logo Книжные новинки и не только

«Танковые засады. «Бронебойным, огонь!»» Георгий Савицкий читать онлайн - страница 4

Вот и приходилось воевать с отважными, но неопытными юнцами. Удивительное дело, но он, Николай Горелов, их командир, был ненамного старше. Но на его виски уже легла первая жаркая изморозь фронтовой зимы…

— Экипаж, слушай мою команду! Приступить к погрузке боекомплекта и заправке танка. Механикам-водителям — проверить дизель и ходовую часть. Быть готовыми к выдвижению в указанный район по сигналу. Сигнал — зеленая ракета. Задача ясна?

— Так точно!

— Выполнять!

Танковый экипаж мгновенно рассыпался. Николай Горелов наравне со всеми перегружал 76-миллиметровые унитарные выстрелы к пушке, копался в двигателе вместе с ворчливым старшиной Стеценко и неунывающим Ромкой Ветровым. Кантовал скользкие бочки с солярой. Они были все вместе: единая фронтовая семья, объединенная общей целью — победой и общим стальным «организмом» — тяжелым танком КВ.

* * *

Позицию, которую выбрал старший лейтенант Горелов, было трудно назвать идеальной. И зачем нужно было хорониться за поваленными деревьями на краю оврага, если на противоположной стороне имелся замечательный холм, поросший густым подлеском?

То же самое спросил и командир взвода автоматчиков, но Горелов оставался непреклонен. А вот механик-водитель «Клима Ворошилова», старшина Стеценко, только хмыкнул в прокуренные седые усы. Ветеран, прошедший еще ад «Зимней войны» с белофиннами, понял замысел командира. Тогда ему тоже довелось драться на танке в тесноте леса. А для танка нет ничего хуже леса. Ну, разве что извилистые и тесные городские улочки.

Танки были рассредоточены и тщательно замаскированы. В снежных окопах, в буреломе, за поваленными стволами и за деревьями заняли места пулеметчики и автоматчики. Легкие танки Т-40 застыли в ожидании, изготовив к стрельбе свои страшные крупнокалиберные пулеметы ДШК.

Командир танковой засады, стоя по пояс в башне, обозрел окрестности в бинокль. На развилке дорог было тихо. Но то было затишье перед бурей… Недавно радировали из штаба: гитлеровцы выдвигают крупное соединение для глубокого прорыва.

Николай Горелов поправил теплый, на овчине, шлемофон. Он не только служил средством радиосвязи, но и неплохо защищал от холода и ветра. Зимний танковый комбинезон тоже был неплохо утеплен, а под ним — шерстяной канадский свитер из ленд-лизовских поставок. Комплект зимнего обмундирования дополняли еще и теплые краги. Конечно, не у всех была такая униформа. Но даже обычный ватник грел лучше, чем немецкая шинель.

* * *

В современной историографии, к сожалению, принято ругать советское командование за пренебрежительное отношение к своим солдатам: и снабжали их плохо, и кормили не очень… Так вот — в частности, в танковых частях Вермахта до самого последнего дня войны отсутствовали танкошлемы, хотя у летчиков Люфтваффе были шлемофоны! У нас же летние и зимние утепленные танкошлемы входили в обязательный комплект униформы советских танкистов. Пехота тоже была одета зимой в ватники, полушубки, валенки и шапки-ушанки. Стоит почитать, например, воспоминания Иохима Видера, начальника штаба Паулюса, «Сталинградская трагедия». Там в числе прочего перечислены и ошибки командования Вермахта в отношении снабжения, военной логистики и униформы солдат. И не только зимой 1942/43 года, но и ранее, под Москвой, советские солдаты хоть и не выглядели «с иголочки», но зато одеты были просто, тепло и добротно.

* * *

Вдали послышался приглушенный расстоянием гул моторов. Старший лейтенант Горелов подозвал солдата-связного:

— Передать по цепочке: всем приготовиться! Без команды — не стрелять!

