logo Книжные новинки и не только

«Дочь пирата» Гэлен Фоули читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Гэлен Фоули Дочь пирата читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

«Потому что она знает: со мной ей ничто не угрожает.

Однако Дариус решительно отмел эту мысль, весьма лестную для него. Быстро вытащив накрахмаленную сорочку и новый галстук, он начал переодеваться.

Из другого сундука Дариус извлек жилет и сюртук — разумеется, черные. Его забавляла зловещая роль хладнокровного королевского убийцы, так как это держало на расстоянии других придворных. То ли из-за цыганской крови Дариуса, то ли из зависти, но они презирали его и не доверяли ему. Он это отлично знал. Придворные считали Дариуса расчетливым авантюристом, который когда-нибудь предаст короля. Всякий раз, как Дариус возвращался домой, они старались уязвить его, привести в ярость, поскольку знали, что он поддерживает новый указ короля против дуэлей и отказывается драться во дворце.

Застегнув жилет, Дариус в темноте отправился в соседнюю комнату. Залитая лунным светом, Серафина стояла около огромной с балдахином кровати и смотрела на его гитару. Инструмент обычно лежал в черном кожаном футляре, но она извлекла его оттуда. Едва девушка коснулась струн, как прекрасная испанская гитара печально и нежно зазвучала.

— Что это вы делаете? — тихо спросил Дариус. Она быстро отдернула руку.

— Ничего.

Закрыв футляр, Дариус сказал:

— Пойдемте. — И бесшумно вышел из спальни. Принцесса последовала за ним. Дариус протянул руку к сюртуку, брошенному на спинку стула, но тут в дверь легонько поскреблись.

В два шага Дариус приблизился к Серафине и жестом приказал ей молчать. Она кивнула. Широко раскрытые глаза принцессы сверкали в лунном свете как аметисты, беззвучно подкравшись к двери, Дариус положил руку на задвижку. Скребущий звук повторился. Он вытащил из ножен кинжал.

Замирая от ужаса, Серафина напряженно ждала. Однако когда Дариус приоткрыл дверь, она услышала томный женский голос:

— Дорогой!

Глаза Серафины полыхали от гнева.

Дариус смущенно усмехнулся:

— Жюли? Какой сюрприз!

В полоске света, падающего из коридора, принцесса отлично видела, как слились две тени, когда Джулия Калацци бросилась на грудь Дариусу и осыпала его градом поцелуев.

Приникнув к щели в двери, Серафина наблюдала за страстной сценой. Пышная брюнетка в винно-красном бархатном платье одной рукой срывала с Дариуса одежду, а другой притягивала к себе его голову.

«Фу! Видеть этого не могу!» — Серафина брезгливо отвернулась от возмутившего ее зрелища, но при этом невольно слышала все.

— О-о, Сантьяго! Я изголодалась по тебе! — бормотала Жюли между поцелуями. — Впусти меня.

Серафина снова посмотрела в шелку — ее интересовало, как отреагирует на просьбу Дариус.

«Что ж, — подумала она, — надо отдать ему должное. Он ведет себя пристойно. Разумеется, Дариус знает, что я все вижу, и, возможно, поэтому сдерживается».

Между тем Дариус легонько теснил Джулию в коридор, но известная соблазнительница, вероятно, решила, что он всего лишь распаляет ее такой игрой. Она дергала одежду Дариуса, пытаясь снять ее, и кокетливо смеялась над его возражениями.

— Если хочешь, дорогой, мы можем заняться этим прямо в прихожей. Но я предпочитаю твою постель. Можешь снова привязать меня, — добавила она лукаво.

Серафина недоуменно подняла брови. Дариус резко откашлялся и тихо сказал:

— Э-э, сейчас не время.

— Но почему, дорогой?

— Я только что прибыл. Мне надо срочно видеть короля.

— Пусть подождет. Ты нужен мне. Так отчаянно нужен!

Жюли задыхалась, обнимала его, прижималась к нему всем телом… Когда она толкнула Дариуса на косяк больным плечом и налегла на него, Серафина не выдержала.

«Кажется, пришел мой черед спасать его!» — подумала она, отбросив промелькнувшую мысль о том, что Дариус будет не доволен ее вмешательством. Не все ли равно? Сегодня он не достанется божественной Джулии! Вот и все!

— Ты скучал по мне, дорогой? Я так по тебе тосковала. Ты ведь знаешь, я без ума от тебя, — ворковала Джулия, запуская унизанные кольцами пальцы в его шевелюру.

— Что, мужа снова нет в городе? — раздраженно поинтересовался Дариус.

— Он же умер, дорогой. Разве, ты об этом не слышал? Я наконец свободна!

— А, вижу, как ты горюешь. Прими мои соболезнования. Джулия рассмеялась:

— Милый мой негодник! Как это похоже на тебя — выражать соболезнование по поводу кончины человека, которому ты наставил рога! Успокойся, эта потеря меня не сокрушит. Я всегда прочно стою на ногах. А теперь впусти меня! Мы отпразднуем мое избавление.

— Джулия, право…

Она вновь обвила его руками и, не обращая внимания на возражения, стала целовать в шею.

— О, ты так занят, дорогой! Я понимаю. Расскажи мне обо всем. — Жюли радостно засмеялась.

Серафина осторожно скользнула в глубь комнаты и, пока Дариус преграждал красавице дорогу, сплетая извинения с лестью, тихо прокралась в спальню. Занятый борьбой Дариус ничего не заметил.

Оказавшись в спальне, принцесса отошла от двери и, с трудом сдержав ехидный смешок, промурлыкала сонным голоском:

— Дариус, любовь моя, возвращайся в постель. Ты мне нужен!

В дверях гостиной разом стихли и мольбы Джулии, и галантные протесты Дариуса.

Потом Джулия потрясенно выдохнула:

— Ублюдок! Кто она такая?

— Да я…

Больше он ничего не сказал, ибо совершенно растерялся.

Серафина прикусила губу, чтобы не рассмеяться. О, как же сладка месть! Она вспомнила тот день, когда наткнулась на них в музыкальной комнате. Неделю потом принцесса не могла прийти в себя!

— Что ж, развлекайся, пес неблагодарный! — злобно прошептала Джулия. — А когда ни одна из твоих прелестных игрушечек не захочет или не сможет удовлетворить твои извращенные прихоти, ты приползешь ко мне. На коленях!

«Извращенные прихоти?» — удивилась Серафина.

— Но обещаю тебе… Я выясню, кто она, и уничтожу ее!

— А тебе не кажется, дорогая, что ты принимаешь это слишком близко к сердцу? — спокойно осведомился Дариус. — Я никогда ничего тебе не обещал.

До Серафины донесся звук пощечины, и на миг она замерла в темноте, пораженная и растерянная.

Джулия дала Дариусу пощечину!

Она посмела ударить по щеке ее благородного, храброго раненого рыцаря!

В ярости принцесса выскочила из своего укрытия и бросилась к двери, горя гневом и жаждой мести. Дариус как раз закрывал дверь, и Серафина попыталась проскользнуть мимо него. Но он схватил ее за талию.

— О нет, дикий котенок, никуда ты не пойдешь. Она продолжала рваться к дверной ручке.

— Пусти меня! Я догоню ее! Как она смеет бить тебя? Она разбередила твое плечо! Я все видела…

— Ваше высочество, вам не следовало подсматривать. — Дариус с трудом удерживал неистовствующую принцессу. — Вы только что превратили мою жизнь в ад. Вам незачем было вмешиваться в мои…

— Извращенные прихоти?

Серафина услышала, как он прерывисто вздохнул. — Ты и вправду привязывал ее? Зачем?

— Серафина!

— Так интереснее? О, я шокировала вас. — Она злорадно рассмеялась.

Дариус выпрямился в полный рост, порывисто одернул одежду, поправил галстук и сюртук, провел ладонью по растрепанным волосам.

— Ваш отец, должно быть, ждет нас, ваше высочество. Принцесса удовлетворенно фыркнула: в его голосе звучало сердитое бессилие.

— Вы очень довольны собой, не так ли? — пробормотал Дариус, вынимая из кармана платок и стирая с лица вишневые отпечатки губ Джулии.

— Да! Вот здесь вы пропустили еще один! — Серафина взяла у Дариуса платок и, ухватив его за подбородок, вытерла последний вишневый след, затаившийся в уголке рта. — А что касается вас, полковник… Я потрясена, что вы ухаживаете за замужними дамами! — Серафина вернула ему платок и сурово заметила, скрестив руки на груди: — К вашему сведению, Джулия Калацци — злобная интриганка. Право, вам следовало бы проявить больше вкуса…

Надменно тряхнув головой, Дариус отбросил со лба черный локон.

— У нее красивое тело, и она всегда не прочь попробовать что-нибудь новенькое.

Принцесса вспыхнула:

— Не говорите мне таких вещей!

— Вы сами начали этот разговор, — возразил Дариус. — любом случае так уж получилось, что Джулия отлично знает всех мужчин при дворе. Поэтому она весьма полезна.

— Ах, так вы дарили ей свою благосклонность в обмен на нужные вам сведения! Какая расчетливость! И какая бесчувственность! Я-то думала, что вы влюбились в нее.

Дариус пренебрежительно фыркнул. — Но она явно влюблена в вас, — настаивала — Такие женщины, как Джулия, не влюбляются.

— Откуда такая уверенность? Я бы на вашем месте была бы с ней поосторожнее. Я видела, что проделывает Жюли со своими врагами.

— Что ж, поздравляю. Теперь она хочет уничтожить вас. — Дариус насмешливо поклонился.

— Я вся трепещу, — иронически отозвалась Серафина. Он взял ее за руку и потянул к двери:

— Идемте, дьяволенок. Что вы можете ей сделать? Дадите в челюсть?

— Возможно, — бросила она, немного обогнав его.

В этот момент Серафина решила, что если уж ей необходим защитник на ближайшие несколько недель, то она, как наследная принцесса, потребует самого лучшего.

Ей годится только Сантьяго.

Серафина не сомневалась, что убедит отца в правильности такого решения.

«Да, — мрачно размышляла она. — Папе придется на этот раз поискать для своих неприглядных дел кого-нибудь другого. Дариус устал, он ранен. Он никогда не думал о себе. С такой ужасной раной нечего ему гоняться за шпионами. Надо, в конце концов, кому-то позаботиться о нем, а то он совсем себя погубит».

Серафина решила, что даже если ей придется обвести отца вокруг пальца, Дариус отправится в убежище вместе с ней.

Внутреннее чувство подсказывало девушке, что это вопрос жизни и смерти для них обоих. Поодиночке им не выжить.

Джулию Калацци все еще трясло, когда она спряталась в нишу неподалеку от тускло освещенного мраморного холла перед покоями Сантьяго. Прижавшись к стене, она запрокинула голову, закрыла глаза и постаралась успокоиться. От адской ярости сердце стучало как бешеное. Она узнала этот хрипловатый голос.

Теперь, когда Джулия, пусть и с опозданием, сообразила кто был в спальне с Дариусом, она испытала облегчение тревогу. Позвать Дариуса в постель могла лишь эта маленькая ведьма. Принцесса просто хотела поиздеваться над ней. Но Джулия прекрасно знала, что Сантьяго никогда и пальцем не коснется драгоценной королевской дочки.

«Нет, во дворце творится что-то неладное», — решила графиня. Интересно, какие несчастья заставили Сантьяго столь поспешно вернуться домой? Филипп Сен-Лоран? Орсини? Она знала о них все.

«Ладно, — подумала Джулия. — Утешительно по крайней мере сознавать, что Дариус, видимо, всего лишь исполняет свой долг, как всегда, охраняя ее высочество. Но почему, черт возьми, никому никогда не приходит в голову защитить меня?!»

Прошло уже несколько лет с тех пор, как Джулия Калацци твердо сделала ставку на неуловимого красавца с жестоким сердцем, правую руку короля Лазара, — Дариуса Сантьяго. Весь двор не сомневался, что если кому и удастся заарканить его, то, конечно, божественной Джулии.

Ее не заботило, что подруги преследовали Дариуса и назначали ему свидания, потому что провести ночь в его объятиях было мечтой каждой шлюхи. Все знали, что он потрясающий любовник, хотя не многие могли похвалиться тем, разделили с ним наслаждение, но все признавали, что только Джулия способна потягаться с ним в хитрости и изворотливости, не уступая ни на йоту.

Одно лишь мучило графиню: по мере того как она жалась с ним все теснее — а близко к себе Сантьяго не подпускал никого, — Джулия все яснее понимала то, о чем до сих пор никто не догадался. И это обрекало на неудачу ее тщательно продуманный план… Дариус был насмерть сражен избалованной черноволосой красоткой, дочерью короля.

Все еще не успокоившись, Джулия поморщилась: следовало злить его… Она не могла этого себе позволить… Пощечина обойдется ей слишком дорого. В буквальном смысле слова. Лицо Джулии омрачилось при мысли об ожидающих ее материальных трудностях.

Муж скончался, не оставив ей ничего, кроме долгов из-за бездарных инвестиций, но она поклялась себе накинуть узду на шею Сантьяго, и тогда все ее тревоги закончатся.

Мало кто знал о том, что Дариус богат, поскольку он был равнодушен к роскоши. Между тем, как доверенное лицо короля, а также многих знатных иностранцев, он владел еще и компанией морских перевозок. Все это и разнообразные политические маневры позволили ему составить огромное состояние. Еще менее известен был тот факт, что после смерти отца он стал графом Дариусом Сантьяго, владельцем обширных поместий и виноградников в Андалузии.

Даже король не подозревал об этом. Джулии не удалось выяснить только то, почему Дариус отказывался принять титул.

В одном Джулия не сомневалась: когда он станет ее мужем, она заставит его принять все ему причитающееся. Иначе что скажут люди? Божественная Джулия вышла замуж за простолюдина?!

Услышав какой-то звук в глубине коридора, она заглянула за угол и увидела, что дверь в комнаты Дариуса отворяется. Как только он появился, Джулия поспешно попятилась, продолжая украдкой наблюдать за ним. Дариус огляделся. Его движения были грациозны и бесшумны, как у пантеры.

Господи, как же не хватало ей этого мужчины! Любовника с руками гитариста и душой поэта. В свое время Джулия изучила до мельчайших подробностей это великолепное литое тело, но потом отношение к ней Дариуса изменилось… после того, как ее королевское совершенство нарвалось на них в музыкальной комнате, когда они занимались любовью. С тех пор Дариус проявлял к Джулии как бы вынужденную галантность. Иногда он даже избегал ее!..

Тем временем Дариус открыл дверь комнаты пошире и вывел оттуда Серафину.

В тот же миг страсть графини сменилась враждебностью. Она стиснула зубы, видя, как весело они переговариваются, как сияет прекрасная принцесса, глядя на Дариуса, как вспыхивают нежным румянцем ее щеки… хотя со всеми другими мужчинами Серафина держалась надменно и холодно.

Джулия стиснула кулаки, заметив, как неотрывно следят бархатные черные глаза Сантьяго за каждым движением его юной спутницы.

Черт возьми!

Они просто упиваются друг другом… Кровь Джулии вскипела. Она с горечью задумалась о том, зачем они вообще покинули спальню.

Но нет, нет! Синьора Совершенство чиста, как свежевыпавший снег.

«Ну, об этом-то Анатоль наверняка позаботится», — криво усмехнулась Джулия.

Молодые люди проследовали к пересечению коридоров. Оба черноволосые, оба изумительно сложенные, напоминающие пару прекрасно подобранных коней. Скрестив на груди руки, Джулия молча наблюдала за ними. Она отвернулась, лишь когда они скрылись из виду.

Графиня понимала, что пока принцесса рядом с Дариусом, ей не удастся привлечь его внимание. Дьявольщина, да она могла бы хоть сейчас лечь с ним в постель, однако и там все равно думал бы об этой девчонке. Такое случалось и раньше. У Джулии не было иного выбора, как ждать своего часа. Ждать, пока Анатоль увезет Серафину в свои далекие края.

Подкрашенные губы Джулии скривились в холодной усмешке, когда она подумала о русском князе. Как забавно! Славный герой войны проделал долгий путь из России сюда, дабы покорить принцессу, остался в Асенсьоне в ожидании завершения всех формальностей помолвки и брачного союза, но Джулия быстро выяснила, что именитый жених столь же подвластен соблазнам, как и любой другой мужчина.

Отойдя от стены, она крадучись направилась прочь. С необычайным удовольствием припомнила Джулия эту мелкую месть Серафине. Как и на поле битвы, в постели Анатоль, этот золотоволосый зверь, был настоящим завоевателем.

Когда Дариус и Серафина подошли к небольшому залу, в котором король созывал обычно свой тайный совет, Сантьяго распахнул перед принцессой дверь. Девушка вошла в отделанную дубовыми панелями комнату, но та оказалась пуста: отец еще не появился.

Серафина подошла к одному из двух кожаных кресел, стоявших перед массивным письменным столом, и опустилась в него. Дариус плотно закрыл дверь и направился к ней.

— Ваше высочество?

— Когда вы перестанете так называть меня? Вам никогда не приходило в голову, что мне ненавистно быть принцессой? — осведомилась она. — Так в чем дело?

— Я лишь хотел сказать…

Серафина удивленно подняла глаза, не понимая, почему у него такой напряженный тон.

— Я слушаю, — мягко сказала она.

— Спасибо, что наложили швы. Серафина улыбнулась:

— Всегда к вашим услугам, Сантьяго.

— Не бойтесь шпионов. Хорошо? Я обо всем позабочусь.

— А кто позаботится о вас? Он ткнул себя в грудь.

— Ну конечно. — Серафина потупилась. — Разумеется, вы сами.

— Нет, — возразил Дариус, — разве вы не помните, что я ношу тот самый образок? С Богоматерью.

Она подняла глаза, пораженная этим напоминанием. В темных глазах его светилось нечто такое, от чего сердце девушки забилось гулко и часто. Она не сводила с него глаз. Встав у нее за спиной, Дариус осторожно потянул за кончик ленты, которой она подхватила волосы. Белая атласная полоска легко развязалась.

— Я украду ее у вас, — прошептал он ей на ухо. Запрокинув голову на спинку кресла, Серафина улыбнулась с томной негой.

— Берите у меня все, что хотите.

— Вам не следует делать мужчинам такие предложения.

— Не мужчинам, а одному мужчине, — возразила принцесса.

Дариус отвел глаза, словно обдумывая ее слова, затем легко погладил Серафину по волосам, пропуская их сквозь пальцы.

— Мм…

Она зажмурилась. Пальцы его нежно скользили в ее локонах. Сердце девушки бурно откликнулось на эту ласку. Никогда раньше Дариус не касался ее так. Голова принцессы закружилась. Все вокруг поплыло.

— Мне нравится, когда твои волосы распущены, — пробормотал он, перебирая шелковистые пряди.

— Значит, так будет всегда, — выдохнула она. Закрыв глаза, Серафина наслаждалась прикосновениями Дариуса. Она сидела не шевелясь, затаив дыхание, пока он нежными скользящими касаниями изучал ее плечи и ласково водил кончиками пальцев по ключицам и глубокой ямке между ними…

Сладкая истома завладела принцессой. Тем же умелым касанием Дариус прошелся по изгибу ее шеи и вновь погрузил руки в роскошные волосы.

Как они прекрасны! — прошептал он. — Дариус, неужели ты заигрываешь со мной? — мечтательно протянула она, словно купаясь в дурмане.

— Ну что ты, дитя! — пробормотал он. — Это было бы против правил.

В этот момент дверь в дальнем конце зала распахнулась, и они услышали шумное и радостное, как летняя гроза, приближение короля, на ходу отдававшего какие-то распоряжения придворному.

Дариус свернул белую ленту и, сунув ее в карман, быстрым шагом пересек полутемную комнату. Там он обернулся и, прислонившись к книжному шкафу, застыл в небрежно элегантной позе.

Напряженно всматриваясь в принцессу, Дариус произнес:

— Приятно было повидать вас снова.

— Вы говорите это так, словно прощаетесь.

— Так и есть, — тихо отозвался Дариус, и его глаза вспыхнули в полумраке.

— О! И куда же вы отправляетесь? — Крепко сцепив пальцы, она ожидала его ответа.

Но он молчал.

— О, конечно же! Высшая государственная тайна… Как обычно! Знаете ли, Сантьяго, вы поистине самый обаятельный лицемер.

— Почему вы так назвали меня?

— Вы полагаете, что скоро отделаетесь от меня. Только поэтому и позволили себе прикоснуться ко мне.

— Забудьте об этом. Это было ошибкой. Просто… помните обо мне. И будьте счастливы. Больше я ничего не прошу.

— Как? — безрадостно засмеялась она. — Скажите, Дариус, как мне стать счастливой? А еще лучше — покажите мне это. Вам представится такая возможность, пока мы будем отсиживаться в убежище.

— Что это вы задумали? — Оглянувшись на дверь, Дариус устремил на принцессу сверкающий взгляд.