logo Книжные новинки и не только

«Ревность и обман» Френсин Паскаль читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Френсин Паскаль Ревность и обман читать онлайн - страница 1

Френсин Паскаль

Ревность и обман

1

— Знаете девочки, — сказала во время завтрака Эллис Уэйкфилд своим дочерям, сидевшим напротив нее за кухонным столом. Она перевела взгляд с одной на другую, и в ее глазах блеснули счастливые огоньки, — в эту пятницу приезжает ваш брат и пробудет дома целую неделю. Я хочу, что бы вы помогли мне придумать какой-нибудь сюрприз к его приезду.

— Лично я не собираюсь беспокоиться о Стиве, мам, — объявила Джессика, накладывая себе еще порцию яичницы. — Если верить Каре, мы вообще вряд ли будем иметь счастье его лицезреть.

Кара Уокер была одноклассницей Элизабет и Джессики. У нее сейчас был роман с их старшим братом Стивеном. Стивен учился на первом курсе колледжа, и в последнее время у него было так много уроков, что ему редко удавалось вырваться домой. Джессика знала, с каким нетерпением Кара ждет его приезда.

— Джесс, мама все-таки права, — возразила Элизабет. — Не беспокойся, мам, мы с Джессикой что-нибудь придумаем. Можешь рассчитывать на нас!

Глаза Неда Уэйкфилда весело блестели, пока он слушал этот обмен репликами.

— Что-то подсказывает мне, что этакое веселенькое начало я уже слышал, — пошутил он. — Бога ради, поспокойнее! Поберегите своих престарелых родителей от бури эмоций, на которую вы способны.

— Да брось, пап! — захихикала Джессика. — Мы с Лиз просто помогаем вам оставаться молодыми.

Элизабет ничего не оставалось, кроме как согласиться. Несмотря на то, что их отец уже очень давно работал адвокатом, выглядел он не намного старше Стивена. В его густых русых волосах не было ни проблеска седины, а глаза светились юношеским энтузиазмом. Мать близнецов, дизайнер по интерьерам, тоже много времени отдала карьере. Но, глядя на мягкие светлые волосы, сияющие голубые глаза и стройную фигуру, ее часто принимали за старшую сестру дочерей.

— Эй, Лиз, ты опять о чем-то мечтаешь, — окликнула Джессика сестру. — Я тебя спрашиваю: допила ты чай или нет?

Элизабет тряхнула головой:

— Да, я все, Джесс.

Она знала, что Джессике не терпится поскорее выйти из-за стола, чтобы успеть собраться на заседание женского клуба, которое состоится сегодня днем у Лилы Фаулер, подруги Джессики. Самой же Элизабет нравилось подолгу засиживаться после завтрака с родителями. В этом они с сестрой тоже непохожи, подумала Элизабет, глядя на Джессику, которая намазывала кусочек хлеба толстым слоем сливочного сыра.

Внешне сестры были настолько похожи, что даже близкие знакомые часто их путали. Им было по шестнадцать лет, хотя Элизабет частенько напоминала Джессике, что та младше на целых четыре минуты. Сестры были высокими, ростом метр шестьдесят восемь сантиметров, стройными, с длинными светлыми волосами до плеч, черными ресницами и глазами цвета бирюзы. Они даже носили одинаковые кулоны на золотых цепочках, которые им подарили родители на шестнадцатилетние.

Но это было их последней общей чертой. Все остальное — их друзья, привычки, вкусы — сильно отличалось. Элизабет всегда была очень осторожна. Она хотела, чтобы ее друзья были заботливыми, честными, надежными, и сама изо всех сил старалась жить согласно этим принципам. Элизабет была очень трудолюбивой ученицей и больше всего времени она отдавала английскому языку, своему любимому предмету. Однажды Элизабет решила стать писателем и теперь набиралась опыта, все силы отдавая работе в школьной газете «Оракул», где была редактором колонки «Глаза и уши».

