logo Книжные новинки и не только

«Его дерзкий поцелуй» Гэлен Фоули читать онлайн - страница 28

Knizhnik.org Гэлен Фоули Его дерзкий поцелуй читать онлайн - страница 28

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джека еще трясло от напряжения прошедшей схватки, но нежные руки Иден сумели его успокоить. Сама она тоже была не в лучшем состоянии: замерзшая, изможденная, наглотавшаяся грязной речной воды. Но они стояли рядом на гакаборте и ни за что не хотели расцепить рук.

— Джек, — прошептала Иден, повернувшись лицом к мужу, — я хотела сказать тебе — прости меня…

Джек посмотрел на жену и почувствовал ком в горле. Как она чиста!

— Это я должен просить прощения за свои ужасные слова.

— Нет. Любовь моя, я же знала, что ты произносишь их потому, что тебе больно. — Она хотела взять в ладони его лицо, но оно так распухло и так сильно кровоточило, что Иден не решилась до него дотронуться. — Дорогой, никогда не думай, что все эти светские развлечения могут быть для меня важнее нашей любви. Я люблю тебя. Ты — смысл всей моей жизни. Знай, я всегда за тебя, но я понимаю, почему ты усомнился, что я на твоей стороне. Больше такого не повторится. Если я причинила тебе боль, прости меня. Если пожелаешь, мы уедем из Лондона. Я хочу жить только там, где ты можешь быть счастлив.

Джек ощутил, как неровно застучало его сердце от этого бесхитростного проявления любви. Он взял в руки ее ладони и срывающимся голосом произнес:

— Сердце мое, скажу тебе честно: я всегда хотел найти себе место здесь. Лондон — мой дом. Я здесь родился, здесь моя семья. Я так долго бежал от всего этого. Но ты помогла мне понять, что дело не только в их суждениях, но и в том, что я сам всех отталкивал. Появилась ты, и у меня теперь есть причина попытаться снова вернуться в этот мир. Причина остаться в нем.

А потом Джек кратко сообщил жене о сплетнях, которые распускает Лизетт, и объяснил, почему он так испугался за будущее их ребенка.

— Но, Джек, — с нежной улыбкой обратилась к нему Иден, — теперь мы всегда будем вместе и ни за что не позволим, чтобы с нашим ребенком кто-нибудь посмел обращаться так, как обращались в детстве с тобой. Нам не о чем беспокоиться. — Она осторожно откинула прилипшую прядь с его влажного лба. — Когда люди увидят моего сына, они сразу поймут, кто его отец. Ведь он будет твоей точной копией.

Улыбка причиняла Джеку острую боль, но его губы все равно растянулись в широкой ухмылке. Иден обняла мужа, с трудом отыскивая местечко, куда можно его поцеловать, не задевая многочисленных ран и ссадин.

— Иди, Иди! Эй, парень, достаточно! Дай мне взглянуть на свою дочь!

— Папа? — выдохнула Иден и обернулась на голос, не выпуская Джека из объятий. Джек улыбнулся, глядя, как осветилось ее лицо. — Папа! — вновь закричала Иден, когда доктор выскочил из каюты, отчаянно размахивая руками.

— Иди! Дитя мое! Дорогое мое дитя! — Доктор Фарради летел по палубе к дочери.

Джек опустил руки, а Иден кинулась в объятия к отцу.

— Папа! — У Иден выступили на глазах слезы радости.

Мокрые, грязные, но счастливые представители семейства Фарради крепко обнялись.

— Папа, прости меня за все, что я натворила!

— Нет-нет, моя девочка. Ты была права, что сбежала. Это я, дурак, нарушил свое обещание. Надо было прислушаться к твоему мнению, прислушаться по многим вопросам. — Доктор поцеловал ее в лоб. — Моя храбрая девочка! Я так тобой горжусь, Иди. Не стоит ни о чем жалеть. У тебя была мечта, и у тебя хватило сил бороться за нее, дорогая.

Иден прижалась к его груди.

— Я нашла свою мечту, папа. — Помолчав, она вытерла слезы и показала на Джека: — Вот он стоит.

Джек смотрел на нее глазами, которые светились ярче огней святого Эльма, а сердце его разрывалось от любви и нежности.

— Только он не танцует, — улыбнулась Иден, — но с этим я уже смирилась.

