Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— И что теперь? — растерянно спросил Евгений.

— Надо идти в город.

— В какой город? — не понял Константин.

— Да уж, здесь перед нами ведь столько городов! Не выбрать! — съязвила лисичка. — В Вершину, разумеется!

— Как? — спросил Евгений. Он все-таки еще не совсем проснулся.

Берта мысленно сосчитала до ста (начав, правда, с девяноста пяти), мило улыбнулась (осторожные и опытные звери, завидев такую улыбку, убежали бы прочь прямо по рельсам) и ответила:

— Это непросто, но я попробую объяснить. Так, чтобы даже вы поняли, мои друзья и соратники. Надо войти в эту дверь, пройти здание насквозь, выйти с другой стороны, и вот там-то, если не случится ничего непредвиденного вроде падения метеорита, и будет нужный нам город Вершина. Я доходчиво объясняю? Или лучше на пальцах?

— Интересно, почему он называется Вершина? — задумался Евгений. — Ведь он же у подножия Сабельных гор, а не на вершине.

— Хочешь поговорить об этом? — ядовито предложила Берта.

— Хочу! — искренне обрадовался Евгений, демонстрируя тем самым, что не принадлежит к числу осторожных и опытных зверей.

Ценой неимоверных усилий лисичке уда лось совладать с яростью.

— Хорошо. Давай поговорим. Но не сейчас, а годика, скажем, через два. Ладно? А сейчас мы пойдем в город.

«Как же им повезло, что я тоже поехала. Совсем бы пропали без меня. Вот ни капли не стремлюсь к лидерству, но ничего не поделаешь — пока не найдем Улисса, придется побыть главной».

Берта решительно распахнула дверь вокзала и ступила внутрь. Друзья последовали за ней.

В зале не было ни души. Слева от закрытых касс, за окошком горела лампочка, освещая маленькую кабинку. Надпись на стекле гласила: «Дежурный по станции».

— Что это за вокзал такой, где никого нет? — удивился Константин.

Вдруг Берта вскрикнула: за окошком дежурного появилась заспанная морда, принадлежащая немолодому тигру в железнодорожной форме. Тигр уставился на вошедшую компанию и изумленно произнес:

— Вы что, на поезде прибыли?

— Нет, на парашюте, — не моргнув глазом, ответил Константин. — Я — парашютист. А это мои друзья — летчики. Я спрыгнул, а они остались в самолете.

— Что? — Дежурный ошалело уставился на кота, и Берта решила срочно вмешаться:

— Не слушайте его. Конечно, мы приехали на поезде. А что в этом странного?

— Надо же, приезжие… Днем я еще понимаю. Но ночью…

— Это редкость? — догадалась Берта.

— Еще какая! Прокрасться в наш город на поезде под покровом ночи, когда все спят… Признайтесь, что-то плохое задумали? Давайте я позвоню про вас в полицию! — Острое желание хоть каких-то активных действий прогнало с морды дежурного последние остатки сна.

— Не говорите глупости! — нахмурилась Берта. — Ничего мы не задумали!

— Нет? Жа-а-аль… А я подумал, что раз ночью…

— Что ночью? — перебила его лисичка. — Предыдущий поезд тоже прибыл ночью. Хотите сказать, что на нем никто не приехал?

— Увы, никто.

— Этого не может быть! На нем должен был приехать лис!

— Не было никакого лиса.

Друзья недоуменно переглянулись.

— Может, Улисс замаскировался? В целях конспирации? — предположил Евгений. — Ну там, в павлина какого-нибудь…

— Не было павлина, — сказал дежурный. — Вообще никого не было.

— Да вы просто спали и ничего не видели! — воскликнула Берта.

— Нет, не спал, — обиженно возразил тигр.

— Спали!

— Не спал.

Берта покопалась в сумке и достала фотографию Улисса. Евгений и Константин обменялись многозначительными улыбками.

Лисичка сунула карточку под нос дежурному.

— Ну? Вспоминаете? Вот этот лис приехал на предыдущем поезде.

Дежурный всмотрелся в фотографию и задумался.

— На предыдущем, говорите? Хм… Трудно сказать. А фотография поезда у вас тоже есть?

— Бред какой-то… — Берта с досадой махнула лапой. — Ладно, проехали. Где тут у вас ближайшая гостиница?

— А зачем вам гостиница? Оставайтесь на вокзале! Все выдающиеся личности ночуют на вокзалах. А то мне скучно. Будем встречать и провожать поезда… Это очень интересно.

— Спасибо, — холодно отозвалась Берта. — Но я еще не настолько опустилась, чтобы равнять себя с выдающимися личностями. Так где гостиница?

— Ну как хотите. Выходите на улицу и идете прямо. Значит, идете прямо, прямо… Потом на перекрестке — прямо. Да вы запишите, а то забудете! Ну вот, там увидите здание почты. Сразу прямо и потом все время прямо. И там будет гостиница. Зря не записали.

— Ничего. У меня хорошая память. До свидания.

Вершина встретила путешественников тишиной, ветром и приземистыми домами с темными окнами.

