logo Книжные новинки и не только

«Царь Юрий. Объединитель Руси» Георгий Лопатин читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Георгий Лопатин

Царь Юрий. Объединитель Руси

Пролог

Старенькая белая «тойота» летела по ночной практически пустой трассе. Шипованные колеса позволяли водителю уверенно вписываться в повороты, несмотря на зимнее время года, практически не опасаясь участков гололеда из-за периодически случающихся отте пелей.

Юрий Всеволодович Штыков, учась на журналиста и одновременно подрабатывая курьером в фирме «Из рук в руки», спешил из Москвы в Новгород с очередной посылкой. А то зная, как работает государственная почта, нередко теряя почтовые отправления клиентов, не говоря уже о времени пересылки и «аккуратности» обращения, те, кто мог себе это позволить, пользовались услугами частных почтовиков, платя в основном больше именно за срочность доставки.

Яркий «дальний» свет, отраженный в зеркальце заднего вида, неприятно резанувший по глазам, заставил Юрия недовольно поморщиться. «Тойоту» быстро нагоняла какая-то навороченная тачка.

Юрий, выполняя правило трех «Д» — дай дорогу дураку, ибо лихач явно шел на обгон, да еще на «слепом» повороте, — притормозил и принял чуть правее, и этот явный мажор с готовностью выскочил на встречку.

Дальнейшее все произошло так быстро, что Юрий не то что что-то предпринять, он даже осознать ничего не успел. Обгоняющую машину занесло на очередном ледовом участке, произошло столкновение борт в борт, и более легкую «тойоту» просто выбросило в кювет с последующим кувырканием в воздухе, пока не застыла кверху брюхом.

Юрий, придя в себя после потери сознания из-за случившегося в результате удара головой о крышу, сплевывая кровь, вяло попытался выбраться наружу, опасаясь возгорания, тем более отчетливо пахнуло бензином. Благо выпал из удерживавших его ремней, а дверь открылась из-за сильного изгиба корпуса, и тут услышал скрип снега. К нему кто-то быстро приближался.

Несмотря на муть в глазах, Штыков хорошо рассмотрел этого человека, благо одна фара каким-то чудом уцелела, а аккумулятор не вывалился, обеспечивая питание и продолжала светить.

«Точно какой-то депутат или чинуша, на крайняк барыга», — отстраненно подумал он.

Когда этот некто подошел и присел рядом с Юрием, Штыков почувствовал сильный запах спиртного.

— Эй, ты живой?

— Как видишь…

— Это плохо…

В следующий момент неизвестный достал из подмышечной кобуры пистолет и, замахнувшись, нанес пострадавшему в ДТП удар рукоятью по голове.

Юрий даже испугаться не успел, не то что как-то защититься. Он только удивился тому, что в последние мгновения перед тем, как отключиться, вспомнил не родителей или еще что-то родное и близкое, а недавний поход в музей во Владимире, куда он приехал, отвозя очередную посылку, на тематическую выставку, посвященную великому князю владимирскому Юрию Всеволодовичу, как раз какая-то круглая дала была.

Юрий этой выставкой заинтересовался не столько из-за сходства имени князя со своим, сколько из-за молоденькой, очень симпатичной, а главное — рыжей учительницы, видимо, исторички, что вела свой класс в музей. Он имел некоторую слабость именно к рыжим девушкам.

Не старовата? Все-таки уже дипломированная учительница, а он только студент-третьекурсник.

Нет. Юрий перед тем как поступить в институт успел отучиться три года в ПТУ на механика.

Обломался. Учительница оказалась строгих правил, а может, учеников стеснялась, но, пока подбивал клинья, Штыков выслушал лекцию экскурсовода о великом князе владимирском.

И вот почему-то именно о биографии своего прославленного исторического тезки, лежа в кювете с разбитой головой недалеко от Торжка, он вспомнил особенно ярко в свои последние мгновения.

Но мозг — вообще странная штука, а если учесть к тому же, что он еще травмированный…

Первая часть. Два в одном

Глава 1. Вселенец обыкновенный

1

Голову нещадно ломило и при этом не менее жестоко тошнило.

«Сотрясение…» — поставил очевидный диагноз Юрий, тем более что ему было не впервой.

Шарахнулся он однажды башкой при падении об пол и симптомы прекрасно знал, правда, тогда было не столь погано, благо пол в школьном спортзале деревянный, причем старый, как результат, доски хорошо прогибались и пружинили.

«Но хоть жив, и то радость…» — мелькнула следующая мысль.

А мог и не выжить. Били со знанием дела, и даже странно, что не убили, ведь цель, похоже, была именно в этом.

«Оно и неудивительно, тому типу явно не нужны были проблемы с законом из-за случившегося ДТП, ибо репутация сильно пострадает, а то и с работы выгонят, — размышлял Юрий. — Но, похоже, моя черепушка оказалась несколько прочнее, чем можно было подумать. Или козел этот по пьяни сплоховал».

