Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Галина Нигматулина

Дети змеиного дома

С момента отдыха на озере прошло три дня. Таких спокойных и тревожных одновременно. Спокойных, потому что ничего особенного в моей жизни не происходило, тревожных — мы ждали гостей…

В связи с этим все вернулось на круги своя: никаких прогулок в парке — лишь покои ньера, общение с Лаитой только через консоль или нуарр, двойная охрана у дверей, постоянное присутствие в комнате раянок. Еще и лорды редко появлялись. Забегут на полчасика, проверить как дела у их цветочка и детенышей, прикажут Анаишшшу глаз с нас не спускать, дадут раянкам ЦУ и возвращаются к своим обязанностям, занимаясь организацией предстоящего праздника и встречей соправителей. Их размещением. Безопасностью Шиммора и всего сектора. Контролем многочисленных структур… Как я знала, Шэйтассс даже дополнительные силы ниидов подтянул с Адаманарра с высокой степенью боевой мощи и защиты. Да и бронзовый с золотым нам в помощи не отказали, предоставив свой флот.

И первые «ласточки» нааганитской элиты уже прилетели согласно протоколу.

Медные нидды во главе с Ингарром и, к моему приятному удивлению, песчаные кадды и их лорд Анасстан. Почему приятному? А не знаю, но из всей правящей верхушки только он и даэрр не вызывали у меня неприязни, не считая, конечно, ледда. Скарр был дружественен нашему дому. А вот Анасстан… интуиция мне подсказывала, что песчаный нам не враг. Поддержал же Дэйрашшша тогда на Адаманарре? На Совете вел себя более чем пристойно. И я помню его желто-коричневые змеиные глаза, когда мне стало плохо. В них было сочувствие к маленькой самочке. Искреннее… Поделилась своим мнением об этом «тигрике» — как я его прозвала — с Анаишшшем, поинтересовавшись: «Друг нам восьмой лорд или враг? В какую коалицию входит? С кем в союзе? Бояться его или не бояться?..»

После моей последней фразы иссаэр фыркнул. Только вот в раздавшемся мужском голосе, отвечающем на мои вопросы, веселья вовсе не было. Там была задумчивость.

— Не знаю, надин. Анасстан относительно недавно стоит у власти, чуть больше пятидесяти лет, и пока долгих союзнических отношений ни с кем не поддерживал. Его дом очень силен, а границы сектора закрыты. Любая поступающая и исходящая информация жестко фильтруется. Свободная миграция запрещена. Только по лицензии. Всех незаконных «перебежчиков» уничтожают. Торговые пути строго контролируются. К ним даже сорхи редко наведываются — себе дороже. «Тигрик» не такой уж и мягкий, как ты о нем думаешь, малышка. И в чем-то подобен нииду — своя потеря…

— Жаль. — Я разочарованно вздохнула. — А мне показалось, я видела жалость в его глазах, когда мне стало плохо. Значит, еще один охотник на наш дом? Хм-м-м… а что за потеря? — спросила я с любопытством, обратив внимание на последние слова иссаэра.

— Шесть лет назад Анасстан опустил в зал памяти пепел своей со-рин, с которой прожил больше тридцати лет, щадя ее от второго «права ньера», — ответили мне, порывисто прижав к себе в защитном жесте. — Убийство.

— Он?! — Я с ужасом взглянула в сиреневые змеиные глаза. Просто, когда тебя так охраняют…

— Нет, глупая. Кадд с халидки пылинки сдувал. — Меня погладили по голове и поцеловали в губы. — Санарра была его сокровищем. Как ты — наше. Она сама воспитывала своего первенца и даже со старшими наследниками ньера поддерживала хорошие отношения. Теплая… — Более глубокий поцелуй. — Когда ее не стало, песчаный чуть не впал в безумие. Говорю же, он подобен нииду… — В голосе иссаэра прозвучало сочувствие и затаенный страх потери меня… — Ему нанесли хороший удар в спину, малышка, забрав то, что он ценил даже превыше своей жизни. И знаешь, кто?

— Кто? — Я, хриплым голосом, чувствуя неимоверную жалость к восьмому лорду и его со-рин, не представляя, каким способом это могли сделать.

— Ее мать, Лена. Смерть от поцелуя той, кто даровал тебе жизнь… Это случилось, когда Санарре в очередной раз разрешили встречу с родичами. Ньер ей и это позволял. Заговорщики хорошо и тонко поработали над разумом и телом той бедной женщины. Яд, похожий на яд дис-иссаэра в кончике левого клыка. Можно даже сказать — уникальный. Антидот в нуарре со-рин не сработал. Раянки не успели среагировать, для них мать Санарры входила в круг безопасности многие годы. Обычно со-рин с родичами не общается. Сама понимаешь… Так что мягкость Анасстана к желаниям своей ассиэри стоила ей жизни…

Я была в шоке. Нет, в ужасе!

— И кто за этим стоял? Настоящих виновников нашли?

