logo Книжные новинки и не только

«Царь Юрий. Объединитель Руси» Георгий Лопатин читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Чем-то этот человек, назвавший его панибратски братом, Юрию сильно не понравился. Бывает такое, что с первого взгляда кто-то вызывает стойкую антипатию, даже чувство гадливости. Вот и здесь так же произошло.

С тем выражением, утверждавшим, что лицо — зеркало души, Юрий был полностью согласен, как и в целом с теорией психиатра Ламброзо по этому поводу, и, если судить по лицу этого центрового — брезгливо-высокомерного, — то душа у него была с гнильцой. В этом он не раз убеждался на собственном опыте.

Юрий не раз сталкивался с таким типом людей. И в школе, ПТУ, и в институте, и всегда с ними были какие-то проблемы. Очень уж они охочи до подстав и всяких пакостей, при этом властолюбивые, жадные и завистливые. Сами, как правило, на прямой конфликт не идут, так как можно и в рыло схлопотать, но вот натравить своих прихвостней на кого-то им в радость. Или еще как-то исподтишка нагадят, в этом они мастера, что называется, хлебом не корми…

— Д-да… — с трудом выдавил из себя Юрий в ответ на вопрос.

— Вот и ладно… Поправляйся.

Троица во главе с мажором ушла, не дождавшись благодарности за спасение, а к нему подошел кто-то из молодых реконструкторов в простой кольчуге, в накинутом на плечи заношенном вонючем тулупчике.

— Радость-то какая, княжич…

«Совсем заигрались…» — вяло подумал Юрий, страдая от приступа головной боли и тошноты.

— Пить…

— Сейчас, княжич…

Рекон с русой бородкой, что едва-едва наросла, исчез из виду и спустя десять секунд вновь появился с обшитой кожей флягой в руках, что осторожно поднес ко рту пострадавшего.

Юрий сделал несколько глотков. Вода на вкус оказалась какая-то странная. Лишь спустя какое-то время он понял, что фляга ни фига не обшита кожей, а кожаная и есть!

— Тьфу…

«Ребят, вы реально заигрались, аутентичность аутентичностью, но не до такой же степени…» — хотелось сказать ему, но сил ворочать языком уже не было.

Юрия быстро накрыла усталость, глаза закрылись сами собой, и он отключился.

2

Второй раз, когда Юрий очнулся, наступил вечер, а еще он понял, что его куда-то везут на этих самых санях. Его по-прежнему изрядно мутило и болела голова, но все же ощущал себя чуть легче.

«Что за ерунда?! Куда вы меня везете?! — изумился он. — Вызовете скорую, дебилы, а не занимайтесь самодеятельностью!»

Еще больше изумился, когда понял, что рядом едут эти заигравшиеся реконструкторы. На лошадях. Лошадки при этом показались ему какими-то неказистыми и излишне мохнатыми.

«И где только таких задохликов нашли…» — возникла малоуместная мысль.

Он хотел спросить, почему до сих пор не вызвали скорую, ведь с таким тяжелым сотрясением шутки плохи, но изо рта раздался только хрип.

Тут же появился давешний молодой реконструктор и вновь протянул кожаную флягу:

— Испей, княжич.

— Да вы чего, совсем, что ли, на всю голову ушибленные?! — просипел он, отворачиваясь.

Его никто не понял, речь была тиха и малоразборчива от хрипа, разве что осознали, что воды он не хочет.

Один из реконов, едущий на коне рядом с санями, усмехнулся и сказал:

— Правильно, нечего княжичу простую воду хлебать, на вот дай ему…

С этими словами всадник отцепил свою флягу и протянул «няньке».

Во рту был дикий сушняк, плюс ощущение, что мыши насрали, так что Юрий уже был согласен и на воду из кожаной емкости, авось не отравится. Правда, на этот раз во фляге плескалась не вода, а слабенькое винцо. Да еще кислое.

«Но все лучше, чем вода, воняющая кожей», — подумал он.

— С-спас-сиб-бо… — заикаясь, ответил Юрий.

«Вот же блин, не было печали, теперь еще и заикой стал. Остается только надеяться, что это временно…» — опечалился пострадавший.

Но, видимо, даже тех невеликих градусов вкупе с сотрясением хватило, чтобы его развезло.

— Я беременна-а, но это временна-а… Тьфу ты…

В голове словно что-то щелкнуло.

«Ты кто?!» — вдруг возник испуганный голос в его голове.

«Юрий…» — на автомате ответил Юрий, так как из-за не совсем вменяемого состояния не сразу понял, что вопрос прозвучал не снаружи, а внутри его черепушки.

«Это я — Юрий!» — буквально в истерике заверещал голос.

«Беда… — пробормотал мысленно Юрий. — Уж лучше на всю жизнь остаться заикой, чем со столь яркой шизой…»

«Изыди, демон! — вновь раздался истеричный возглас, а потом начал торопливо читать молитву: — Ижеси на небеси…»

«Мн-да… раздвоение личности, это абзац, чтоб хуже не сказать», — тоскливо подумал Юрий, понимая, что если эта шизоидальная хрень в ближайшее время не рассосется сама собой, то здравствуй, дурка, с крепкими санитарами в качестве конвоя, наряды в виде рубашки с длинными рукавами, горсти таблеток с веселой расцветкой и болючие уколы в задницу.

