logo Книжные новинки и не только

«Царь Юрий. Объединитель Руси» Георгий Лопатин читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Вдруг ему подумалось, что с той рыжей училкой у него ничего не вышло, потому как экскурсовод мог оказаться ее папашей. Определенное сходство имелось, сейчас он это отчетливо понял, но тогда на это внимание, по понятным причинам, не обратил.

«Хм-м… В тысяча двести одиннадцатом, это через три года, женишься на Агафии Всеволодовне, дочери Всеволода Святославовича Чермного князя Черниговского».

«Хм…»

«Что? Страшная?»

«Не знаю…»

«Тогда чего нос воротишь?»

«Отец ее… малоприятный человек».

«Так что тебе ее отец, главное — невеста! Или боишься, что яблоко от яблони подает недалеко? Тогда в этом плане надо смотреть на мать… Вот если мать стерва, то и дочка ее будет под стать…»

«Ты это… давай дальше говори, — недовольно отозвался княжич. — Не до мелочей сейчас».

«Дальше так дальше, — не стал спорить Штыков. — У вас будет три сына: Всеволод, Мстислав и Владимир — и две дочери: Добрава и Феодора. В следующем году станешь великим князем владимирским».

«Я?! Не Константин?!» — изумился хозяин тела.

«Да, ты».

«Но ведь он должен по праву и старшинству. Или с ним что-то случилось?»

«Нет, не случилось. Хотя лучше бы случилось… Отец ваш так почему-то решил, а почему, не знаю, не интересовался. Вы с ним бучу из-за этого начнете. Прокняжишь пять лет, после чего Константин тебя сковырнет. Сядешь в Городец на два года, потом еще на два года пересядешь на Суздаль. Потом твой брат умрет, и ты снова вернешься во Владимир. Куча потерянного времени… Как у тебя вообще отношения с братом?»

«Нормальные…»

«Ну, это пока… Так, что еще могу сказать?.. Собственно, что ни год, то поход, несмотря на твое миролюбие… по крайней мере, летописи говорят, что ты миролюбив и набожен. Терки с волжскими булгарами, после того как замиришь их, будешь долго бодаться с мордвой и тоже их замиришь, хоть и предадут они, когда придут монголы, будешь драться с князьями и с орденом меченосцев. Тут, извини, без подробностей, но в целом удачно. Кстати, не хочешь поинтересоваться, кто победил в схватке, где тебя отоварили по кумполу?

«Действительно…»

— Ждан, кто победил-то? А то я как опал, так и не знаю ничего…

— Мы, княжич! Бежали новгородцы к Торжку, за стенами спрятались!

— В осаду, стало быть, встанем.

— Осадим и побьем! — продолжал гореть энтузиазмом Ждан.

— Ладно, дай еще попить…

Кстати, пока два Юрия беседовали, совсем стемнело, зимой это быстро, караван, двигавшийся, как оказалось, не по дороге, а по какой-то мелкой речушке, встал и стал готовиться к ночевке. Ставились шатры, маленькие палатки, разжигались костры…

«Как вообще вышло так, что тебе по башне заехали?» — поинтересовался Юрий Штыков.

«Так в бою…»

«Понятно, что не на бабе… Командует по старшинству Константин, вот мне и интересно, куда он тебя поставил и с какими силами?»

«Под моей рукой левый полк…»

«Дай угадаю, числом твой полк мал, и собраны в нем в основном молодые вои — младшие дружинники. А потом по ним и пришелся чуть ли не главный удар противника. Так?»

«Да…» — задумчиво подтвердил хозяин тела, осмысливая произошедший бой.

«Что и требовалось доказать».

«Что именно?»

«Ну что ты в самом деле, как малой? — скорбным тоном ответил Юрий Штыков. — Костя хочет от тебя избавиться, чувствует, наверное, что отец им не сильно доволен, и у него почти получилось. Так что надо быть внимательным».

«Даже если ты прав, то и не получится, если, конечно, верить тебе…»

«Это в моей истории не получилось. Но теперь здесь я, мы, чтобы не потерять башку от рук монголов, будем менять историю, а значит, сменится та историческая линия, в которой у твоего братца тебя кокнуть не получилось, но может получиться в новой последовательности».

«Если тебя прислал Бог в помощь мне, то он не допустит…»

«На бога надейся, а сам не плошай», — резко оборвал Штыков тезку.

Его от религиозного фатализма людей вообще коробило. В этом фатализме он видел главный недостаток христианской религии, когда из людей делали по сути добровольных бессловесных рабов.

«Вот слушай притчу по этому поводу, она как раз в тему…»

Штыков рассказал Юрию Всеволодовичу историю про набожного человека в момент наводнения с предупреждением соседей, бревно и лодку со спасателями, но тот в надежде на спасение его самим Господом все равно потоп.

«Понял?»

«Да…»

4

После ужина снова разговорились. Юрий Штыков поинтересовался расположением войск и их численностью. Ответ Юрия Всеволодовича его не обрадовал. Победа владимирских войск, которой был так воодушевлен Ждан, с его точки зрения, оказалась никакой не победой, а заранее спланированным отступлением новгородцев.