Вскоре колонна немецкой бронетехники показалась из-за поворота лесной дороги. Впереди в боевом охранении шел тяжелый четырехосный броневик Sdk.Kfz.231. Похожий на гроб, вооруженный скорострельной 20-миллиметровой пушкой L-55 в плоской закрытой башне и спаренным пулеметом, этот броневик был самым мощным в начальный период войны.

Впереди него трещали моторами четыре мотоцикла с колясками, на которых стояли пулеметы.

У развилки дорог авангард гитлеровского механизированного соединения помешкал. Мотоциклы разошлись в стороны, а броневик остановился и несколько раз развернул плоскую приплюснутую башню влево-вправо.

— Давайте, гады, идите сюда, сто немытых вам за шиворот! — выругался старший лейтенант. Только бы никто из его солдат не поддался горячке боя раньше времени и не выстрелил!..

Покрутившись, но так ничего и не обнаружив, авангард гитлеровцев продолжил движение.

Вскоре показались и остальные силы: до батальона танков и вдвое больше — пехоты. Немецкие пехотинцы ехали на броневиках, автомобилях и захваченных у местных жителей санях-розвальнях.

Выбрав себе цель, массивный угловатый танк Pz.Kpfw.IV, старший лейтенант Горелов скомандовал:

— Приготовиться… По фашистской гадине, беглым — огонь!

* * *

И суровый русский лес словно взорвался орудийным грохотом и трескотней пулеметных очередей!

Первыми начали атаку замаскированные малые танки Т-40.

Эта машина была разработана в первой половине 1939 года на Московском заводе № 37 под руководством конструктора Николая Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки малых и легких танков того периода. В декабре того же года Т-40 был принят на вооружение Красной Армии и серийно выпускался на заводе № 37.

Производство Т-40, включая его сухопутные варианты, продолжалось до декабря 1941 года, когда он был заменен на сборочных линиях более мощным легким танком Т-60. Всего было выпущено 722 танка. Все они приняли активное участие в боях Великой Отечественной войны в 1941–1942 годах.

Интересно, что наряду с тяжелыми, средними и легкими танками система автобронетанкового вооружения Красной Армии выделяла и еще один, особый класс так называемых «малых танков». Они являлись фактически танкетками, но только с вращающейся башней. Основным назначением малых танков была разведка, связь, боевое охранение частей на марше, борьба с вражескими диверсантами и партизанами.

Кроме того, малые плавающие танки использовались при форсировании рек и озер без какой-либо предварительной подготовки.

Но, поскольку амфибийные качества Т-40 в оборонительных боях начального периода войны остались практически незадействованными, то появилась возможность упростить конструкцию танка за счет отказа от узлов и агрегатов водоходного движителя. С танка снимались гребной винт с карданным валом, коробка отбора мощности, водоходные рули, откачивающий насос, теплообменник, волноотражательный щиток и компас. Но на части малых танков-амфибий сохраняли радиостанцию. За счет сэкономленной массы удалось незначительно усилить бронирование: до 13–15 миллиметров в наиболее важных местах конструкции. Часть бронелистов имели рациональные углы наклона.

Но все же сверхлегкий танк был весьма уязвим, проигрывая в показателях защищенности всем немецким легким танкам. В частности, переднее расположение трансмиссионного отделения, то есть ведущих колес, приводило к повышенной их уязвимости, так как именно передняя оконечность танка в наибольшей степени подвержена вражескому обстрелу. С другой стороны, в отличие от советских средних и тяжелых танков, у Т-40 топливные баки находились вне боевого отделения в изолированном броневой переборкой отсеке, что повышало выживаемость экипажа в составе механика водителя и командира-стрелка при поражении боевой машины. Корпус танка также имел днищевой люк для аварийного покидания.

Конечно же, в открытом бою у Т-40 не было никаких шансов против свирепых тевтонских «панцеров». Но вот в засаде на первый план выходила плотность огня на короткой дистанции. А вот в этом «танки-малютки» Страны Советов могли сказать свое веское слово!