— Нет. Халидка погибла в те же секунды, что и ее дочь. Допросы и казнь всей семьи ничего не дали, следы были хорошо подчищены. Лишь тонкая ниточка вела в сектор радужных. Все знают, что Кайдарр и Таарин не один год делали предложение Анасстану к «сотрудничеству», а он его не принял…

— Не-е-е, этих уродов кто-нибудь грохнет, в конце концов?! Вот… гниды!!! — Я поняла, что кое-кого ненавижу даже больше, чем Эйтассса и Сианна. А еще мне определенно захотелось познакомиться с восьмым лордом поближе: «Враг моего врага — мой друг».

— А что ты скажешь об Ингарре? — Я стала нервно теребить белоснежные мужские локоны. Скорая встреча с муреной меня напрягала.

— Похотливая тварь!!! — сказал, как выплюнул.

— Хуже, чем ниид? — усмехнулась я, посмотрев на своего ревнивого зверя, вспомнив, что иссаэр так частенько называл Шэйтассса.

— Поверь, надин, хуже… — Анаишшш мою шутку не оценил. Более того, помрачнел и нахмурился: — Дом медных ниддов славится своей любвеобильностью и несдержанностью даже среди нааганитов. Его гарем самый большой в империи, и не все там по добровольному договору. Далеко не все… Но не это важно. Ингарр очень опасен, малышка. Его обоняние почти как у меня — иссаэра. Он чувствителен. Умен. Любит вести допросы… — Я вздрогнула, услышав про допросы. — Нет, Лена, он не пытает. — Меня погладили по спине. — Ингарр ощущает запах страха, лжи, эмоций. Для него это как охота, вызов. Решение поставленной задачи. Представляю, как он предвкушает вашу с ним встречу! Я видел его глаза: он думает — ты легкая, приятная добыча. Только вот… — Меня приподняли за подбородок и начали обнюхивать, слегка прищурив в довольстве сиреневые глаза с ехидным блеском. Злорадный оскал. Шипение, от которого мороз по коже…

— Ты чего? — Я попыталась отстраниться, не понимая, что это на блондина нашло. Мне и так уже жутко от всех его рассказов. Вон, сердце стучит как сумасшедшее. А тут еще и специально пугают…

— Твой аромат так изменчив и непостоянен, надин, и в нем всегда так много страха. Всегда. Вон как сердечко бьется. А ведь ты в безопас-с-сности со мной… — Нааганит поднес мое запястье к своим губам и, слегка лизнув кожу, прихватил ладонь клыками. До крови!

— Ай!!! Псих?! — Мое дыхание сбилось от обиды, боли и… возбуждения. — Сволочь!

— М-м-м, с-с-сладкая, такой коктейль… — проворковала эта зараза низким чарующим голосом, делая глубокий вдох и дергая меня на себя, не обращая внимания на возмущенное сопротивление, — особенно одна его нотка. Она так дурманит голову…

Поняв, о какой нотке говорит иссаэр, вполне серьезно оттолкнула от себя мужчину, недоумевая, что за представление мне тут устроили.

Вовремя. Предупреждающий зум. Разрешение от Анаишшша, и в спальню в сопровождении четверки раянок вошли две девушки, за которыми вплыла силовая платформа-манекен с моим вечерним нарядом и контейнерами с косметическими принадлежностями по уходу за волосами, ногтями, кожей…

По приказу Дэйрашшша, в честь званого ужина, который состоится через несколько часов в большой трапезной зале с восьмым и двенадцатым лордами империи Амморан, мне в помощь прислали наложниц из гарема.

Впервые увидела тех, кто наверняка не раз грел нитха, ниида и, может быть, и иссаэра, зная, что позже «полюбуюсь» и на других: рин будут обслуживать гостей за столом в роли подавальщиц и, если возникнет желание, ночных гетер. Настроение начало портиться: красивые…

Одна — эбонитовая изящная статуэтка с необычными ярко-зелеными глазами и такими же волосами — дагенка. Другая — огневласая демоница с черными коготками и кошачьими рубиновыми глазами — хайдарка. Едва прикрытые гаремным платьем соблазнительные тела с пышными формами. Особенно у рыженькой. Грудь-дынька. Соски-вишенки. Вон как просвечивают через тонкую ткань лифа! Губы — сам соблазн: сочные, мягкие, с призывом… Черты лица, что у одной, что у другой, словно художник нарисовал. Картинка! Так бы и любовался. Н-да…

Вот все понимаю. И знаю, что сама далеко не уродина, и в постели не бревно, и для лордов я желанна и привлекательна, но, если честно, на фоне этих ярких бабочек ощутила себя молью бесцветной. И кажется, со мной согласны… Вон с каким интересом меня изучают в ответ, впервые увидев воочию ту, о которой весь гарем втихаря шепчется. И судя по недоумению на красивых лицах и оценки в женских глазах, сравнение явно было не в мою пользу. «Чем же такая, как она, держит около себя трех здоровенных самцов нааганитов, кроме возможности продолжить их род?» Начала уже и сама сомневаться, и правда, чем?

Мой зрительный контакт с наложницами дома зеленых нитхов прервал Анаишшш: