logo Книжные новинки и не только

«Смерть старого мира» Гай Хейли, Джош Рейнольдс читать онлайн - страница 1

Гай Хейли, Джош Рейнольдс

Смерть старого мира

Мир умирает. Мир умирает с тех пор, как пришли Боги Хаоса.

Несчетное число лет Губительные Силы жаждут заполучить владения смертных. Много попыток предприняли они, их провозглашенные чемпионы приводили огромные орды в земли людей, эльфов и гномов. Но каждый раз они терпели поражение.

До сих пор.

На ледяном севере Архаон, бывший храмовник бога-воина Зигмара, коронуется как Всеизбранный Хаосом. Он намерен двинуться на юг, чтобы нести разрушение в земли, которые защищал когда-то. За ним все силы Темных Богов, смертные и демонические. Когда они явятся, то принесут с собой бурю, равной которой не видел никто и никогда.

А под миром крысоподобные скавены объединяются впервые за много веков. Орды их неисчислимы, их демонические предводители-крысолорды ведут их к славе, их возвышение неизбежно. На западе, в Люстрин, Клан Чумы начинает массированную атаку на своих старых врагов, ящеролюдов, атаку, которую хладнокровным слугам Древних не пережить.

Южные страны Тилия и Эсталия разорены, влияние крыс ширится, они создают свою столицу, из которой могут править внешним миром так же, как правят Нижней Империей. Они вторгаются в Империю Зигмара с севера, чтобы закончить начатое ордами под командованием Глоттов и утопить оставшиеся города людей в сером шерстистом приливе.

А в Краесветных горах дюжие гномы, ненавистные скавенам как никто иной, укрепляют свои оплоты, готовясь к неизбежному нападению. Их время подходит к концу. Настает время скавенов.

Это Конец Времен.


ВОСХОЖДЕНИЕ

РОГАТОЙ КРЫСЫ

Наступает конец света, и некоторые понимают это. В горном царстве гномов даже самые могучие из длиннобородых начинают сомневаться, что они смогут выдержать грядущую бурю. Орки, гоблины и ска-вены кишат на Подземном Пути, и число их неуклонно растет. Бесплодные земли выплескивают орды всевозможных мерзких тварей, которые испытывают на прочность защитников горных перевалов, и союзников у них становится все меньше, по мере того как на земли людей обрушиваются война и ужас. В Подземной Империи скавенов поднимается новая сила — великие крысодемоны, известные как крысолорды, приходят в мир. Они знают, как обеспечить господство скавенов над всем сущим.

Так начинается Восхождение Рогатой Крысы.


ПРОЛОГ

Царство Руин

В самом темном из всех темных мест, в самом центре безвременья, двенадцать Теневых лордов Разорения собрались, чтобы обсудить ужасные вещи.

Они шли пешком, но быстро — пробираясь сквозь гниющие отбросы которыми захлебываются их владения. Их головы, увенчанные высокими рогами, покачивались, то появляясь, то исчезая в огромных горах мусора: богатство и мудрость бесчисленных веков захвачены, опробованы, обглоданы, испорчены и неизбежно — выброшены. В зловонной грязи были похоронены несметные сокровища, но для тех, кто владел ими, они ничего не значили. Их жаждали только ради радости обладания, разоряли только ради радости уничтожения, а затем быстро забывали.

Таков был путь этой молодой расы — стервятников, захватчиков желавших лишь пировать на руинах городов, созданных гораздо более одаренными народами. Их противоестественная жизненная сила и изобретательность расходовались только на разорение и бессмысленную суету. Скавены были истинными детьми Хаоса, и это пропитанное зловонием пространство под слабо светящимся небом принадлежало им одним — пространство, не существовавшее нигде, выгрызенное из Царства Хаоса, обретшее форму по желанию крысолюдов, которые пришли сюда обсудить свои дела. Царство Руин было безотрадным местом, адом — и по его образу и подобию его владыки жаждали перестроить весь остальной мир.

Крысолорды — огромные, высокие твари, но в извращенном Царстве Руин не существует размеров, которые разум смертного мог бы осознать. Таким образом, хотя Теневые лорды шли на двух лапах и их головы были увенчаны могучими рогами — а также несмотря на то, что все они обладали очевидной сверхъестественной силой, — издалека они выглядели маленькими и робкими и больше всего напоминали тех крохотных тварей, от которых когда-то и произошли. Они двигались как крысы и были осторожны как крысы. Каждые сто шагов они останавливались, чтобы втянуть ноздрями воздух, — и на мордах их читалась смесь хитрости, смелости и осторожности, такая же, какая всегда написана в подобные моменты на мордочках крыс. Да, это были крысы — крысы, шмыгавшие на останках мира.

По одному и тройками, но не по двое — в паре искушение предаться интригам слишком велико, чтобы совладать с ним, — они собирались в назначенном месте. Крысиный чертог, главное место Царства Руин. Бессмертные лорды скавенов приближались к зданию. Когда до него оставалось рукой подать, они срывались на торопливый бег, если были уверены, что никто не увидит их резких прыжков. Они входили в двери огромного здания с непристойной поспешностью, стремясь как можно быстрее покинуть открытое пространство перед стенами Крысиного чертога, где охотились ужасные твари.