Основным вооружением Т-40 являлся установленный в башне тяжелый пулемет ДШК калибра 12,7 миллиметра. С ним был спарен еще и 7,62-миллиметровый пулемет «Дегтярев-танковый», расположенный в единой установке с ДШК.

Тяжелые 12,7-миллиметровые пули Б-30 и Б-32 пробивали на дистанции в полкилометра броню толщиной 15 миллиметров. А на дистанции ста метров — 20-миллиметровый стальной лист! Другая пуля — 12,7-миллиметровая БС-41, благодаря металлокерамическому бронебойному сердечнику, имела более высокое бронебойное действие, а именно — 20 миллиметров при угле встречи с бронепреградой в 20 градусов на дальности 750 метров! При скорострельности пулемета ДШК в 800 выстрелов в минуту!

И весь этот ураган огня практически в упор обрушился на бронированную колонну Вермахта! В бортах немецких танков появились пробоины, а полугусеничные броневики превратились в дуршлаги, наполненные окровавленным мясом! «Гуляш по-рейнски» — подается с баварским пивом под музыку «Ich hat ein Kamerad»! [«Ich hat ein Kamerad» — «Был у меня товарищ», песня, под которую традиционно проходили похороны немецких солдат на передовой.] Чадили фиолетовым пламенем эрзац-бензина грузовики, метались раненые лошади. Под перевернутыми санями в лужах крови на розовом ноздреватом снегу лежали раздавленные и затоптанные трупы в серых мышиных шинелях.

Бой продолжался.

Вместе с пулеметными Т-40 в распоряжении старшего лейтенанта Горелова оказались и два пушечных танка. Они оснащались 20-миллиметровой скорострельной пушкой ШВАК-Т, такие машины стали выпускаться с сентября 1941 года. По наземным целям бывшие авиационные орудия молотили не хуже, чем по «мессершмиттам» или «юнкерсам»!

* * *

Старший лейтенант Горелов правильно все просчитал: на начальном этапе боя нужно было максимально воспользоваться эффектом внезапности и создать настоящую стену огня! Это у него получилось — гитлеровцы оказались ошеломлены и понесли серьезные потери.

Однако защитникам Москвы противостоял опытный и закаленный в боях враг. Выучку немецких танковых экипажей и стойкость германской пехоты нельзя было недооценивать. Когда прошел первый шок, уцелевшие немецкие танки разошлись, развернули приплюснутые квадратные башни влево и вправо и открыли беглый огонь по обочинам дороги. И первой же их целью стал тот самый удобный пригорок, который так приглянулся командиру автоматчиков из подчиненной Горелову группы прикрытия. Но там находились только два расчета пулеметов «максим», которые отстреляли по паре лент и тут же сменили позицию.

А несчастный пригорок перепахало добрых полтора десятка осколочно-фугасных снарядов Круппа. И все — впустую.

Пока немецкие танкисты воевали с призраками, экипаж Николая Горелова успел подбить два танка противника. Приземистый угловатый Pz.Kpfw.III с черным паучьим крестом на грязно-белой квадратной башне получил попадание в борт. Удар пришелся по переднему левому катку и обездвижил немецкую боевую машину. Следующий снаряд ударил точно в самое уязвимое место: под башню. Следующей мишенью для старшего лейтенанта Горелова стал Pz.Kpfw.IV; это был более мощный танк, соответствующий нашему среднему. И вооружен он был сильнее: 75-миллиметровой пушкой вместо орудия калибра полсотни миллиметров. И на короткой дистанции она представляла серьезную опасность. Хоть ее осколочно-фугасные снаряды были слабее, чем советские 76-миллиметровые.

— Механик-водитель, вперед!

— Есть, командир! — Старшина Стеценко переключил скорость и взялся за рычаги фрикционов. Могучий «Клим Ворошилов» выполз на огневой рубеж. Стальной богатырь!

— Наводчик, пятнадцать вправо бронебойным огонь! — В перекрестье танковой командирской панорамы Николай Горелов видел кресты на широкой, со скошенными книзу углами башне и грязных бело-серых бортах.

— Есть огонь!

— Попадание!

Бронебойный снаряд ударил в левую часть бронированной маски, прикрывающей короткий, похожий на огрызок, ствол орудия. Вражеский танк резко остановился, словно наткнулся на невидимую стену. Толстый и короткий хобот оружия склонился, словно поверженный бронированный монстр Панцерваффе признавал поражение. Из люков, словно жирные черные тараканы, полезли гитлеровцы.

— Из пулеметов по фашистам — огонь! — скомандовал старший лейтенант.

Оба «дегтяря-танковых»: курсовой и установленный в башне орудием зло затрещали, выплевывая раскаленный свинец. Искры рикошетов рассыпались по броне подбитого «панцера». Раскаленные плети пулеметных очередей настигли немецких танкистов. Тела в серых шинелях с розовым кантом поверх черных мешковатых комбинезонов изломанными куклами замерли на белом снегу.

— Вперед!

Загребая широкими гусеницами снег, КВ-1 с испещренной шрамами-отметинами попаданий броней пер, не зная преград.

Впервые в боевых условиях тяжелый танк «Клим Ворошилов» появился на севере. За день до начала войны с белофиннами, 29 ноября 1939 года, три прототипа тяжелых танков отправились на фронт. Все три бронированных монстра: многобашенные «Сергей Миронович Киров», Т-100 вместе с «Климом Ворошиловым» придали 20-й тяжелотанковой бригаде, оснащенной средними танками Т-28. А 30 ноября 1939 года началась советско-финская война, и военные не упустили случая испытать новые тяжелые танки в действии.

Свой первый бой мощный «Клим Ворошилов» принял 17 декабря при прорыве Хоттиненского укрепрайона неприступной линии Маннергейма.

«Клим Ворошилов» успешно прошел испытания боем: его не могла поразить ни одна противотанковая пушка противника. Единственным недостатком нового танка военные признали только то, что 76-миллиметровая пушка Л-11 оказалась недостаточно сильной для борьбы с массивными железобетонными ДОТами финнов. Но в целом «боевой дебют» КВ оказался более успешным, нежели у СМК и Т-100. СМК вообще подорвался на сверхмощном фугасе и был оставлен на поле боя.

А «Клим Ворошилов» уверенно двигался по территории противника по курсу, указанному по радио, ведя огонь из орудия по обнаруженным целям, а на обратном пути вывел на буксире в расположение своих войск подбитый средний трехбашенный танк Т-28.

После боя, при осмотре танка, его экипаж насчитал следы от сорока трех попаданий снарядов в башню и корпус! У танка был прострелен насквозь ствол пушки, повреждены несколько траков, пробит опорный каток, сорван запасной топливный бак, помяты надгусеничные полки… Но броню КВ пушки противника пробить не смогли. Простреленный ствол пушки был заменен новым.

По результатам испытаний новый танк был принят в серию. Серийное производство танков «КВ» началось в феврале 1940 года на Кировском заводе.

С самого начала Великой Отечественной этот тяжелый танк использовался весьма активно на всех фронтах. И подготовленные, опытные экипажи творили на нем настоящие чудеса.

* * *

Самым ярким примером подвига танкистов, воевавших на КВ-1, стали действия командира роты Зиновия Колобанова. Двадцатого августа 1941 года экипаж его танка КВ-1 в одном бою в районе стратегического транспортного узла Войсковицы — Красногвардейск, ныне — Гатчина уничтожил из засады двадцать два гитлеровских танка. А всего в этот день ротой старшего лейтенанта Колобанова было уничтожено сорок три вражеских танка. В результате этого беспримерного по героизму боя была сорвана перегруппировка 1-й танковой дивизии, 6-й танковой дивизии и 8-й танковой дивизии Вермахта и задержано наступление гитлеровцев на Ленинград.

Сам Зиновий Григорьевич Колобанов был опытным танкистом: прошел всю финскую войну и трижды горел в танке.