Джессика же, в отличии от сестры, была очень импульсивна. Она меняла свои привычки и друзей со скоростью света — и не столько из-за непостоянства, сколько из-за того, что любила острые ощущения. Где бы, что бы ни происходило, Джессика всегда должна была находиться в центре событий. Школу она считала скорее местом общения, чем учебы. И всегда смеялась над Элизабет, которая до седьмого пота работала в редакции «Оракула», вместо того чтобы отправиться на пляж или заниматься чем-нибудь веселым, например, в команде болельщиц!

Взять, к примеру, «Пи Бета Альфа». Джессика убедила Элизабет вступить в элитный женский клуб. Но когда их приняли, Элизабет потеряла к нему интерес и числилась только формально. Джессика же занималась там всем, чем только можно, и теперь уже была его президентом.

— Ты ведь собираешься сегодня к Лиле, не правда ли? — с тревогой спросила Джессика сестру, вдруг испугавшись, что та могла совсем сойти с ума и не пойти на самое главное заседание этого полугодия.

— Да, пойду, — засмеялась Элизабет, — но ненадолго. Мы с Инид собрались на пляж и поэтому уйдем пораньше.

Джессика печально покачала головой. Она считала лучшую подругу Элизабет неисправимой занудой.

— Лиз, но это правда, важное собрание, — напомнила она сестре, — мы сегодня выдвигаем новых кандидатов.

— Новых кандидатов? — рассеяно переспросил мистер Уэйкфилд. — О чем это вы?

— Кандидатов в наше общество, пап, — объяснила Джессика. — Я предложу Эмми Саттон, Лиз, ты поддержишь меня?

Элизабет снова засмеялась. Они с Эмми Саттон были лучшими подругами до тех пор, пока в конце пятого класса семья Эмми не переехала в Коннектикут. Когда Эмми вернулась в их город, Элизабет изо всех сил пыталась возобновить их дружбу. Но оказалось, что за четыре года многое изменилось! К своему разочарованию, Элизабет обнаружила, что Эмми уже не была такой, какой она ее помнила. Теперь Эмми уже не была такой, какой она ее помнила. Теперь Эмми интересовалась только ребятами и тем, как она выглядит. Элизабет же она упрекала в эгоизме и тщеславии. По мнению Элизабет, у Эмми не должно возникнуть никаких препятствий для вступления в «Пи Бета Альфа», тем более, если ее кандидатуру предложит Джессика.

— Мне кажется, что у Эмми не возникнет недостатка в поддержке, — весело сказала Элизабет и подмигнула отцу.

— Интересно, а кто, кроме тебя, сможет поддержать ее кандидатуру? — ошеломленно спросила Джессика.

— Только надеюсь, девочки, что вы будете помнить о чувствах других людей, — вступила в разговор миссис Уэйкфилд. — Могу себе представить, как можно подобным отказом обидеть человека.

— У нас общество для избранных, мам, — скривилась Джессика. — Если «Пи Бета» начнет принимать кого попало, наша репутация упадет.

— Точно, — фыркнул мистер Уэйкфилд, вытирая рот салфеткой. — Полагаю, что основная задача каждого клуба — не позволить никому в него вступить.

— Ничего подобного пап! — надула губы Джессика и быстро посмотрела на Элизабет в надежде, что та ее поддержит. — Скажи, что это не так, Лиз.

Элизабет засмеялась.

— В словах отца есть доля правды, — ответила она и вдруг нахмурилась, вспомни, как Робин Уилсон пыталась вступить в их клуб. Это было задолго до того, как Робин похудела и стала вторым капитаном команды болельщиц вместе с Джессикой. В то время Робин была неуклюжая и непривлекательная. Джессика и некоторые другие девочки сделали все возможное, что бы Робин не приняли в «Пи Бета», и она ужасно обиделась. Теперь это все уже в прошлом, и Элизабет надеялась, что ничего подобного не случится во время новых выборов. Она знала, большинство членов «Пи Бета» были доброжелательными, но все-таки возможность кого-нибудь обидеть, довольно велика.

— Ну ладно, — сказала миссис Уэйкфилд и стала убирать со стола, — только не забудьте со всеми вашими клубами о собственном брате.

В зеленовато-голубых глазах Джессики промелькнуло скептическое выражение.

— У нас и не получится, — возразила она, — ты что, забыла мам, Кара тоже в «Пи Бета», а от нее только и слышно, что о Стивене.

