logo Книжные новинки и не только

«Его дерзкий поцелуй» Гэлен Фоули читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Гэлен Фоули Его дерзкий поцелуй читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Один из матросов восторженно хлопнул себя по бедру и выкрикнул:

— Кэп, если они растут здесь на ветках, можете меня высадить!

Остальные захохотали. Иден с трудом улыбнулась. Судно приближалось. Лорд Джек с заинтересованным видом подошел к выгибавшемуся над водой стволу и оказался в нескольких футах от Иден.

Капли дождя стекали по широкому лбу мужчины к густым темным бровям. У него были глубоко посаженные глаза и крупный орлиный нос. Губы обветрились, но целовать их можно. Эта непрошеная мысль потрясла Иден.

— И что это за птичка? — продолжал забавляться кто-то из моряков, вызывая оглушительный смех товарищей.

Иден покраснела и нахмурилась — капитан мог бы унять свою братию. Пожалуй, его манеры оставляют желать лучшего. Может, он все-таки пират?

Кроме того, Иден начинала чувствовать смущение, отчетливо понимая, что лазанье по деревьям — совсем не то занятие, которое журнал «Ла белль ассамбле» рекомендует молодым леди.

Однако что же делать? На нее смотрит магнетическим взглядом неотразимого вида мужчина, чей флот способен стать ее единственным средством к спасению из здешней глуши. И этот взгляд заставляет сильнее биться ее сердце. Впрочем, это частично можно объяснить страхом.

Иден не могла оторваться от его синих, как воды Карибского моря, глаз, сиявших на фоне бронзовой кожи лица. В глубине этих глаз мелькнуло лукавое выражение — их владелец не сумел скрыть удивления, и это его забавляло.

— Вы ее видите, милорд? — спросил молодой офицер. — Я не рехнулся от жары?

— Трайерн, — спокойным, властным голосом приказал капитан, — остановите судно.

Разумеется, тропическая жара не повредила мозги верного Трайерна, если только не рехнулся сам Джек, ведь он тоже заметил на дереве хорошенькую рыжеволосую девушку. Сидя на толстой ветви, незнакомка смущенно покачивала ногой как раз над головой лоцмана, пытавшегося причалить.

Увидеть на дереве женщину в сотнях миль от людского жилья — это само по себе было чудом, к тому же женщина эта с ее огромными изумрудными глазами и безупречной фигурой была настоящей красавицей.

Длинные рыжевато-каштановые волосы распущены. Под взглядом Джека она откинула влажные пряди за спину, и они свободно рассыпались по хрупким плечам. На девушке было повседневное светло-зеленое платье, из-под которого выглядывали отделанные кружевами длинные панталоны. Джек не мог отвести от нее глаз.

Лицо девушки блестело от дождевых капель. У нее были высокие скулы, персиковая кожа и безупречно прямой нос.

Обычно Джек не был склонен играть роль спасителя несчастных красавиц и вообще заниматься благотворительностью, и все же сейчас, стряхнув с себя наваждение, он был готов сделать исключение и выступить в роли благородного героя.

— Добрый день, мисс, — проговорил он. — Мне кажется, у вас какие-то трудности.

— Вот как? — отвечала Иден, слегка наклоняя голову. — С чего вы взяли?

Джек нахмурился. Ее самообладание поражало, ведь он ожидал слезной мольбы о помощи. Его товарищи тоже недоуменно пожимали плечами. Джек снова обернулся к девушке, которая сняла кожаную перчатку и вынула из волос запутавшийся там зеленый лист.

— С вами все в порядке?

— По-моему, да, — настороженно отвечала она, глядя на него, как на чудака.

— Вижу, вижу, — пробормотал Джек, сомневаясь, что они говорят на одном языке. — Ваше сиденье выглядит не очень надежно. Вам помочь спуститься?

— О! — засмеявшись, ответила девушка. — Нет-нет, я сама. Но вы очень любезны.

— Гром и молния! — воскликнул Джек. — Что вы там делаете?

— Изучаю эпифиты.

— Эпи… что? — воскликнул Хиггинс.

— Орхидеи, — пояснила девушка.

— Цветы-паразиты, которые облепили все дерево, — брюзгливым тоном добавил Джек и сложил руки на груди, невольно сравнивая незнакомку с женщинами, которых он знал прежде.