Джек, не сводя глаз с жены, чуть слышно ответил:

— Я могу научиться.

Эпилог

Ямайка. Через год

Элегантная белая вилла стояла на залитом солнцем утесе, нависая над морской гладью. Склон, поросший пышной тропической зеленью, спускался к песчаному пляжу, ярко-синей воде и тонкому кружеву прибоя.

Был час сиесты. Иден сидела в плетеном кресле на выложенной красной плиткой террасе и писала кузине Эмили:

«Твоя мать абсолютно права — ты забудешь о боли сразу, как только возьмешь в руки свое дитя. Кроме того, рядом с тобой будет твой замечательный Трайерн. Я уверена, он будет заботиться о вас обоих с нежностью и вниманием».

Морской бриз принес крики чаек. В стенной выемке замерла крошечная изумрудная ящерица. Стройные пальмы раскинули над террасой веерные листья. Пышные соцветия красной бугенвиллеи алели на фоне лазурного неба. Иден продолжала:

«Дедушка — конечно, я имею в виду отца — недавно приобрел новую знакомую. Знаешь, кузина, я думаю, здешний воздух способствует романтическим приключениям. Мисс Джейн Росситер, незамужняя леди и местный синий чулок, очень интересуется исследованиями отца. Представь себе, на прошлой неделе он не смог нас навестить, потому что сопровождал ее в театр. Что за чудеса! Он стал таким галантным!

Итак, я поведала тебе наши местные новости, и ты тоже не лишай меня возможности познакомиться с вашими сплетнями. Я слышала, Найтов из Индии недавно видели в Лондоне. Это правда? И говорят, что мисс Найт (Джорджи) сумела укротить лорда Гриффита. Дорогая кузина, непременно сообщи все, что услышишь.

Но я занимаюсь не только сплетнями. У нас есть и серьезные новости. Не последняя из них та, что два месяца назад освободитель учредил в Ангостуре Национальный конгресс.

Кажется, в войне наступил перелом. За последние месяцы одержано несколько побед. Думаю, мы сможем гордиться нашими мужьями. Англичане, воюющие на стороне Боливара, помогают ему одолеть испанскую корону. Джек полагает, что через год-два Венесуэла будет свободной».

Иден задумалась и перестала писать, наблюдая за белыми пятнами парусов на фоне далекого горизонта. На ее губах появилась мягкая улыбка, она снова обмакнула перо в чернила.

«Вот и все мои новости, дорогая кузина. У нас все хорошо. Нет, надо сказать иначе — мы до смешного счастливы и не можем дождаться, когда всех вас увидим будущей весной в Лондоне. Когда маленький Джонни немного подрастет, мы планируем полгода жить здесь, в тропиках, а вторые полгода — в Лондоне, чтобы быть ближе к вам и ко всей нашей семье. Спасибо за журналы. Только не рассказывай Джеку, что я снова становлюсь испорченной.

С любовью Иден».

На пальце Иден радужно сверкнул крупный бриллиант, когда она стала убирать письменные принадлежности в ящик переносного столика. Она поднялась, не спеша направилась в дом, прошла по обставленным с легкой тропической роскошью покоям, пока не оказалась в прохладной комнате, где на диване дремал ее неподражаемый муж в обнимку с пятимесячным сыном. Лев и львенок. Замечательно! Малыш крепко спал на груди своего великана отца.

Сердце Иден наполнилось нежностью и благодарностью. Она прислонилась к арке широкого дверного проема, обхватила себя руками и несколько минут стояла, с тихой радостью глядя на свою семью. Ее глаза лучились спокойным удовлетворением. Руди, растянувшийся под диваном, заколотил хвостом по полу в знак приветствия, но Иден поднесла палец к губам и шикнула на пса, чтобы он не разбудил малыша.

Джек, должно быть, почувствовал ее присутствие, осторожно шевельнулся, чтобы не потревожить сына, приоткрыл свои аквамариновые глаза, повернулся лицом к жене и улыбнулся. В этой улыбке отразилась вся его любовь и благодарность, но в лукавом блеске темно-синих глаз было и еще кое-что — некое обещание, исполнить которое предстояло позже.

Иден послала ему воздушный поцелуй и улыбнулась. Что делать, придется ждать ночи…