— Мы придумаем какой-нибудь сюрприз для него, мам, — пообещала Элизабет и, встав из-за стола, порывисто обняла мать.

Лично она ожидала приезда Стивена в тысячу раз сильнее, чем каких-то там выборов в «Пи Бета». И, по правде сказать, она уже начала подумывать, как бы вместе с Инид пропустить это собрание и отправиться прямо на пляж.


— Так, — откашлявшись, начала Лила Фаулер. Она стояла перед группой девушек, сидевших в великолепной, обитой дубом гостиной в доме Фаулеров. — Девочки! Прекратите болтовню. Нам нужно приниматься за дело, а то мы тут проведем целую вечность. — По деловому тону Лилы было понятно, что она всерьез вжилась в свою роль председателя собрания.

Сандра Бэкон, сидевшая позади всех, с восторгом глядела по сторонам. До этого она была в доме Фаулеров только несколько раз и не переставала восхищаться размером и великолепием комнат. Отец Лилы был одним из самых богатых людей в Ласковой Долине. Он жил за счет своей компьютерной фирмы, и при взгляде на его величественный дом и огромное имение, Фаулер Крест, становилось ясно: он любит показать, что у него есть деньги. Родители Лилы были разведены, и у нее не было ни братьев, ни сестер, так что все щедрые подарки отца предназначались ей одной. Восхитительно, подумала Сандра и встряхнула головой, глядя на Лилу, которая, достав блокнот, пыталась начать собрание. Лила была довольно привлекательной, с длинными светло-русыми волосами и большими карими глазами. Но в первую очередь бросались в глаза ее модная одежда и дорогие ювелирные украшения. Сандра нахмурилась, поглядев на свои собственные джинсы и простую тенниску.

Хотя никому и не пришло бы в голову обсуждать то, как выглядит Сандра, она знала, что выглядит нормально. «Нормально» — самое подходящее для меня слово», — подумала она. Средний рост, средняя фигура, средние оценки. Сандра посмотрела на симпатичных, весело болтающих, уверенных в себе девушек. Должно быть, она самая обыкновенная в этой комнате. Сандра вовсе не хотела себя унизить, но чувствовала, что это именно так.

По ее собственному мнению, она была из числа тех приятных девушек, которые не запоминаются. Обычно, встречаясь с ней в компании, ей почти не уделяли внимания.

Особенно если она была вместе с Джиной Уэст, лучшей своей подругой с незапамятных времен. Они росли вместе, и у них всегда все было общее, абсолютно все: пластинки, игры, одежда. У Джины было два брата, а у Сандры — три, но сестер у них не было. Все эти долгие годы они были друг для друга сестрами. Но Сандре до смерти надоело жить в тени Джины. Проблема была в том, что они все делали вместе, при этом Джина была очень эффектной. А рядом с красавицей простушка покажется в тысячу раз хуже.

Что ж, мрачно размышляла Сандра, Джине ведь ничего не надо делать со своей наружностью. Длинные блестящие темно-русые волосы, зеленые глаза и великолепная белая кожа. Джина была невысокого роста, но очень изящная. Ей никогда не приходилось беспокоиться о том, чтобы похудеть. «У меня быстрый обмен веществ, — говорила она, — поэтому можно есть что угодно и оставаться стройной». А ее одежда….. Что бы она ни надела, все смотрелось красиво и оригинально. В отличии от большинства своих школьных подруг, джинсы она никогда не носила, предпочитая им юбки и платья, и всегда выглядела гораздо более изыскано и очаровательно, чем остальные. Все эти годы Джина была всегда и во всем первой. И ко всему прочему, куда бы они не пошли, все всегда говорили Джине, как прекрасно она выглядит. Сандре никто ничего подобного никогда не говорил.

Но это еще не все. У Джины в руках все просто горело. Взять, к примеру, команду болельщиц. Сандра еле-еле попала в команду, споткнувшись во время одного из прыжков и изо всех сил стараясь выглядеть естественно. Ей с трудом удавалось запомнить порядок движений. Джина же легко выполняла самые сложные упражнения. И такая же история повторялась во всем. То, что Сандра делала на «4», Джина делала на «5». Она играла на флейте и получала за это награду за наградой. Она потрясающе танцевала и даже прекрасно готовила!