— Орхидеи вовсе не паразиты! — с негодованием сообщила девушка.

Джек приподнял бровь. Ого! Малышка не только не бросилась к нему за помощью, но даже смеет возражать! Очевидно, не представляет, кто он такой.

— Совсем не паразиты, — продолжала она. — И я могу это доказать. Как раз сегодня я сделала удивительное открытие.

— Вот как? — рассеянно спросил Джек, не особенно веря ее словам.

Девушка энергично кивнула в ответ.

— Я только что обнаружила, что симбиоз между эпифитами и этими гигантскими деревьями гораздо глубже, чем мы полагали ранее. — Выпалив эти слова, она явно раскаялась, очевидно, представив, как в некоторых кругах может быть расценена столь глубокомысленная беседа.

Джека все это весьма забавляло, и, решив ее поощрить к продолжению, он воскликнул:

— Да что вы говорите!

— Хотите, объясню? — с надеждой спросила девушка.

— Всенепременно! — ответил Джек и бросил взгляд на команду, заставляя своих людей прекратить смех.

— О, это просто потрясающе! — с энтузиазмом заговорила странная незнакомка. — Видите ли, на этих ветках росло множество поколений орхидей. Они жили, умирали и разлагались здесь. В результате на ветвях образовался собственный плодородный слой почвы. Им самим никакая почва не нужна. У них есть особые корни, позволяющие им собирать влагу прямо из воздуха, например из этого дождя. — Она поймала в ладонь несколько дождевых капель.

Произнеся эти слова, девушка откинула голову. Взгляд Джека упал на влажную кружевную косынку, прикрывающую вырез платья.

— Вот как… — пробормотал он, испытывая некоторый дискомфорт.

— Именно так! Смотрите! — Девушка наклонилась, протягивая ему алый цветок. Джека чуть не хватил удар. Ему показалось, что она сейчас свалится прямо в пасть крокодила. — Сегодня я обнаружила, что эти орхидеи платят добром дереву, которое их приютило.

— Каким образом? — Джек невольно заинтересовался.

— Подпитывают его. Смотрите! — И она протянула ему рассеченный кусочек торфа. — Я разрезала его и увидела, что дерево отрастило корешки на своей ветке, чтобы получать питательные вещества из накопившегося перегноя. Понимаете?

Джек хотел было ответить, но передумал и лишь покачал головой. Девушка положила ладонь на ветку и продолжила:

— Они помогают друг другу. Дерево дает орхидее опору, а этот нежный цветок помогает ему питаться, чтобы оно оставалось крепким и здоровым. Они живут в совершенной гармонии. Это ведь так… прекрасно.

Джек хранил молчание, не пытаясь выказать охватившего его восхищения. Он не слишком хорошо разбирался в ботанике, значительно больше его заинтересовала эта хорошенькая, эксцентричная барышня — настоящий синий чулок! Теперь он понял, кто она такая.

Лет двадцать тому назад, в Лондоне, он был знаком с Виктором Фарради и его младшей сестрой Сесилией. Теперь и он, и Виктор покинули Англию. Джек слышал, что знаменитый натуралист обитает где-то в джунглях Ориноко.

— Вы дочь доктора Фарради, — констатировал он.

Девушка гордо выпрямилась и кивнула в ответ.

— А вы — лорд Джек Найт. Джек — это просто вариант имени Джон. Так мне говорили.

— Вы меня знаете? — пораженно воскликнул он.

Девушка рассмеялась:

— Я вас видела на балу в Кингстоне.

— Вот как?

— Да, — уверенно продолжала она. — На вас был черный сюртук.

— Так вы были на балу? И я вас не заметил? Невероятно.

В глазах девушки замелькали веселые искорки.

Джек не знал, как действовать дальше, и продолжал смотреть на нее с осторожной полуулыбкой. Либо она в этой глуши не слышала, что он само воплощение дьявола на земле, либо так изголодалась по обществу, что это ее не пугало. Застенчивое выражение ее лица странно тронуло его сердце.

Джеку казалось, что перед ним прекрасная и полудикая владычица этого изумрудного царства или некое таинственное лесное создание, которое никогда не видело человека и потому не знает страха.

Полная невинность.