«Удатный все-таки не последний лох в тактике и стратегии. Не зря о нем отзывались как о талантливом военачальнике, хоть и трусоватом, ибо сбежал во время боя на Калке, — подумал Юрий Штыков. — А может, и не побег это был, а спланированная подстава, чтобы всех его конкурентов монголы порешили, а он потом, договорившись с ними, получил всю власть над южной Русью».

Что до прошедшей битвы, то противник выдвинул против армии владимирцев слишком мало сил для настоящего полевого сражения с целью победить. Больше это походило на спешно выставленный заслон с целью задержать врага, чтобы выигранной паузой подтянуть дополнительные силы, а также лучше подготовиться к обороне Торжка, и со своей задачей они блестяще справились, при том, что потери понесли не такие уж и большие.

Владимирцы застряли у поля боя на целых три дня. Пока своих раненых обиходили, убитых своих и чужих похоронили, трофеи собрали и распределили, да и потом армия, отягощенная ранеными, двигалась куда как медленнее. А избавиться от раненых тоже нельзя, ведь, чтобы их вернуть во Владимирское княжество, нужно отрядить часть боеспособных войск для охраны, что вкупе с уже имеющимися потерями сильно ослабит армию вторжения.

Выводы Штыкова Юрию Всеволодовичу сильно не понравились, но обдумав, он вынужден был с ним согласиться. Все-таки это не первый его поход, и с некоторыми тактическими уловками княжич был знаком, хотя особыми изысками в военном деле никто не блистал, по крайней мере, с высоты прошедших веков. Юрий Штыков, хоть и не служил в армии, по учебе в институте, который не успел окончить, но все же успел нахвататься всякого по верхам. По крайней мере, он знал про косую атаку…

А так засадный полк — это максимум, вершина местной тактической школы, используемый, если это позволяет ландшафт. Тактическое отступление во время боя с целью заманить противника под удар уже не использовалось, ибо в целом с управлением войск во время боя просто беда, не до изысков. Масса воинов просто бросалась в бой, а там как кривая вывезет. У особо продвинутых военачальников даже иногда резерв имеется…

Князья ведь сами ведут свои полки в бой, чуть ли не в первых рядах, что и показало ранение Юрия Всеволодовича, чудо, что почти полностью полегшая охрана все же сумела его вытащить из схватки. Достойно всяческого уважения, но глупо. Какое в таких условиях хоть сколько-нибудь внятное управление? Опять же, религиозный фатализм, дескать, на чьей стороне Бог, тот и победит. Вот такие пироги с котятами.

«Беда-печаль. С таким подходом к военному делу монголов не победить, даже если удастся объединить Русь под одной рукой, — сказал Юрий Штыков. — В конце концов, воюют не только числом, но и умением. Так вот, тезка, монголы воюют в том числе и умением. А вы кидаетесь в мясорубку всей толпой, как дикая орда, а там как кривая вывезет…»

«Все в руце Божьей…»

«Мы, кажется, уже говорили по поводу Божьей воли, княжич. На бога надейся, а сам не плошай. Так что давай, привыкай своей башкой думать и просчитывать варианты, а не на Бога все валить».

«А как тогда, по-твоему, должно воевать?» — насупился хозяин тела.

«Для начала командир должен иметь возможность с помощью звуковых или флажковых сигналов управлять всей массой войск, для чего эти войска должны иметь хоть какую-то дисциплину, для чего соответствующим образом обучены…»

«Это получается, что князь не идет в бой, а стоит за своими воинами и смотрит, как они бьются?» — возмутился Юрий Всеволодович.

«Именно!»

«Но это бесчестно! И нет славы!»

«Тьфу ты, снова заново… — горестно протянул Юрий Штыков. — Я ему про Федора, он мне про Ярему… Послушай меня внимательно Юрий Всеволодович, будущий великий князь, и постарайся понять, что когда придут монголы, никто из внуков Чингисхана, что будут командовать этими вонючими, из принципа не моющимися ордами, не станет лично вести в бой свои тумены, ты не встретишься с ними лицом к лицу, забудь об этом. Они будут стоять в отдалении на холме в окружении сотен охраны из самых умелых и хорошо оснащенных бойцов и управлять войсками, посылая тысячи с одного конца поля боя на другой, туда, где они нужны для победы. А вы, желая снискать дешевую славу, находясь в гуще боя, даже не будете этого видеть, вы даже не поймете, что вас давно окружили и чихвостят в хвост и гриву, стачивая как бобер ветку. А когда поймете, будет уже слишком поздно. Так ты, собственно, свою башку и потерял в известной мне истории, лично с упоением рубясь с каким-то рядовым вшивым кочевником-пастухом, ни хрена не видя, что происходит вокруг. Нужно видеть картину целиком, чтобы понимать, что происходит, и реагировать на происходящие изменения. Вот ты считаешь, что князь должен сам вести своих воев в битву, так?»