Его только удивляло, что злоумышленник дополнительно не поджег машину, чтобы уж наверняка все следы замести, ведь на борту «тойоты» могли остаться следы краски от его «БМВ».

«Но, может, испугался, что огонь привлечет внимание других водителей, и этот пожар свяжут с ним? — продолжал размышлять Штыков. — А так стоит мужик у дороги, может, нужду справляет… Мою же машину по темноте и не разглядеть в кустах, особенно если он фару разбил».

То, что машину не подожгли, радовало, так как, помимо явного видеорегистратора, прикрепленного к лобовому стеклу, имелось еще два скрытых против автоподставщиков, и если явный регистратор убийца наверняка прихватил с собой, то вот скрытые все зафиксировали.

Юрий злорадно ухмыльнулся, дескать, сядет этот урод, никуда не денется. Ну а если отмажется от закона, забашляв прокурорским и судье, то… придется взять правосудие в свои руки.

Штыков в этом плане никогда не понимал потерпевших, и не только от ДТП, что могли только плакаться, когда явные ублюдки уходили от законного возмездия, а потом как ни в чем ни бывало продолжали жить и веселиться. Ушел какой-то гад от причитающегося ему наказания? Накажите сами. Выждите год, два, три — и накажите.

Ну, а не можете…

С его точки зрения, такие люди не заслуживали ничего, кроме презрения, ибо рабы, причем добровольные. Свободный человек должен мстить. В этом смысле Юрий был полностью солидарен с Говорухиным, выразившим эту мысль в своем фильме «Ворошиловский стрелок».

Тем временем пострадавший переключился с изучения внутреннего состояния и анализа действий его несостоявшегося убийцы на исследование внешнего мира, в котором было что-то явно неправильно. Но вот мозг начал словно неохотно вычленять эти элементы.

Для начала запахи. Дымили костры, на них что-то варили и жарили. Мясо пахло вкусно. Ну и звуки. Пчелиным роем гудели многочисленные голоса, кто-то смеялся. Совсем близко раздался чей-то фырк, точнее, лошадиный.

«Откуда тут лошади? — удивился Юрий и открыл глаза. — Разве что деревенские меня нашли…»

Рядом скрипнул снег.

Юрий чуть повернул голову, чтобы посмотреть на своих спасителей, не давших ему окоченеть в придорожном сугробе, и сильно об этом пожалел, голова буквально взорвалась острой болью, в глазах помутилось, и его стошнило.

— Тьфу ты… тьфу… — отплевывался он от поганого привкуса желчи.

Отплевавшись, он вновь рухнул на спину, как лежал до того, и только сейчас осознал, что лежит в санях на медвежьей шкуре, если судить по цвету шерсти, и укрытый овчиной. Лишь на краю сознания удивился этому обстоятельству, и только (не саням удивился, раз деревенские подобрали, а именно шкурам, точнее, медвежьей, ведь стоит такая шкурка не дешево, чтобы ее в санях в качестве коврика использовать), потому как общее состояние организма не способствовало проявлению каких-то излишне бурных эмоций.

Послышались резкие и где-то даже радостные крики. Юрий их не разобрал. Со слухом было что-то явно не так, что, опять же, неудивительно при сильном сотрясении. Может, область, отвечающая за распознавание речи, задета?

Снова послышался скрип снега, только на этот раз более резкий, быстрый, и, судя по всему, двигалось сразу несколько человек. Это он определить смог.

Собственно, в том, что не ошибся, убедился буквально спустя пять секунд. Над ним нависло сразу три бородатых человека. Вполне себе русские, волос светлый, да и лица славянские. Хотя само наличие бород, конечно, удивило. Не носят нынче такие пышные, даже в деревнях. Пусть и аккуратные, но со странной модой а-ля абрек, что возникла в последнее время, не соотносились, так как были все же несколько более пышными. Хотя и такие есть, но не в таком же количестве?

И в доспехах. В пластинчатых таких, на кольчужной основе. Юрий вспомнил, что такие на Руси вроде назывались дощатыми.

Поверх накинуты какие-то не то кафтаны, не то шубы, да на головах вместо шлемов — меховые шапки с дорогим мехом. Ну и мечи с поясов свисают в богато отделанных ножнах.

«Реконструкторы, что ли, какие-то развлекаются? — подумал он. — Или даже кино сни мают?»

— Ну что, брате, очухался? — с легкой кривоватой усмешкой спросил тот, что стоял в центре.

Был он молод, лет так под тридцать. Хотя, возможно, его еще сильнее старила бородка а-ля Николай Кровавый. А вот крайние реконы были уже в годах. Суровые такие дядьки под пятьдесят. Лица жесткие, морщинистые, глаза холодные — волчьи, в общем, реальные убивцы. Даже странно, что такой ерундой страдают… но выглядели очень органично. Законченно даже.