А это клеймо на всю жизнь. Не на Украине, чай, живем, чтобы патентованные психи могли спикерами Рады работать…

Он, конечно, в политику идти не собирался… хотя мыслишки такие были, как раз подбирал партию, в которую можно было вступить, но пока так и не определился. В конце концов, чем черт не шутит? Как говорится, плох тот гражданин, что не хочет стать президентом.

«Хотя, все может быть не так уж и плохо, — подумал Юрий, еще раз взглянув на одоспешенных людей, что сопровождали сани. — Все может быть гораздо хуже…»

Сейчас, немного очухавшись и внимательно осмотрев сопровождение, Юрий начал понимать, что это ни фига не реконы на слете, а вполне себе реальные вои. Как ни странно, убедили его в этом не всякие характерные мелочи, не то, что никто до сих пор не закурил, не взялся за телефон и т. д. и т. п., а именно лошади.

По сравнению с этими мелкими копытными любая деревенская кляча будет выглядеть породистым скакуном. Ну не найти такую мелкоту, разве что в Монголии. Но реконы такой ерундой страдать не станут, какими бы они ни были ушибленными на голову в плане аутентичности.

Стало тоскливо. До ужаса.

Накатил приступ клаустрофобии. Хотелось вскочить на ноги и куда-то бежать…

«Приплыли. Значит, меня таки грохнули в своем времени, и лежу я сейчас в сугробе, остываю, — подумал Юрий через какое-то время, когда более-менее пришел в себя и мог связно мыслить. — Будущий подснежник, понимаешь… А тут я, получается, вселенец».

Ему захотелось хлебнуть спиртосодержащего, но только чего-нибудь градусом повыше, чем эта кислятина. Хотя за неимением гербовой и эта кислятина сойдет, если много и без закуси.

Юрий хотел было потребовать бухла, но почему-то тело его не слушалось, хотя не так давно проблем с управляемостью не было.

«Ну да, настоящий хозяин очнулся, вот и не слушается тело залетную душу», — сделал он логичный вывод.

Но через минуту вселенец немного повеселел. В конце концов, в любой ситуации можно найти положительные моменты, вот и он нашел, припомнив, как к нему обращался тот вьюнош в кольчужке. Княжич — это все-таки не холоп какой.

«Осталось только договориться с хозяином тела, для начала хотя бы о мирном сосуществовании, ну и чтобы не растрепал кому не следует о произошедшем, а не следует никому», — не без тревоги подумал Юрий.

Хозяин тела тем временем продолжал бубнить молитву за молитвой, как заведенный.

«Слышь… Юрий, — обратился к хозяину тела Юрий-вселенец, понимая, что пора уже налаживать контакт, следовало начать получать информацию об окружающем мире и о самом реципиенте. — А как твое полное имя?»

Но тот не отзывался, только еще громче и быстрее начал молиться.

«Да хватит уже бубнить, видишь, не помогают молитвы, мне от них ни холодно, ни жарко, стало быть, не демон я», — попытался снова достучаться до сознания хозяина тела Юрий-вселенец.

Невнятный речитатив прекратился.

«Точно не демон?»

«Точно. Демон бы просто пожрал твою душу и уже завладел телом, а я не могу. Разве что ты сам отдашь мне управление…»

— А кто ты тогда есть?..

— Что, княжич? — обернувшись, переспросил возница. — Прости, не расслышал…

«Эй, говори мысленно, а не вслух! — перепугано воскликнул Юрий-вселенец. — Если сейчас растреплешься всем, что, помимо тебя, тут еще и я, то сожгут теперь уже нашу общую тушку почем зря. Никто не станет разбираться, демон я или нет, устроят аутодафе просто на всякий случай! А тело теперь общее, и жизнь у нас одна на двоих, хочешь ты того или нет. Я, например, тоже не в восторге от того, что меня к тебе занесло, но, тем не менее, я еще пожить хочу, даже в таком состоянии… глядишь, еще и обломится чего. Ответь ему, что все в норме, а еще лучше — попроси попить».

— Пить хочу… — послушно сказал все еще шокированный произошедшим с ним хозяин тела.

Ему все еще было откровенно страшно, но и на костер он не хотел. И, в принципе, Юрий его прекрасно понимал, поставив себя на его место, ситуация действительно, мягко говоря, неприятная. То, что он сам свое вселение принял достаточно адекватно, было заслугой современной литературы, да и выбора у него нет, кроме как начать быстро адаптироваться к новым условиям.

«Хотя кто знает, может, еще все впереди, и буду волком выть, — подумал он, но поспешно задавил в себе упаднические мысли. — Не время раскисать. Как бы это дико ни звучало, пусть меня убили, но я еще жив, а значит, не все потеряно… Опять же, очень многие были бы рады поменяться со мной местами… вот и радуйся».