Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Но Артур рассчитывал, что одурачить не блещущих интеллектом «физкультурников» большого труда не составит. Он вернулся в общежитие и принялся рыться в шкафу и в тумбочках, в том числе и в вещах соседа по комнате — кролика Дениса, который как раз был без пяти минут «ботаник».

У Дениса было плохое зрение, и Артур надеялся, что сегодня, убегая на занятия и выбирая между очками и линзами, сосед остановил свой выбор на линзах.

— Ага! — радостно воскликнул кот, обнаружив, что его надежда оправдалась.

Он достал очки из соседской тумбочки. Очки были что надо: огромные прямоугольники с толстенными линзами. Артур нацепил их на нос и тут же потерял способность что-либо видеть. Пришлось спустить очки на кончик носа и смотреть поверх них.

Кот поглядел на себя в зеркало. Очки полностью преобразили его морду, но этого было недостаточно. Артур усиленно ссутулился. Уже лучше. Но все равно мало.

Он вернулся к шкафу, выудил из его недр и напялил на себя свитер с надписью «A(f)=F(a), придурки!». Затем бегло пробежался по учебникам Дениса и остановил свой выбор на «Химии неприятных тел». Зажал книгу в лапе и снова поглядел в зеркало. Ай, красавец! Ботан из ботанов — ни одна девушка и близко не подойдет.

Отлично, теперь — в оранжерею!

Три волка-«физкультурника» у входа в Ботанический сад окинули его оценивающими взглядами. Артуру стало неуютно. Он закашлялся и гнусаво произнес:

— Любезные, не подскажете, сумма квадратов катетов прямо пропорциональна действующей на нее силе или, напротив, индукция?

— А? — спросили «физкультурники».

— Ну, фотосинтез! — пояснил Артур. Он указал взглядом на впечатляющие мускулы одного из волков и поинтересовался: — Нанотехнологии?

«Физкультурник» почему-то рассердился:

— Проходи давай, умник! Грузи своих корешей, а не нас!

Артур многозначительно поднял указательный палец и важно заявил:

— Что и требовалось доказать! — после чего без всяких препятствий вступил в «ботаническое» царство.

Среди деревьев, кустов и цветов с самым важным видом прохаживались «ботаники». Столько «ботаников» сразу Артур никогда прежде не видел, поэтому слегка растерялся. «Так вот ты какая — реальность альтернативная!» — подумал он и приблизился к одной из групп.

— Друзья, — вкрадчиво произнес он, — есть возможность заявить о себе!

«Ботаники» уставились на пришельца, а главный из них, очень худой суслик, сказал:

— Молви.

Артур вкратце объяснил, в чем состоит суть его проблемы.

— Ну что, поможете?

«Ботаники» одновременно замотали головами.

— Ничего не выйдет, — сказал суслик. — От тебя за две недели требуется сотворить то, что у маститых ученых не выходило и за годы. Мы не беремся за безнадежные дела, это может повредить нашей репутации. Мы — ботаны, а не фантазеры! Посочувствовать, морально поддержать — это пожалуйста. Но не более.

Артур постарался не показать, насколько расстроен.

— Ладно, и на том спасибо.

Он попытал счастья с другими группами, но повсюду его ждало разочарование. Все ему сопереживали, и никто не хотел помочь.

С горечью кот покинул Ботанический сад. Оставался еще один зверь, на которого Артур мог рассчитывать. Правда, зверь этот был не студент, и, что гораздо хуже, как раз на него рассчитывать было опасно. Но выбора нет: одному справиться с задачей будет сложно.

С ощущением, что он совершает ужасную ошибку, Артур вернулся в свою комнату, уселся за телефон и набрал номер.

— Алло? Привет, братишка…

Глава 2

Помощь появляется и исчезает

Автобус въехал на территорию кампуса. Пассажирам могло бы показаться, будто они попали в другой город. Кругом простирались многочисленные современные строения и парки, далеко впереди угадывались контуры старинного здания центра исследований, служившего предметом особой гордости Градбургского университета. Это действительно в каком-то смысле был город в городе — со своими границами, обитателями, законами и обычаями.

— Общежитие! — объявил водитель.

Кот Константин выпрыгнул из автобуса и огляделся. Ну и где же Артур, который клялся, что непременно встретит его на остановке? А, вот он, бежит от общаги, надеется успеть к месту встречи раньше уже отъехавшего автобуса.

Константин фыркнул и скрестил лапы на груди, всем своим видом выражая негодование.

— Сколько можно тебя ждать? — буркнул он вместо приветствия.

— Ты же только что приехал! — заметил Артур, хлопая Константина по плечу.

— Я спросил, сколько можно тебя ждать, а не когда я приехал. Как будущий ученый, ты мог бы подучиться понимать вопросы.

— Ладно, — улыбнулся «будущий ученый». — Меня можно ждать двенадцать минут сорок три секунды. Такой ответ тебя устраивает?

