Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Официант быстро сервировал нам стол ананасовым соком и конфетами — и удалился.

— Славочка! Ты — нехороший тиран! Домашний! — выдала я. И занялась вовремя принесенным соком, вытягивая его через соломинку, со звуком работающего пылесоса «Цунами».

У Рудика был совершенно обалдевший вид.

— Э… — выдавил он.

— Вы остановились на цели вашего визита, — помог Мечислав.

— Да, — кое-как выдавил Рудик, — я хотел бы занять место Князя Тулы.

И тут же опомнился. Понял, что теперь он выглядит просителем, и попытался отыграть очко назад.

— Может, мы отправим вашего фамилиара погулять, а сами обсудим сложившуюся ситуацию?

— Рудик!!! — возмущенно заверещала я. — Вы тоже домостроевец?! Да что же это такое! Не успеешь встретить симпатичного вампира, как понимаешь: он — закоренелый шовкинист! Ой! Или шовкунист?! Славочка, как будет правильно?!

— Помолчать, — попросил меня Мечислав.

Я надулась и зашуршала конфетой.

— Не строю я никакие дома! — возмутился Рудик. — Юля, вы не понимаете, что есть сугубо мужские разговоры?!

— ЧТО?! — взвилась я. — Так вы хотите сказать, что сейчас пойдете по бабам?! Да как вы смеете?! Приезжаете! Оскорбляете!! Издеваетесь!!! Еще и Славика мне портите?! Как вам только не стыдно! Рудик! Вы казались таким порядочным человеком! Я было думала, что вы — добрый и умный! А вы! Сделать Славику такое предложение!!! Ужасно!!!

Дальнейшее пересказывать было бы слишком долго. Я охала. Ахала. Заламывала руки. Страдала. Визжала, что не потерплю измены от своего личного вампира. Обвиняла Рудольфа в потакании Мечиславу. А что?! Мужские разговоры?! Это же вампиры! Водку они не пьют! На рыбалку (видимо поэтому) не ездят! Ну значит, точно о бабах! А раз говорят, значит, и налево пойти могут! А раз могут — то и пойдут! А значит я, как женщина, обязана пресекать! Самым жестоким образом!

— …я на вас Альфонсо пожалуюсь!!! — закончила я. — Он вам покажет, как обижать бедную девушку! То есть меня! Вот только приедет — и сразу же покажет!!! Достанет и покажет!!!

Мечислав послал Рудольфу красноречивый взгляд — и все-таки утащил меня из зала. То есть он пытался это сделать уже два раза. Но в первый раз я запустила в него графином с ананасовым соком. Досталось обоим вампирам. А во второй раз швырнула вазочку с конфетами.

Какой же дебош в ресторане — и без этого?! Как же ж можно?!

У себя в кабинете Мечислав хлопнулся на диван, забыв про изящество движений, — и расхохотался.

— Юля, ты была великолепна.

— Я старалась, — потупилась я, уже не изображая из себя Барби-маньячку.

— О да. Рудик! Славочка! Сок из свежей березы!

Я фыркнула.

— А что — плохо? Теперь он ко мне и близко не подойдет.

— Вот и прекрасно. Побудешь рядом со мной пару дней в качестве прикрытия.

— ЧТО?!

Вот тут я и поняла, как меня подставил этот клыкомонстр. Еще бы. Он и сам может бегать от Рудика, но если я рядом — бегать уже не надо.

— Это что — мне два дня из себя такое уродище разыгрывать?

— Лучше четыре. До приезда Альфонсо. И после приезда тоже.

— Тьфу.

Больше сказать ничего не получилось. Я злилась.

Но и отказаться не получалось тоже. Почему?

Да по кочану.

Это — мой город. Мой дом. И в этом городе живет моя семья. Мои друзья. Оборотни, с которыми я подружилась, и которые сильно зависят от вампиров. Да и среди вампиров есть отдельные приятные личности. Мечислава можно называть как угодно. Гад. Сволочь. Редкий мерзавец. Но! При всем этом он совершенно не злой. И не делает людям больно только ради самого процесса. Мечислав — это ходячее олицетворение принципа меньшего зла. Потому что любой другой Князь на его месте будет намного хуже.

И если ради сохранения статус-кво мне надо немного построить из себя идиотку — я сделаю это. Только надо обговорить условия.

— Хорошо.

Мечислав улыбнулся, как сытый кот. Он и не сомневался в моем согласии.

— Но у меня есть условия.

— Слушаю?

— Я не буду проводить здесь всю ночь. Это раз.

— Я на это и не рассчитывал. А второе?

— Не лезь в мою настоящую жизнь. Ясно?

Брови вампира поползли вверх. И выглядело это так умилительно, что мне захотелось пригладить их кончиком пальца.

— Настоящую? Это какую?

— Это — где родные, друзья, институт — и так далее.

— А какое место тогда мы занимаем в твоей жизни? Очень хотелось бы гордо отрезать: «никакого». Но это уж вовсе несообразное вранье. Поэтому…

— Лично ты — пятнадцатое. Как раз после оливок с креветками и орешков со сгущенкой.

