Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Нет, конечно! Да что вы такие тупые? Это не я полагаю, это легенда так говорит!

— Вот оно что. Ну ладно. Спасибо, Евгений, за просветительскую работу. С твоего разрешения, версию о том, что меня хотел похитить ветер, я рассмотрю в последнюю очередь.

— Ну и напрасно, — обиделся за древнюю легенду Евгений. — Это очень даже убедительная версия. На улице же никого нет, верно? Вот, а ветер есть. Все сходится, все по легенде. Бессердечный ветер, глухой к мольбам, носится по миру, выискивая прекрасных одиноких девушек. Он летает во все пределы, играет на тонкой свирели и…

— На свирели? — вздрогнул Константин.

— Ну да. На тонкой свирели. Он играет и…

— Да погоди ты! Вы что, ничего не слышите?

Берта и Евгений прислушались, и действительно — тихо-тихо, почти на грани слышимости звучала свирель.

— Ой, — испугался Евгений. Он, конечно, не прекрасная девушка, но за Берту-то беспокоится. «Разве может лидер позволить какому-то чужому ветру похищать подчиненную? А это смотря какой лидер», — искренне признался себе пингвин.

— Мама… — жалобно заскулила Берта. — Не хочу быть дождинкой.

— Ребята, давайте пойдем отсюда, а? — предложил Константин.

— Да-да! — живо поддержал его Евгений.

Берта хотела уже выразить горячее согласие с этой замечательной идеей, как вдруг почувствовала злость. И, как уже случалось не раз, злость оказалась сильнее страха.

Лисичка стала посреди улицы, широко расставила задние лапы, передние уперла в бока, прищурилась и твердо сказала:

— Ну уж нет! Я хочу посмотреть, что это за ветер такой. Не на ту напали! Несчастные никогда не сбегают, все до конца не выяснив! Иначе мы никогда бы не нашли карту саблезубых!

— Но мы ее уже нашли, — напомнил Константин. — Так что вполне можем немножко побыть трусами. Героям это позволено. Никто не упрекнет героя за трусость.

— И думать забудь! Я иду разбираться с этим так называемым ветром! И вы пойдете со мной! Потому что вместе мы — непобедимы!

Не дожидаясь возражений, Берта решительно зашагала в ту сторону, откуда доносились звуки свирели.

— Да что ж такое… — проворчал Константин, тем не менее, двинувшись следом за подругой. — Как мне надоели подвиги.

А Евгений засеменил за друзьями, ничего не сказав. Он был слишком занят своими страхами, чтобы еще что-то говорить.

В конце улицы, в отдалении от остальных зданий, обнаружился одноэтажный деревянный домик с верандой. Вывеска на доме заявляла, что его адрес — «улица Кромешная, 13». А еще одна вывеска уведомляла, что «в этом доме жил и работал никому не известный гений». Веранда освещалась лампочкой над входом. На веранде в кресле-качалке сидел тигр неопределенного возраста. Он кутался в поношенное, местами даже рваное пальто. Тигр играл на свирели красивую печальную мелодию. При виде Несчастных он стал наигрывать другую тему — пободрее.

— Здравствуйте, — сказала Берта.

Константин и Евгений в свою очередь кивнули. Тигр прекратил игру и сказал:

— Спасибо.

— За что? — удивилась Берта.

— За то, что пришли.

— Простите… Не понимаю.

Вместо ответа тигр снова заиграл на свирели.

— Очень красивая мелодия, — заметила лисичка, так и не понявшая, как вести себя со странным незнакомцем. — Ваша?

— Нет. Ваша.

— Моя?! — изумилась Берта.

— Разумеется. Я увидел вас, и мне захотелось сыграть именно такую последовательность нот. Без вас она бы мне и в голову не пришла. Значит, это ваша музыка. Я ее всего лишь исполнил.

— Вы ветер? — спросил Евгений.

— Ветер? Насколько мне известно, нет. Хотя мысль интересная. Ее стоит обдумать. А вдруг я действительно ветер и даже не догадываюсь об этом.

— Я знаю! Вы — неизвестный гений! Вы жили и работали! — заявил Константин.

— Нет, неизвестный гений — это не я, — возразил тигр. — Меня зовут Флейтист-В-Поношенном-Пальто.

— Какое длинное имя, — заметила Берта. — А я Берта. Мои друзья — Евгений и Константин.

— Какие короткие имена, — улыбнулся тигр.

— Мы приезжие, — сообщил Евгений.

— Не сомневаюсь, — сказал тигр.

— А это не вас ли мы несколько минут назад видели во-о-он там? — спросил Константин. — Вы еще так неожиданно исчезли.

— Нет, определенно не меня.

— Точно не вас? Там еще остались бумажные полоски.

— Правда? Бумажные полоски? Это интересно. А этот некто, который исчез, как именно он это сделал? Испарился? Пропал в дыму и пламени?

— Нет, — покачал головой Константин. — Он просто взял и исчез. Вот он стоял к нам в профиль… Потом повернулся спиной… И его не стало.

— Плохо. Лучше бы он исчез в дыму и пламени.

— Так вы знаете, кто это?