— М-да… — протянул Константин. — Примерно так я когда-то представлял себе Старое Кладбище. До того, как на нем побывал.

— Что мы вообще знаем о Вершине? — спросила Берта.

Евгений принялся вспоминать прочитанное в справочнике:

— Маленький городок. При этом — самый крупный населенный пункт у подножия Сабельных гор. Десять тысяч жителей. Подавляющее большинство — тигры. Все.

— Негусто…

— Смотрите! — крикнул вдруг Константин.

От перекрестка направо убегала узкая улица, и в глубине ее виднелся силуэт какого-то зверя.

В Константине снова проснулся лидер:

— Бежим, спросим про Улисса! — И, не дожидаясь ответа, он кинулся в сторону незнакомца.

— Погоди! — попыталась остановить его Берта, но куда там! Растерявшийся Евгений переводил взгляд с кота на лисичку и обратно, не зная, как поступить.

— А мы не побежим? — спросил он.

— Какая ерунда! Константин действительно собирается расспросить всех жителей города, не видели ли они Улисса? Все десять тысяч вершинцев?

— Действительно глупо, — согласился Евгений.

Берта задумалась:

— Но, с другой стороны, а вдруг? У нас ведь уже не раз случалось это самое «а вдруг».

— Да, неоднократно, — снова согласился Евгений.

— Ладно, пойдем.

Уговаривать пингвина не пришлось. Он торопливо затопал вслед за Константином. Берта укоризненно покачала головой — уж она-то не собиралась суетиться. Сейчас она чинно, как и подобает даме, подойдет к прохожему, ни на секунду не уронив достоинства.

За ее спиной раздалось приглушенное шипение. Берта резко обернулась, чувствуя, как сердце мечется в груди в поисках надежного убежища.

Никого… Ну и, спрашивается, чего она, словно маленькая девочка, вздрагивает от каждой…

Вновь раздалось шипение. На этот раз совершенно отчетливо, и лисичка поняла, откуда оно доносится. Из узкого темного зазора между домами.

— Кто здесь? — хрипло произнесла Берта, не узнавая собственного голоса.

Темнота не ответила.

— Имейте в виду, я не одна! Со мной друзья!

Темнота вновь промолчала. Берта облегченно выдохнула. Нет, все-таки это не дело: что она — ребенок, чтобы пугаться темноты и всяких звуков?

— Не бойся… — тихо произнесла темнота. — Иди сюда… Давай поговорим…

В поисках путей к бегству сердце Берты стукнулось о ребра, и лисичка сломя голову бросилась к друзьям. «Не закричу, — думала она. — Ни за что не закричу».

Она не закричала лишь потому, что крик застрял в горле. Наружу выбраться он не смог, потому что горло было маленькое, а крик — огромный, гигантский, чудовищно колоссальный. Пока он пытался протиснуться во внешний мир, Берта нагнала друзей.

Константин и Евгений стояли посреди улицы и изумленно озирались.

— Слушай, Берта, он исчез, — сказал кот.

— Кто исчез? — все еще дрожа, спросила лисичка.

— Ну этот… Который тут был. Я его почти догнал, еще раз окликнул, он повернулся и… пропал. Смотри, вот тут он стоял. Видишь, где бумажки валяются.

На асфальте действительно валялось несколько полосок бумаги. Ослабший от ударов о дома ветер лениво колыхал их.

— Бумажки… — сказала Берта. — Давайте скорее уйдем отсюда!

— Берта, что с тобой? — спросил Евгений.

— Ничего.

— Неправда! — возразил Константин. — Ты какая-то дерганая. Что случилось?

Берта шумно выдохнула и призналась:

— Там кто-то есть. Между домами. Он шипел и звал меня. По-моему, он хотел меня похитить.

Константин и Евгений тревожно переглянулись.

— Ты уверена, что тебе не показалось? — спросил Константин. А Евгений сказал:

— Это, наверно, был ветер.

Берта так возмутилась, что даже забыла о том, что ей страшно.

— Ветер?! Считаете, я совсем рехнулась?! Говорю же, там кто-то был! И он хотел меня похитить!

— Ну правильно, — кивнул Евгений. — Ветер и хотел тебя похитить.

Теперь уже пингвин удостоился тревожных взглядов.

— Да я серьезно! Существует древняя легенда. Про ветер, который похищает прекрасных девушек.

— Зачем? — спросила Берта.

— А чтобы похищать прекрасных девушек, должна быть какая-то особая причина? — фыркнул Константин. — Я бы и сам похищал прекрасных девушек, если бы не был так занят заботой о вас.

— Ты не ветер, — заметила Берта. — Я хочу понять, ветру-то это зачем?

— Но это же очевидно! — сказал Евгений. — Ветер угоняет девушек в небо и превращает их там в дождинки. А откуда, по-вашему, дожди берутся?

Берта подарила пингвину сочувственный взгляд.

— Друг мой, ты действительно полагаешь, что дожди — это толпы прекрасных девушек, превращенных ветром в дождинки?