Однако на поясе незнакомки висели пистолет и мачете. Девушка явно умела постоять за себя. Без сомнения, Виктор обучил свою дочь науке выживания.

Джек прочистил горло:

— Мисс Фарради, ваш отец… э… дома?

— Нет, он отправился с визитом к индейцам. О, пожалуйста, не уезжайте! Он скоро вернется. Подождите его в лагере. Я могу приготовить вам чай!

— Чай? Вы очень любезны, мисс Фарради. Но сейчас такая жара. Девяносто градусов.

— Нет-нет, только восемьдесят семь! Тогда съешьте ананас. Ну пожалуйста! — с милой улыбкой продолжала настаивать девушка. — У нас никогда не бывает гостей, и новостей мы никогда не слышим. Погостите у нас, просто составьте компанию. Отец вернется очень скоро, обещаю!

Джек и Трайерн обменялись взглядами.

Джек никогда не отличался светской любезностью, но Трайерн с его рыцарственной натурой сочувственно кивнул, явно желая угодить красавице, изголодавшейся по общению.

— Так значит «да»? — с надеждой спросила девушка.

Трайерн толкнул Джека в бок.

— Ну хорошо, — проворчал тот.

Джек и сам не находил в себе сил отказать малышке. К тому же следовало предупредить доктора Фарради, что война вскоре получит новый толчок и что из Венесуэлы пора убираться. Джек встретился с девушкой взглядом. — Мисс Фарради, позвольте навестить вас в лагере? Но лишь ненадолго. У нас очень жесткий график.

— Ура! — закричала девушка.

У Джека оборвалось сердце, когда она с кошачьей грацией вскочила в полный рост на ветке.

— За поворотом причал, но будьте осторожны. Он совсем ветхий, не свалитесь в воду.

— Что, крокодилы? — настороженно спросил Трайерн.

— Пираньи, — мило улыбаясь, ответила девушка.

— Вам помочь спуститься? — обратился к ней Джек, уверенный, что больше не выдержит ее акробатических этюдов.

— Не надо, — рассмеялась девушка. — Встретимся внизу. — Обеими руками она ухватилась за толстый стебель лианы, обвила его ногами, как воздушная гимнастка в Воксхолле, оттолкнулась от ветви и скрылась в зеленом полумраке листвы. Длинные волосы неслись за ней рыжей волной.

Глава 3

Дождь прекратился так же внезапно, как и начался. Судно обогнуло мыс. Джек и Трайерн, едва оправившись от демонстрации акробатической ловкости молодой хозяйки джунглей, заметили обещанный ею причал.

Течение раскачивало три пришвартованные каноэ. Лоцман направил судно к берегу. Джек с удивлением рассматривал примитивный дом на сваях.

— Замечательно, — пробормотал Трайерн. — Просто сцена из «Робинзона Крузо».

— Здесь можно прожить всю жизнь, не истратив ни пенса, — задумчиво проговорил Джек, опираясь на поручень. В голове вдруг мелькнула странная мысль. Возможно ли, что воспитанная вдали от цивилизации мисс Фарради превратилась здесь в истинное чудо — женщину, которой безразлично общественное и материальное положение человека, в женщину, которую невозможно купить?

Голоса команды оторвали Джека от размышлений. На веревке сушились кружевные принадлежности дамского туалета. Команда встретила это зрелище свистом и улюлюканьем. Строгий взгляд капитана заставил их умолкнуть, но Джек и сам изрядно позабавился.

Бедной девушке придется долго краснеть.

Разглядывая берег, Джек натянул куртку. Хозяйка заслуживала такого знака почтения, но, будь он проклят, если в эту жару наденет еще и жилет!

Вместе с Трайерном они отправились на берег, приказав команде оставаться на борту.

— Мы вернемся через четверть часа. — И они двинулись по полусгнившим доскам, устилавшим тропу от ветхой пристани.

Туман рассеялся, раскаленное тропическое солнце снова сияло над гладью реки, сжигая прохладу, принесенную коротким дождем. С листвы еще капало, деревья были увиты лианами, буйная зелень надвигалась на тропу, угрожая совсем проглотить ее. Вдалеке возникло движение, мелькнул подол светлой юбки. Мужское начало в Джеке тотчас отозвалось. Послышались легкие шаги, доски тропинки отозвались ритмичной дрожью, затем наступила тишина. Джек вглядывался в зеленую пелену. Куда пропала малышка? Остановившись у веерной пальмы, он вдруг заметил, что сквозь резные листья его изучают изумрудного цвета глаза. Сердце забилось быстрее. Мягким движением он отвел широкий лист, и… вот она!