— Вполне, — ответил Константин и поглядел на часы. — Я ждал меньше. Так что привет! Давай выкладывай, зачем позвал.

Артур кивнул:

— Пойдем ко мне, попьем чаю, и я все объясню…

Артур и Константин были двоюродными братьями и ровесниками, но во всем мире трудно было бы найти более разных котов — и по характеру, и по образу жизни. Внешне они тоже отличались: шерсть Артура была мягкого рыжеватого оттенка, а Константина — серая.

В школе братья учились вместе и даже сидели за одной партой. Однако если Артур всецело посвящал себя учебе, то Константин в основном занимался тем, что сначала прятался в туалете с дружками, чтобы курить, а затем прятался в туалете от дружков, чтобы не курить. Константин постоянно сбегал с уроков на улицу, а Артур — с улицы на уроки. Артур на досуге читал книги, а Константин болтался по дискотекам. Артур с детства готовился стать ученым, а Константин мечтал о легких деньгах. Артур поступил в университет, а Константин занялся сомнительными с точки зрения закона делишками. Артур закончил два первых года с отличием, а Константин задолжал крупную сумму мафии и еле выкрутился. Казалось, пути братьев разошлись навсегда, ибо лежат в разных плоскостях бытия. Но судьба решила иначе.


Сосед Артура, кролик Денис, встретил братьев радушно:

— О, ты, наверно, Константин! Артур много про тебя рассказывал!

— Да ну? — напрягся Константин. — И что же?

— Ну, он говорил, что ты… — Денис заметил выражение морды соседа и осекся. — Что ты его двоюродный брат и что ты… мм… кот. А я Денис! — Он протянул новому знакомому лапу. — Очень приятно!

— Взаимно, — равнодушно кивнул Константин, отвечая на лапопожатие. Однако тут он увидел глаза Дениса, и равнодушие сменилось любопытством. — У тебя странные глаза.

— Ага, голубые! — радостно конкретизировал Денис. — Разве ты не знал, что существует особая порода кроликов, у которых голубые глаза? Мы встречаемся крайне редко, и встреча с нами сулит удачу!

Тут новый знакомый стал Константину по-настоящему интересен.

— Правда? И финансовую тоже?

— А как же! Это точно, и к гадалке не ходи!

Артур решил, что настала пора вмешаться.

— Не увлекайся, — осадил он брата. — Это просто линзы.

Константин осуждающе покачал головой:

— Ай-ай-ай, Денис. Только познакомились, а ты уже обманывать. Я еще мог бы ожидать этого от себя, но от тебя, студента… После того, как мой брат столько о тебе рассказывал…

— Рассказывал? Что же?

— Что ты студент, кролик… С голубыми линзами и склонностью к вранью.

— Да я просто пошутил, — заверил Денис. — А линзы ношу не всегда, чаще — очки. Я и сегодня, когда вернулся с занятий, хотел надеть очки, но обнаружил их совсем не там, где оставил.

Артур насторожился:

— Не там?

— Ну да. Я положил их в тумбочку, вот сюда. А нашел их здесь. — Денис взял линейку. — Расстояние — два сантиметра. Это подозрительно. Теперь, прежде чем допускать их на свой нос, я должен проверить, не появились ли у них зачатки разума.

Константин рассмеялся. Но его никто не поддержал.

— Вообще-то он серьезно, — пояснил Артур. — Он и вправду собирается проверять очки на наличие разума.

Константин мгновенно перестал смеяться:

— А разве это не шутка? Типа как с линзами?

— На этот раз нет.

— А… Денис, ты на всякий случай предупреждай, когда говоришь серьезно, а когда шутишь, ладно? А то я уже дважды чувствовал себя по-идиотски.

— Нет проблем! — согласился кролик. — Сейчас я серьезно говорю. Вот закончу работу над проектом «Последний микрон» и займусь разумными очками.

Константин полюбопытствовал, что такое проект «Последний микрон», и кролик с готовностью объяснил.

Месяца два назад на одной студенческой вечеринке Денис впервые обратил внимание на обычай оставлять нетронутым последний кусок пирога или шоколада. Сначала он решил, что это как-то связано с религией, нечто вроде: «А последний кусок — Космическому Первозверю». Но потом понял, что это не так. Во-первых, религиозность у окружающих его студентов практически отсутствовала. Во-вторых, с последним куском иногда происходили удивительные метаморфозы: кто-нибудь подходил и отрезал от него маленький кусочек, а затем еще мельче и еще. Наконец Денис догадался, в чем дело: никто не хочет быть тем самым бескультурным типом, который съест последний кусок и лишит лакомства остальных. Подобный поступок будет расценен как эгоизм и алчность. Ситуация заканчивалась абсурдно — жалкие остатки пирога (шоколада) в результате отправлялись в мусорку под жадными взглядами присутствующих, каждый из которых на самом деле был бы рад доесть лакомство, но не мог себе этого позволить.