Вампир только улыбнулся.

— Попросить принести?

— Сейчас — перебьюсь.

— А чего тогда ты хочешь? Только скажи, — вампир потягивался на диване, как здоровенный хищный кот.

— Эти два условия ты принял?

— Да. Ты не будешь находиться рядом со мной всю ночь, и я не буду лезть в некоторые области твоей жизни. Это все?

— Практически. Еще в то время, когда я рядом с тобой — ты не распускаешь руки. Ясно? Ни обжиманий, ни поцелуев — одним словом Ни-Че-Го!!!

— Поторгуемся? — прищурился вампир. Я помотала головой.

— Никакого торга. Я нахожусь рядом с тобой, но ни на что более серьезное, чем поцелуй в щечку, ты меня не провоцируешь. Мне нужна ясная голова, а с тобой это и так невероятно сложно.

Мечислав расплылся в широкой улыбке.

— Я на тебя так действую, Кудряшка?

— Да ты на всех так действуешь! — огрызнулась я. — Если тебя в кошатник засунуть — у них у всех гон начнется. Или у кошек мартовский синдром? Один черт! Короче, если хочешь, чтобы я отшивала этого Рудика, изволь держать руки при себе. Ясно?

— Безусловно. Пока он здесь — я просто образец стыдливости, целомудрия и скромности.

— Образина, — огрызнулась я.

Вампир показал в улыбке острые клыки.

— Еще условия, прелесть моя?

— Не называй меня так, я себя чувствую кольцом всевластия.

— У вас много общего.

— В том смысле, что кусать нас — зубы обломаешь?

— В смысле привыкания. Я уже не представляю себе жизни без тебя…

— И я тоже. Я могу о ней только мечтать, — поддакнула я. — Договорились? Никаких приставаний. И второе. Пусть с твоими балерунами договаривается кто-нибудь другой.

— Тебе сложно?

— Мне — лень и неохота. И отдохнуть когда-то надо.

— Ладно, — вздохнул вампир. — Сойдемся на промежуточном варианте. Встречать и договариваться ты не будешь. Пошлю Леонида. А ты будешь представлена им как моя подруга. Идет?

— Зачем тебе это вообще понадобилось?

Вампир закатил глаза.

— Прочитаешь досье — поймешь.

— И где оно?

— Леонид отдаст.

— Всё? Я могу идти?

— Пушистик, какая ты неромантичная…

— Зато умная, надежная и практичная. Чего еще надо?

— Ничего, — рассмеялся вампир. — Тебя проводить?

— Сама дорогу найду.

— Ладно. Тогда я сейчас вызову того же Леонида, пусть отвезет тебя обратно.

— Договорились.

Ленька заявился через пятнадцать минут. Вручил мне два диска и широко улыбнулся.

— Приятного просмотра.

Я ответила ему взглядом голодной гиены.

Мечислав проводил нас до машины и удостоил меня на прощание низкого поклона. Я ответила пародией на реверанс — и мы наконец-то уехали. Домой. Вот оно — счастье.

* * *

Он смотрел в темное небо и улыбался. Слабый ветерок гулял по комнате, но закрывать окно не хотелось. Тепло. Как будто середина лета, а не конец. А ведь почти. Два дня лета — и осень. Плодотворная осень? Возможно. Скоро должен приехать Альфонсо да Силва. Но можно ли это использовать себе на благо?

Летом казалось, что желанная цель уже близка. Еще бы немного… стоило только похитить Юлю — и Мечислав лишился бы части своей силы. И Рамирес мог бы дожать его. И все бы прекрасно получилось. Конечно, Ивана Тульского и Рамиреса пришлось бы убрать, а потом свалить все на Мечислава. Вполне. Все было бы возможно. У шпиона была наготове команда боевиков, которая все это сделала бы. Но — увы. Эти идиоты даже одну сопливую девчонку не смогли похитить. Не приняли ее всерьез и дали ей время для ответного удара. И Юля разнесла засаду в пух и прах.

Вампир поморщился, поймав себя на нелогичности. Раньше он не был таким невнимательным. Это на него плохо действует отсутствие дисциплины и порядка, царящие в команде Мечислава. Отвратительное панибратство и распущенность оборотней, кошмарное поведение фамилиара Князя, редкостное всепрощенчество самого Мечислава. Не-ет, это просто омерзительно! Вот там, где он жил раньше, все было совсем по-другому. Князь Города в буквальном смысле был царем и богом на своей территории. И правил железной рукой страха. Ни один из вампиров не смел даже глаза на него поднять. Фамилиар понимал своего господина с полувзгляда и мчался исполнять приказания. А оборотни с ужасом произносили даже имя Господина. А уж чтобы обсуждать его за глаза и говорить, что у Князя «клёвая попка…»?! Если бы кто-то посмел говорить такое, смерть паршивцев была бы достаточно медленной и мучительной. А тут! У Мечислава даже пыточная пылью покрывается! Допросы?! Последний был еще месяц назад. И то не на пыточном столе, где говорят правду даже самые стойкие, а в кабинете. В присутствии этой наглой соплячки! Чтобы она прочитала ауры!