Джек смотрел на девушку с чувством странного удовлетворения и тихой радости. Вблизи она выглядела еще красивее. Взгляд девушки скользнул за его спину.

— Мисс Фарради, позвольте представить вам моего помощника, лейтенанта Кристофера Трайерна.

Молодой человек поклонился:

— Мисс Фарради.

— Нет-нет, Иден, пожалуйста, — поправила она с теплой улыбкой. — Мы здесь не придерживаемся формальностей. Добро пожаловать!

Она повела их по тропе к лагерю отца, вокруг которого через каждые несколько футов были укреплены факелы на бамбуковых шестах. В центре тридцатифутовой поляны виднелся очаг. Напротив дома стояли две большие палатки, одна — закрытая, вторая — открытая с трех сторон.

В открытой палатке стоял рабочий стол с двумя микроскопами, компасами, небольшими весами и другими инструментами. Несколько черных слуг занимались своими делами, но при виде незнакомцев остановились с открытыми от изумления ртами.

Иден пригласила гостей в дом, сообщив, что он называется палафито. Внутри висело несколько гамаков и кое-какая мебель, заставившая Джека заподозрить, что они находятся в спальне молодой леди.

На бамбуковом столике лежала стопка распухших от влажности книг. Шекспир, Аристотель, Руссо, стихи Вальтера Скотта.

— Я вижу, вы любите читать, — заметил Трайерн, пока Джек разглядывал на стене длинное духовое ружье местной работы.

— О да! Больше здесь все равно нечем заняться. — Иден застенчиво улыбнулась, взяла ананас и одним движением мачете срезала ему верхушку.

Джек восхитился точностью ее движений и покачал головой. Без сомнения, Иден Фарради была самой странной женщиной из всех, кого он встречал. Она продолжала нарезать ананас на ровные плоские ломтики. Джек наблюдал за ее руками. — Вы ловко управляетесь с этим ножом.

— Видели бы вы меня с ружьем, — улыбнулась она и предложила ему сочный ломоть.

Трайерн тоже взял кусочек. Остальное отдали слугам. На полке Джек заметил музыкальную шкатулку.

— Правда хорошенькая? Она играет Моцарта, — сообщила Иден, встала и открыла крышку шкатулки. Изнутри донеслись медлительные звуки, но тут же смолкли. — Надо завести. — И с грустью добавила: — Она осталась от моей мамы.

Джек искоса наблюдал за девушкой, вспомнив, что жена Виктора умерла несколько лет назад от лихорадки, свирепствовавшей тогда в Лондоне. Печальна участь врача, не сумевшего спасти собственную жену. Неудивительно, что Фарради решил оставить свою профессию, но ту женщину никто не смог бы вылечить.

В одной из книг доктор Фарради писал, что после смерти жены он со своей единственной дочерью отправился в Вест-Индию. Друзья-креолы, пытаясь умерить его отчаяние, предложили ему посетить джунгли Ориноко. Он согласился, но подхватил в джунглях лихорадку и мог погибнуть, если бы местный индейский знахарь не исцелил его лекарствами из неизвестных растений.

Далее Фарради писал, что в тот момент осознал: целью его жизни должен стать поиск древних индейских снадобий и растений, из которых их готовят. Это знание он намеревался принести цивилизованному миру, чтобы спасать человеческие жизни.

Вот только в книге доктор Фарради не стал сообщать, что втянул в свое опасное предприятие дочь. Джек ощутил, как в сердце поднимается волна гнева. Молодой девушке здесь не место.

— Примите мое сочувствие, — коротко бросил он.

— Со мной все в порядке. — Иден грустно улыбнулась и вернула шкатулку на полку. Она явно не желала растравлять себе душу давней потерей. — И какие дела, джентльмены, привели вас в Венесуэлу?

— Мы просто… — Трайерн запнулся.

— Навещали друзей, — спокойно закончил Джек.

— Понимаю. — Иден проницательно улыбнулась. — Друзей в Ангостуре?