«Перекрыть три дороги, ведущие к Красногвардейску, и стоять насмерть»! — таков был приказ командира 1-й танковой дивизии генералу Баранову. В каждый из пяти танков роты старшего лейтенанта Колобанова было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимальное количество осколочно-фугасных.

Вот как сам комроты вспоминал впоследствии эти события:

...

«Меня нередко спрашивали: было ли страшно? Но я — военный человек, получил приказ стоять насмерть. А это значит, что противник может пройти через мою позицию только тогда, когда меня не будет в живых. Я принял приказ к исполнению, и никаких „страхов“ у меня уже не возникало и возникнуть не могло.

…Сожалею, что не могу описать бой последовательно. Ведь командир видит прежде всего перекрестье прицела… Все остальное — сплошные разрывы да крики моих ребят: „Ура“! „Горит!“ Ощущение времени было совершенно потеряно. Сколько идет бой, я тогда не представлял».

Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных снарядов.

* * *

Но не только под Ленинградом, но и под Москвой советские танкисты блестяще использовали тактику засад.

«Клим Ворошилов», изрыгая огонь и дым, вел стрельбу в самом высоком темпе, который можно было получить от 76-миллиметровой пушки Л-11. А потом сдал назад, снова скрывшись за поваленными деревьями.

— Степан Никифорович, жми по дну оврага!

— Есть, командир… Поехали! — Старшина Стеценко со скрежетом врубил передачу. Пять сотен свирепых коней бились в единой упряжке мощного форсированного дизеля В-2К.

Во второй половине 1941 года из-за нехватки дизелей В-2К, которые производились тогда только на одном заводе — № 75 в Харькове, танки «Клим Ворошилов» выпускались с четырехтактными V-образными 12-цилиндровыми карбюраторными двигателями М-17Т мощностью полтысячи «лошадей». Сделано это было не от хорошей жизни: Харьковский завод эвакуировался на Урал, и производство дизель-моторов было временно свернуто. И это — в самый сложный для бронетанковых войск Красной Армии период войны… Тем более ценными оставались машины с дизельными двигателями. И благодаря усилиям таких людей, как старшина Стеценко, «дизельные» КВ-1 все еще оставались в строю.

«Клим Ворошилов» на газу пронесся по дну оврага и выскочил с другой стороны. Подняв облако снежной пыли, тяжелый танк развернулся на месте. Массивная, угловатая башня развернулась, отыскивая новую цель.

Внезапно КВ-1 содрогнулся от попадания. Еще один «Панцер-IV» зашел с фланга и попытался атаковать советского бронированного монстра сбоку, где броня слабее. Так думал командир экипажа немецкого танка, но он явно недооценил защищенность самого мощного в мире тяжелого танка.

Сначала командир экипажа «панцера» издал торжествующий клич: от массивной башни и борта КВ-1 отлетели стальные обломки! Еще немного, и русский бронированный колосс будет повержен. Но он жестоко ошибался…

Броня «Клима Ворошилова» была равнопрочной толщиной 75 миллиметров. Бронеплиты с толщиной, отличной от 75 миллиметров, использовались только для горизонтального бронирования машины, противоснарядные. К тому же бронелисты лобовой части русского танка устанавливались под рациональными углами наклона.

Башня также была защищена 75-миллиметровой броней, сваренной под рациональными углами наклона. А в 1941 году сварные башни и бортовые бронеплиты некоторых танков были дополнительно усилены — на них на болтах закрепили 25-миллиметровые броневые экраны, причем между основной броней и экраном оставался воздушный промежуток, то есть этот вариант КВ-1 фактически получил разнесенное бронирование — впервые в мире! Через полвека его дальний «потомок» — русский танк Т-90 также получил ставшее стандартом для всех танков разнесенное рациональное бронирование.

Ну а сейчас, в суровом предзимье 1941 года, германский танкист с ужасом наблюдал, как отлетают бронебойные «болванки» Круппа от стальной «шкуры» советского бронированного мастодонта.

— Ricochet, R?stung ist nicht gebrochen! Verdammt! [Рикошет, броня не пробита! Проклятье!] — это были его последние слова.