Сандра в жизни не смогла бы рассказать Джине о своих мыслях. И она чувствовала, что с каждым днем их отношения становятся хуже и хуже. Начав однажды сравнивать себя с Джиной, она уже не могла остановиться.

У Сандры была только одна вещь, которой не было у Джины, — «Пи Бета Альфа». И Сандра была полна решимости сделать все, что бы Джину туда не приняли.

— Сэнди! — воскликнула Кара Уокер, плюхнувшись рядом с ней. — Я опоздала. Было что-нибудь важное?

Сандра отрицательно покачала головой:

— Лила только собирается читать список для голосования. Ты ничего не пропустила.

— Ну и хорошо. — Глаза Кары радостно заблестели. — Я только что говорила с Джессикой. Она собирается выдвинуть кандидатуру Эми Саттон.

— Да что ты? — удивилась Сандра. Во рту у нее пересохло. Она знала, что все ожидают от нее выдвижения кандидатуры Джины. Когда проходили прошлые выборы, Джина была очень занята работой над специальным музыкальным проектом. Но она так подходила для «Пи Бета Альфа»! Все уже несколько недель говорили с Сандрой о том, что Джине было бы неплохо вступить в клуб.

Более того, Джина и сама хотела стать членом «Пи Бета». Она уже несколько раз просила об этом Сандру. Но каждый раз Сандре удавалось отвести ее кандидатуру.

Сандра никому не могла сказать всю правду, настолько все это было отвратительно. Джина была ее лучшей подругой, и Сандра понимала, что поступает не правильно. Она предает подругу, которая ей дороже всех на свете.

Однако Сандра была уверена, что, как только Джина вступит в «Пи Бета», их дружбе придет конец. Она считала клуб единственным способом восстановить равновесие, заставить Джину уважать ее. И как только Джина туда вступит……

Сандра с трудом сдержала слезы. Она не хотела, что бы кто-нибудь заметил, что она расстроена. Все ждали от нее предложения кандидатуры Джины, и ей хотелось поскорее сделать это. В противном случае все поймут, что происходит, и слухи наверняка дойдут до Джины.

Нет, нужно вести себя так, будто ничего не происходит. Но после этого……

— Хорошо, — сказала Лила, — называйте имена кандидатов. Кто хотел бы начать?

Поднялась рука Джессики.

— Я предлагаю Эми Саттон.

— Я поддерживаю кандидатуру, — с энтузиазмом сказала Кара.

Сандра подняла руку:

— Я предлагаю Джину Уэст.

В комнате раздались разрозненные аплодисменты, и три или четыре голоса одновременно поддержали кандидатуру Джины.

Сандра с трудом смогла дослушать то, что говорили дальше. Она поняла, что на следующий день после занятий должно состояться еще одно собрание, на котором будет объявлено первое испытание, ожидающее кандидаток. Так как Сандра предложила кандидатуру Джины, то она стала ее «наставником». Это означает, что она должна держать Джину в курсе всех событий испытательного срока и помогать ей во всем.

Но у Сандры были свои планы. Хорошо, она будет наставником Джины, но сделает все возможное, чтобы Джина не прошла испытания. Чего бы это ей ни стоило, она не позволит Джине вступить в «Пи Бета Альфа».

2

— Ну, рассказывай, что было на собрании? — расспрашивала Джина подругу, болтая ногами в зеленовато-голубой воде школьного бассейна. Был понедельник, и утром девушки занимались водным балетом. Сандра мрачно посмотрела на черный купальник Джины. Только Джина Уэст могла так прекрасно выглядеть в одной из тех вещей, в которых отказывала себе Сандра. Ее собственный купальный костюм был ей на размер маловат, и единственным утешением было то, что водный балет не входил в программу совместного обучения с мальчиками. Она бы умерла, если бы кто-нибудь из них увидел, как она выглядит!

— Я же говорила, мы предлагали кандидатуры и утверждали их. Вот и все. Думаю, сегодня днем мы решим, какое задание нужно выполнить во время испытательного срока.