Джек и Трайерн обменялись растерянными взглядами. Оба потеряли бдительность, а тон девушки явно подразумевал осведомленность.

Большинство знакомых дам делали вид, что интересуются только танцами, приемами и модами, а эта девушка спросила практически в открытую, является ли их визит политическим.

— Ладно, не мое дело, помогаете ли вы повстанцам. Честно говоря, я желаю им победы, хотя папа говорит, что наука должна хранить нейтралитет.

— Никто и не говорит о помощи повстанцам, мисс Фарради. Мы здесь по делам. — Трайерн с улыбкой поправил собеседницу. — У нас большая торговля красным деревом.

— Кстати, насчет красного дерева. — Взглядом Иден выразила сомнение в том, что глава «Найт энтерпрайзис» лично явится в джунгли за вязанкой хвороста, но, словно истинная леди, не стала развивать тему и досаждать гостям. Джек наблюдал за ней как зачарованный, однако вскоре понял, что новая тема тоже небезопасна. — Я видела там в основном розовое дерево и акажу, — продолжала она, — но есть и несколько стволов эбенового дерева. Надеюсь, вы срубили не слишком много.

— Мы, мисс Фарради, ничего не рубили. Мы купили древесину у местного торговца.

— Конечно, но это очень редкое дерево. Чтобы достигнуть зрелости, оно должно расти пятьдесят лет. Если рубить много, рощи не успеют восстановиться.

— Именно из-за своей редкости оно и ценится. — Джек, задетый ее упреком, говорил с циничной прямотой. — Краснодеревщики Лондона заплатят за него целое состояние.

— Лондона? — выдохнула Иден, глаза ее расширились. — Значит, вы направляетесь в Лондон?

Джек кивнул.

— Почему вы спрашиваете?

Иден склонила голову и словно бы онемела. Джек приподнял бровь.

— Что-то не так, мисс Фарради?

— О, нет-нет! Просто… просто я так часто мечтала туда попасть.

— В Лондон? — с иронией протянул он. — И зачем? Погода там холодная, люди — тоже.

Иден подняла на него удивленный взгляд:

— Вовсе нет!

— Да-да, именно так. Это ничтожный город. Я направляюсь туда лишь потому, что должен. — Джек говорил легким тоном, а потому Иден не могла знать, насколько он искренен.

— И почему же вы должны? — требовательно спросила она.

— Разумеется, чтобы продать эту древесину. — Он не мог удержаться от искушения немного ее подразнить, к тому же правда была ей ни к чему. — Вдруг наш Принни обзаведется столом из черного дерева, все светские дамы решат, что им тоже не обойтись без такого.

Эти слова вызвали улыбку у Трайерна, но ничуть не позабавили Иден.

— Уверена, они не станут поступать так дурно.

— Станут-станут, даже еще хуже, — с насмешкой отвечал Джек, довольный, что может ее подразнить. — Пустые, тщеславные, они способны на все. Верьте мне, я знаю их как свои пять пальцев. В конце концов, мой старший брат — герцог. Трайерн, как вы думаете, не пожелает ли герцогиня Хоксклифф получить столик из черного дерева?

— С герцога надо взять вдвое дороже.

Джек рассмеялся, но тут же сморщился — сок ананаса капнул ему на царапину.

— Ох…

Мисс Фарради нахмурилась, очевидно, сомневаясь, стоило ли приглашать его в гости.

— Что случилось? — спросила она. — Вы поранились?

— Поцарапался, когда грузили древесину.

— Позвольте взглянуть. — Она подошла к Джеку, быстро ухватила его ладонь, заставила разжать пальцы и тут же нашла занозу. — Эбеновое дерево, могу спорить.

— Видите, я тоже хочу следовать моде.

— Могу только сказать, что вы это заслужили, но все равно я должна вам помочь, лорд Джек. Садитесь.

— Благодарю вас, это все ерунда. Я обработаю ранку на корабле.

— Садитесь.

Джек приподнял бровь, пораженный ее безапелляционным тоном.

— В джунглях недопустимы никакие открытые раны, — заявила Иден. — Таков закон.

— Открытая рана? — возмутился Джек. — Да здесь просто царапина.

— Длинная и глубокая. Поверьте мне, если ее не обработать прямо сейчас, могут быть неприятности.