— Догадываюсь. Это был Бумажный Зверь.

Друзья удивились.

— Бумажный Зверь? — переспросила Берта. — А разве такие бывают?

Флейтист-В-Поношенном-Пальто кинул на лисичку ироничный взгляд:

— Странный вопрос. Предположим, вы сделали из бумаги зверя. Он как, бывает или нет?

— Ну… — замялась Берта. — В определенном смысле, да.

— Вот видите, — удовлетворенно кивнул тигр. — Надо всего лишь определить смысл, и все станет понятно.

Но друзьям пока что ничего не было понятно.

— А почему Бумажные Звери — это плохо? — беспокойно поинтересовался Евгений.

— А что же тут хорошего? Сначала Бумажные. Потом Деревянные. А там и до Железных недалеко.

— А… — сказал Евгений, чье недоумение по поводу Бумажных Зверей только усилилось.

Берта решила, что пора переводить разговор на более важную тему.

— А вы давно здесь сидите?

— Всю жизнь, — ответил Флейтист. — А что?

— Вы не видели лиса?

— Видел.

— Правда? — Несчастные воодушевились.

— Правда. Сейчас припомню, секундочку… Да-да, года два назад!

— Нет, что вы! Сегодня!

— Сегодня — нет. Вы — первая представительница лисьего племени, встреченная мною сегодня.

Путешественники не скрывали разочарования.

— Не расстраивайтесь, — сказал Флейтист. — Может, другие видели. Спросите на вокзале.

— Спрашивали уже, — проворчал Константин.

— Тогда спросите в гостинице.

— Спросим еще, — проворчал Константин.

— Спросите, спросите. Только никому не доверяйте!

— Почему?

— Потому. Это совет.

— И вам не доверять?

— Ни в коем случае! Да если бы я доверял сам себе, где бы я сейчас был!

На это заявление ни у кого не нашлось ответа.

— Вы ведь приехали не просто так, — поигрывая свирелью в лапе, сказал Флейтист-В-Поношенном-Пальто. — У вас есть тайна.

Друзья многозначительно промолчали.

— Можете не отвечать, это очевидно. Потому-то вы и приехали в этот город, — продолжал Флейтист. — Есть кое-что, что вам следует знать. Будьте осторожны, в Вершине не любят чужаков.

— Ничего, — сердито отозвался Константин, которому надоела манера собеседника говорить загадками. — Мы постараемся стать своими.

— Не советую.

— Почему? Ведь чужаков здесь не любят.

— Верно. А своих — ненавидят. Поэтому в Вершине, как ни в каком другом месте, надо вникать в суть явлений. Не верьте тому, что видите. Не верьте тому, что слышите. Помните: то, что вы видите, это совсем не обязательно то, что вы слышите.

— Чего-чего? — не понял Константин.

Вместо ответа Флейтист выставил вперед свирель.

— Вот, смотрите. Что это?

— Свирель.

— Ну вот. Вам кажется, что это свирель. Потому что это имеет вид свирели и звучит как свирель. Но вы не вникли в суть и поэтому ошиблись. На самом деле это не свирель, а памятка.

— Э-э-э? — хором сказа ли Несчастные.

— Вернее, даже три памятки. — Стремительными движениями тигр разломал свирель на три части и протянул обломки ошалевшим собеседникам. — Берите и помните мои слова. Игнорируйте внешнее. Вникайте в суть.

Друзья неуверенно приняли подарки, не зная, как реагировать.

— Спасибо, — неуверенно сказал Евгений.

— Большое, — добавил Константин.

— Вообще-то мы шли в гостиницу… — сказала Берта.

— В гостиницу — это правильно, — одобрил Флейтист-В-Поношенном-Пальто. — Уже совсем рано, а вам надо отдохнуть с дороги. Да и мне не помешает поспать. Спокойной ночи. — Тигр запахнул пальто, уронил голову на грудь и заснул. Или сделал вид, что заснул, — Несчастные так и не поняли. Но если Флейтист притворялся, то делал это весьма убедительно.

— Что-то мне не по себе от этого типа, — шепотом сказал друзьям Константин. — Давайте-ка и правда пойдем в гостиницу.

— Я буду только рад, — заметил Евгений.

— М-да… И куда это нас занесло… — Берта поежилась и первой двинулась обратно к улице, что вела от вокзала к гостинице…

Дошли быстро. Гостиница «Два клинка и одни ножны» представляла собой скучное трехэтажное здание, построенное когда-то архитектором, фанатеющим от параллелепипедов. Позже было решено придать зданию немного жизни, и над входом были посажены две каменные горгульи. Чудища имели крайне изумленный вид, поскольку параллелепипеды в ареал их обитания определенно не входили. Несчастные изваяния напряженно смотрели вниз, словно боялись рухнуть со столь неестественного пьедестала и разбиться на сотни крохотных камушков. Константин, Берта и Евгений оценивающе пригляделись к невезучей скульптурной композиции и единогласно пришли к выводу, что падение горгулий может случиться с минуты на минуту. Оказаться в такой момент у двери в планы друзей никак не входило, поэтому они торопливо зашли в гостиницу.