Должна заметить, — перевела взгляд на ректора, — что адепты очень способные и проявили недюжинные способности и фантазию в маскировке.

— Они это сделали лишь с моим появлением! — рыкнул рассерженный демон.

— Позвольте, в учебном процессе не запрещается пользоваться подручными средствами. Или инвентарем, — зачем-то добавила я.

Глаза Хама-Мое-Имя-Самое-Крутое зажглись алым, что являлось вестником близкой трансформации. В кабинете ректора запахло паленым. Или мне показалось, или одежда высшего задымилась.

Резкий скачок температуры тела у демонов свидетельствовал о сильном гневе. И только тогда до меня дошло, что я своими словами приравняла высшего к инвентарю. Это ж практически к швабре и тряпке… Ой!

Ректор — душка — ощутил, что ситуация на грани, и снова пришел на помощь.

— Уж не знаю насчет инвентаря, — заметил он весело, — но если адепты так хорошо проявили себя при виде высшего в боевой ипостаси, то, думаю, нежить им обмануть — раз плюнуть. Как считаешь, Хамсферженвальд?

Надо взять у него пару уроков речевого развития. Он долго тренировался, чтобы выговорить зубодробительное имя? Или у василисков это в крови?