Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Пустующий зал освещался приглушенным электрическим светом. На стойке администратора стояла табличка: «Если вам ни капли меня не жаль, звоните и будите. Заранее невыспавшийся и злой администратор».

— Я тоже невыспавшаяся и злая, и мне ни капли не жаль администратора, — сказала Берта и без колебаний нажала на кнопку звонка.

Через пару минут за стойкой открылась стеклянная дверь и появился администратор — тигр в халате леопардовой раскраски и в белой ночной шапочке. Администратор выглядел не злым, а, скорее, удивленным.

— Здравствуйте, — сказал он, подходя к стойке.

— Предоставьте разговор мне, — шепнул Константин друзьям. Он оперся о стойку, прищуренно уставился на администратора и многозначительно заявил: — Мы от Флейтиста.

— Что? — не понял тигр.

— От Флейтиста-В-Поношенном-Пальто, — конкретизировал Константин с заговорщической интонацией.

— Ах вот оно что… — произнес администратор.

— Да-да. Флейтист сказал, что у вас может быть для нас важная информация.

— Вот как? Какого же рода информация?

— Она касается одного лиса… Вы могли его видеть какое-то время назад. Может быть, он даже здесь, в этой гостинице.

— А… Лис. Можно подробней?

Константин повернулся к Берте.

— Фотографию!

Берта немедленно отдала фотографию коту, и тот продемонстрировал ее администратору.

— Вот этот лис. Вы его видели? Он мог остаться в городе, а мог отправиться в горы.

Тигр задумчиво всмотрелся в снимок.

— Да, — наконец сказал он. — Это он.

— Так вы его видели? Он здесь? — перебивая друг друга, затараторили Несчастные.

— Я видел его сегодня, — ответил администратор. — Он отправился в горы. Но сказал, что вернется.

— Когда?!

— Через несколько дней. Сказал, что вернется и обязательно придет в гостиницу. Собственно, он для того и зашел, чтобы предупредить, что ему вскоре понадобится номер.

— А как он назвался? — спросил Евгений, которого все еще не покидала идея о том, что Лис Улисс непременно прибегнет к конспирации.

— Он сказал, что его зовут Себастьян. Но мне кажется, это не настоящее его имя.

— А про нас он ничего не говорил? — спросила Берта. — Мы его друзья!

Тигр наморщил лоб.

— Да, припоминаю, говорил. Сказал, что могут прибыть его друзья, и он бы очень хотел, чтобы они его дождались.

— Ура! — обрадовались Несчастные. — Мы нашли его!

Администратор улыбнулся.

— Нам, пожалуйста, два номера, — сказал Константин. — Один двухместный, и еще один — для девушки.

— Разумеется, господа. — Тигр протянул ему две связки ключей. — Третий этаж, комнаты триста два и триста три.

Друзья расплатились и уже собрались уйти, как администратор сказал:

— Позвольте один вопрос. Этот Флейтист-В-Поношенном-Пальто… Где вы его встретили?

— На Кромешной улице, в доме номер тринадцать, — охотно ответила счастливая Берта.

— О… В доме Неизвестного Гения! — воскликнул тигр. — Как интересно!

— Почему интересно? — не поняла Берта.

— Потому что в этом доме уже очень давно никто не живет.

Теперь настала пора Несчастных удивляться.

— Но нам показалось, что там живет Флейтист, — сказал Евгений.

Администратор пристально на него посмотрел и сказал:

— Похоже, вы и правда не в курсе… Флейтиста-В-Поношенном-Пальто не существует. Это мифологический персонаж.

Друзья ошеломленно переглянулись, не зная, что и подумать.

А администратор остался очень доволен. Приезжие в Вершине — явление редкое, а тут — надо же! — сразу несколько новых постояльцев в один день!

И все спрашивают про лиса.

Глава 2

Искушение брата Нимрода

Евгений не зря беспокоился о том, что соперники Улисса и его друзей тоже отправятся за сокровищами. Разумеется, так и вышло.

Ранним утром предыдущего дня брат Нимрод впервые за долгое время, что он состоял в Секте Пришествия Сверхобезьяна, не надел рясу. Вместо этого он облачился в джинсы и рубашку, а поверх рубашки — в серый свитер. Барс поглядел на себя в зеркало и остался доволен: совершенно ничем не примечательная личность. За исключением белой шерсти.

Брат Нимрод уселся у зеркала, раскрыл коробочку с театральным гримом и принялся наносить на морду пятна. Результат его разочаровал. Вместо обычного барса получился снежный барс, болеющий ветрянкой. Брат Нимрод нацепил на нос темные очки и снова проинспектировал свое отражение.

— Ладно, бывает и хуже, — вслух решил он и пустился в турне по своей элитной келье, собирая и забрасывая в чемодан нужные вещи. Последними туда полетели зонтик, красная ряса и маленький пистолет.

Барс надел черный пиджак и засунул во внутренний карман карту саблезубых.