Джина вздрогнула:

— Надеюсь, это не что-то ужасное. Сандра, я просто умру, если не смогу сделать это.

Сандра опустила глаза и посмотрела на воду.

— Уверена, у тебя не будет никаких проблем, — ответила она, пытаясь скрыть волнение. — Это все — просто раз плюнуть! Конечно, — добавила она, — сначала может и не получиться, это скорее всего. Так всегда бывает. Но в конце концов ты со всем справишься.

Джина закусила губу.

— Сэнди, я начинаю волноваться. А что это будут за испытания?

— Да так, знаешь. — Сандра неопределенно махнула рукой. — Глупости всякие, — ответила она, задумчиво глядя на подругу. — Если окажется то же задание, что и в прошлый раз, то у кого-нибудь в субботу будет вечеринка, и все кандидаты должны будут на нее пригласить мальчишек.

Джина побледнела и испуганно сказала:

— Это ужасно. А если он догадается?

— Ну ты и должна все устроить так, что бы не догадался. Не переживай, — быстро добавила Сандра, — я уверена, ты со всем справишься. Ты можешь себе представить хоть одного парня, который отказался бы пойти с тобой на вечеринку? — Она пристально посмотрела на подругу: не заподозрит ли та неладное?

Джина пожала плечами.

— Да наверняка найдется куча ребят, которые откажутся, — возразила она. — Ты просто слишком хорошо ко мне относишься, Сэнди, и всегда говоришь мне только приятное.

— Ну, в общем, я сказала, тебе нечего беспокоиться. — И Сандра соскользнула в воду. — Займусь-ка я водной акробатикой, а то у меня до сих пор не получается это упражнение.

— Давай я помогу тебе, — предложила Джина и, надев купальную шапочку, соскользнула в воду вслед за подругой. — Прижми к себе руки как можно сильнее и быстро-быстро ими двигай, а когда останавливаешься, держи ноги прямо. Вот посмотри.

Джина перевернулась на спину и поплыла, поднимая ногами брызги воды. Отплыв на несколько метров, она прекратила движение ногами, перевела дыхание и сделала великолепное сальто в воде. Джина выполнила упражнение так изящно, как будто тренировалась несколько месяцев, хотя на самом деле разучила его всего пару дней назад.

«Это несправедливо, — подумала Сандра и тоже попыталась нырнуть, но только нахлебалась воды с хлоркой. — Почему же, в конце концов, у Джины все так прекрасно получается?»

Сандра просто представить не могла, как же устроить все так, чтобы Джина провалила испытание. Ведь ей все удается без малейшего усилия. Единственное, что могла придумать Сандра, это устроить так, чтобы Джине пришлось приглашать на вечеринку парня, который наверняка ей откажет. Она была абсолютно уверена, что такую вечеринку будут устраивать, и кандидатки должны будут пригласить на нее парней. Это была традиция «Пи Бета Альфа».

Но кто откажется пойти на свидание с Джиной? Сандра вспомнила, как все повеселились, когда Джессика предложила, чтобы Робин Уилсон, пригласила Брюса Пэтмена на большую школьную дискотеку. Брюс был одним из самых богатых и симпатичных ребят в школе, да при том самым большим снобом.

Но Джина это тебе не Робин Уилсон. И как Сандра не ломала себе голову, ничего придумать не могла.

Как ни тяжело было это признать, но она уже стала бояться, что придется бросить эту затею.


— Уинстон, что ты вытворяешь! — простонала Элизабет, с улыбкой глядя на Уинстона Эгберга. Он был в их классе общепризнанным клоуном, и, по его мнению, время обеденного перерыва предназначалось для всякого рода шалостей. В этот день он развлекался тем, что посылал «любовные письма», как он сам их называл. Это были бумажные самолетики с тайными записками, и он через весь кафетерий бросал их тем девушкам, которым они предназначались.

— Это для Лилы, — ухмыльнулся Уинстон, аккуратно запустил самолетик и с удовлетворением проследил, как он плавно скользнул прямо на колени Лилы. Лила оглянулась и с гримасой на лице что-то пробормотала в сторону Уинстона.