Грандиозный Крысиный чертог являл собой преувеличенное отражение Храма Рогатой Крысы, который находился в мире смертных, и главной его частью была, конечно, Башня, вздымавшаяся невозможно высоко. Толстая и уродливая, она прорастала из неопределенного центра здания и пронзала взбаламученные фиолетовые облака. Ее вершина терялась в небесах, и покрытые грязью стены вспыхивали под яростными ударами изумрудных молний. Как и все, чем владели дети Хаоса, она, несомненно, была украдена у какой-то сгинувшей в забвении расы — прекрасной и достойной, однажды встретившей крысоволну глубоким изумлением и сметенной ею. II такая цепь событий должна была повторяться снова и снова. В каком-то смысле она уже повторилась. В Царстве Хаоса Времени не существовало.

Великие боги Хаоса никогда не принимали Рогатую Крысу всерьез, относясь к ней как к одному из бесконечного множества ничтожных божков, чьи незначительные владения терялись в чистоте первозданного Хаоса. Они ошибались. Некогда никому не известная мелкая богиня, Рогатая Крыса выросла и стала могучей. Имя ее детям было легион. Планы, вызревавшие целую вечность, наконец-то претворялись в жизнь.

Если это ужасное место и преподносило какой-то урок — тем немногим, кто мог выжить здесь достаточно долго, чтобы усвоить его, — то он заключался в следующем: никогда не пренебрегай отпрысками маленьких и слабых.

Время Рогатой Крысы неотвратимо наступало.


Демонические крысолорды, первые среди слуг Рогатой Крысы, были так же многочисленны, как и их смертные собратья, вездесущие и несметные в сточных трубах, помойках и отстойниках для отбросов, где они все и зародились. Но только двенадцать крысолордов считались истинно великими. А величайшим из этих двенадцати был лорд Хриплокрик, Крысокороль — дюжина тварей, некогда сросшихся и теперь ставших единым целым.

Причина и следствие теряли свой смысл в Царстве Руин, по крайней мере, ни один смертный разум не мог их здесь ощутить. Но Крысокороль решил прибывать последним, чтобы подчеркнуть собственную значимость, а он всегда оставался верен раз принятому решению.

Внутри Крысиный чертог выглядел как пещера, как памятник, как воющая пустота, как место жизни и смерти, как храм, как дворец — как все это сразу, как ничего из этого и как многое, многое другое. Он был вызовом всем законам природы и издевкой над ними. Пламя в осветительных жаровнях горело наперекор времени — дым втягивался в помятые латунные чаши с горящим маслом, капля за каплей масло прибывало и насыщалось чистой магией. Мерцающий зеленый свет стекал с многочисленных рогов Крысокороля, а прямо из воздуха сгущался камень искажения. Крупный его кусок, врезанный в пустую левую глазницу демона, вспыхивал от наслаждения, когда он видел те муки и препятствия, через которые приходилось пробраться остальным крысолордам на их пути.

Форма большого зала противоречила всем требованиям геометрии. Лестницы уходили в бесконечное никуда. Вдоль стен текли черные реки. В круглых железных клетках вечно жарились на зеленом огне кошки — но ими никто никогда не лакомился. Прямо в воздухе открывались окна. Пейзажи, что были видны в них, находились не далеко и не близко, но точно не в Царстве Руин. Писк миллиарда миллиардов мучающихся от боли скавенов сливался в пронзительный крик, который заглушал все остальные звуки. Крысокороль, совершенная крыса в совершенном лабиринте, прошествовал сквозь закоулки Крысиного чертога с привычным безразличием того, кто бывал здесь неисчислимое множество раз, делая непредсказуемые повороты, проходя тайными тропами быстро — и явившись внезапно.

Одиннадцать великих крысолордов ожидали своего главу в Палате Теневого Совета — бесконечно огромной и в то же время тесной донельзя. Основную ее часть занимал пустой стол с тринадцатью гранями, широкий, как вечность. В центре его находилась гадательная чаша — впадина, заполненная зловонной жидкостью, в глубине которой мелькали сонмы странных образов.

В ожидании своего главы Теневые лорды Разорения препирались, плели интриги или просто сидели, вылизывая длинными языками последние все еще покрытые шерстью островки на своих шкурах, довольные уж тем, что могут слушать ссоры соратников, ненавидеть их и втайне замышлять их уничтожение. Все уже были в сборе, пустовали только два места: первое, Крысокороля, и соседнее — тринадцатое. Во главе стола — в том смысле, в каком у стола о тринадцати сторонах может быть глава, — находилось место самой Рогатой Крысы трон, вырезанный из камня искажения, достаточно большой, чтобы туда мог сесть бог. Изображение владелицы, зловещее и величественное, свирепо взирало на собравшихся с верхушки балдахина над троном.