— Прощай, брат Нимрод! — торжественно заявил он зеркалу. — Теперь ты просто Нимрод. Обычный, ничем не примечательный парень, каких миллионы. Как грустно. Но в то же время весьма обнадеживающе.

Барс улыбнулся. Получилось так себе.

— М-да, разучился, — признал он. — Брат Нимрод, какой ты все-таки был суровый парень. Ну что ж, пускай и обычный Нимрод будет таким же. Брать уроки улыбок в мои планы не входит. — Он сделал грозное выражение морды. — Ну вот, совсем другое дело. Определенно мой стиль.

Барс подхватил чемоданчик, окинул прощальным взглядом келью и вышел в коридор. Где тут же столкнулся с самцом мартышки в белой рясе — главой ордена. Его Святейшество был застукан в недвусмысленной — подслушивающей и подсматривающей — позе.

Брат Нимрод разыграл на морде неподдельное (а на деле, разумеется, поддельное) удивление.

— Ваше Святейшество! Что я вижу!

— Нет, это что я вижу! — возмутился глава секты, одним из девизов которого был принцип «Лучшая защита — это нападение, удар и быстрое-быстрое бегство».

— Что я слышу! — не сдавался брат Нимрод.

— Нет, это что я слышу! — парировал Его Святейшество.

— Ваше Святейшество, что вы такое говорите?!

— Нет, Ваше Святейшество, это что вы такое говорите!

Беседа достигла апогея. Апогей привел главного сверхобезьянца в замешательство: смысл беседы от него ускользнул. Брат Нимрод еле заметно усмехнулся и попытался исчезнуть. Но это ему не удалось, так как оппонент пришел в себя быстрее, чем ожидалось.

— Стойте, брат Нимрод! — приказал Его Святейшество и сам себя испугался, так как до сих пор повышать голос на страшного барса не осмеливался.

Последний же так удивился внезапной решительности начальства, что действительно остановился.

— Как вы выглядите, брат? — недовольно спросил Его Святейшество. — Что за постыдный наряд?

— Постыдный? Неужели цвет пиджака не гармонирует с длиной когтей?

— Не валяйте дурака! Нельзя находиться в святой обители в подобном виде!

— Вы правы. Но обратите внимание, Ваше Святейшество, я как раз собирался покинуть обитель, чтобы не оскорблять ее своими штанами и свитером. Всего хорошего.

— Ну уж нет! Думаете, я ничего не понимаю? Думаете, я не знаю, что вы добыли карту и хотите один наложить лапу на сокровища?

— Какие подлые инсинуации! — нахмурился барс.

— Это факты!

— Какие подлые факты! А теперь дайте пройти, Ваше Святейшество. Вы ведь не хотите оставить паству без пастыря, правда?

— А вы мне не угрожайте! Я вас не боюсь! — воскликнул сверхобезьянец, но голос его дрогнул.

— Не боитесь? Это что-то новое. — Создавшаяся ситуация начала веселить брата Нимрода.

— Ни капельки! — попятившись, ответил Его Святейшество. — Ну где же вы, преисподняя вас забери!

На его крик из-за угла коридора выбежали гориллы-телохранители — те самые, что недавно охраняли самого брата Нимрода. Гориллы вперили в барса противоречивые взгляды — одновременно грозные и испуганные. Грозные, потому что так им полагалось по службе, а испуганные — потому что они прекрасно знали, с кем имеют дело. И иметь с ним дела они не хотели.

Брат Нимрод наигранно ужаснулся:

— О нет! Разве такое возможно? Вы предали меня! Вы, которых я кормил вот этими самыми лапами! Которых пригрел на груди. Которых вскормил молоком матери! И медом отца! Которых укрыл своим крылом! О, имя вам вероломство!

Телохранители буркнули что-то неразборчивое, а Его Святейшество нахмурился:

— Не ломайте комедию!

— Какую комедию! — возопил барс. — Что вы усмотрели смешного в предательстве! Предательство — это всегда трагедия!

— Не ломайте трагедию. И не вам, знаете ли, говорить о предательстве.

— Как не мне? — удивился брат Нимрод. — Конечно мне! Кто же лучше меня разбирается в предательстве?

— Послушайте, брат. Давайте по-хорошему.

— Давайте, — легко согласился барс. — Отойдите и пропустите меня. Это и будет по-хорошему. Потому что иначе будет по-плохому. Ну, знаете, пальба во все стороны, горы трупов, стоны умирающих, следствия, тюрьмы, казни. Зачем нам вся эта суета, все это мельтешение тел, все это назойливое внимание прессы? Давайте разойдемся мирно: я пойду по своим делам, а вы останетесь по своим.

— Отдайте карту, — несмело сказал Его Святейшество. — Или покажите. Ну… хоть издалека. Ведь мы же добывали ее вместе, плечом к плечу!

— Ах, Ваше Святейшество, как вы правы. Но где плечи, там и локти. Вот ими-то я и намерен прокладывать себе путь.