Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Георгий Смородинский

Долгая дорога на Карн

Пролог

— Дар, тут двадцать три отрекшихся со старшим жрецом. — Подъехавший ко мне Эйнар поднял забрало, снял с правой руки перчатку и, вытерев со лба пот, указал в сторону трехэтажного здания — храма, из которого легионеры буквально выволакивали одетых в грязно-серые рясы людей.

Храм Гелкаса, прямоугольное строение из серого камня, фасадом выходил на главную площадь Суоны и выглядел так же тоскливо, как и все стоящие по периметру площади здания. В портике четыре из восьми колонн обвалились, на фронтонном барельефе, похожем на тот, что украшал здание торговой гильдии в Ниттале, остались одна голова и часть руки. Стены потрескались, окна выбиты, справа и слева от входа обломки разбитых отрекшимися статуй — унылое и грустное зрелище.

Я махнул рукой едущему позади меня Горму, приказывая остановить отряд, спрыгнул с кабана, кинул поводья одному из сопровождавших меня легионеров и, обернувшись к своему полутысячнику, уточнил:

— Потери?

— Потерь нет. — Эйнар следом за мной покинул седло и, держа в поводу своего гнедого, двинулся рядом со мной к пленным. — Ублюдки засели в храме и попытались организовать оборону, — пожал плечами Джейс. — Ну и ребята Рииса, — он кивнул в сторону фонтана, украшавшего площадь, возле которого расположился отряд легионных магов, — здорово подпалили им задницы. Если бы не Ваесса, вряд ли кого-то удалось бы взять живым. Ты ведь приказал не рисковать.

— А что Ваесса?

— Ты же знаешь эти ее штучки… — хмыкнул Эйнар. — Пустила прямо через вход облако серого тумана, их там всех на пару минут и парализовало. Ну, я и приказал своим вытаскивать уродов на площадь.

— Кушай яблочки! Они вкусные, — раздалось за моей спиной. Я обернулся и усмехнулся, увидев ожидаемую картину.

Легионер, которому я бросил поводья Мрака, держа в обеих руках по здоровенному яблоку, пытался скормить их кабану. Пока безрезультатно. Не то чтобы этот засранец не любил яблоки. Он просто издевался. Скучно ему, видите ли. Без подношения сдвинуть с места его двухтонную тушу кроме меня могли только Сальта, Реена, Хадежа и Тилька, которых на площади не было. Поэтому сейчас Мрак постоит, поломается немного, потом сожрет десяток яблок и, словно делая огромное одолжение, позволит себя повести следом за хозяином. Сказать по правде, я иной раз специально покидал седло заранее, предоставляя своему кабану возможность развлечься. Все уже привыкли. Навязанные мне Гормом телохранители таскали в инвентаре ассортимент фруктовой палатки, Мрак капризничал, ребята забавлялись, я веселился — и все были довольны. Что ни говори, а кабана в легионе считали чуть ли не священным животным, и он этим без зазрения совести пользовался.

Отрекшимся и впрямь досталось неслабо — жизнь каждого в желтом или красном секторе. Гейтары Джейса, не церемонясь, срывали с пленных капюшоны и, связав за спиной руки, ставили на колени или просто оставляли лежать на брусчатке около обвалившихся ворот городского парка, в тридцати метрах от входа в оскверненный храм местного бога торговли.

Бледные лица, горящие почти осязаемой ненавистью глаза — люди и дроу. Некоторые до сих пор без сознания. Восемь женщин — эти-то что здесь забыли? Женщина дарит жизнь? Ага — расскажите этим вот сукам.

— Сальта с остальными где? — бросил я через плечо идущему следом за мной Эйнару.

— Она с Элиасом, своей сотней, хилерами Реены и полусотней гейтар в южной части города, — доложил Джейс. — Проверят состояние моста через Ител — и сразу назад.

— Ясно. — Я кивнул подошедшей ко мне Ваессе, остановился и, дожидаясь магистра, еще раз окинул взглядом главную площадь города.


К Суоне мы вышли сегодня утром. Обогнув городские каменоломни, походный строй легиона извивающейся змеей вполз на заросший высокой травой, заваленный какими-то ржавыми металлическими конструкциями холм, и перед нами открылась унылая картина разрушенного Эрисхатом города. Когда-то давно я видел в Интернете фотографии оставленного в прошлом веке жителями города Припяти. Но те снимки не вызвали в моей душе такого гнетущего впечатления, которое я испытал сегодня утром при виде Суоны. Может быть, потому что Припять жители оставили, а здесь они все либо погибли, либо отправились на алтари Дважды Проклятого бога? Кто знает. Город мертв уже больше двухсот восьмидесяти лет. Безмолвные, обветшалые, местами развалившиеся дома и рваная дыра в стене, в том месте, где в Суону ворвалась Древняя Тварь. Лишь ветер гуляет по заросшим травой и кустарником улицам. Он врывается в пустые дома сквозь давным-давно выбитые окна и тоскливо завывает в перекошенных от времени печных трубах. Величественная река, с юга огибающая мертвый город, лениво катит на запад свои обильные воды. Ителу безразлично то, что происходит на его берегах, на реку не действуют проклятья великих демонов точно так же, как не действуют они и на вплотную подступивший к городским стенам лес. Запустение и тоска…

— Переправа? — Я перевел на Горма вопросительный взгляд.

— Там, в южной части города, был мост, — не отрывая взгляда от пролома в городской стене, пояснил тифлинг. — Отсюда его просто не видно.

Лицо сатрапа хмуро: видимо, и на него подействовал открывшийся нам вид разрушенного двуногими тварями и временем города.

— А почему тогда Корг атаковал город с этой стороны?

— Дар, мост хоть и каменный, но в Суоне в те времена проживало не меньше десятка магов земли. Они могли развалить его за пару минут.

— Так ты думаешь, он еще стоит?

Мне совсем не улыбалось двигаться вместе с войском до ближайшего брода, который находился отсюда едва ли не в дне пути на восток.

— Уверен в этом, — кивнул сатрап, — нежити мост без надобности.

— Эйнар, — я указал в сторону Суоны рукой, — три стандартные полутысячи по трем главным городским дорогам. Прочесать город. Нежити в сатрапстве уже нет, но внимания не ослаблять. И проверьте, цел ли мост через Ител.

Тифлинг молча кивнул и, развернув коня, направил его к строю.

— Джейс!

— Слушаю, дар. — Полутысячник придержал поводья и обернулся.

— В городе, скорее всего, есть отрекшиеся. Не вздумайте рисковать, но если получится взять кого-то из них живым…

— Сделаем. — Он еще раз кивнул и, стукнув пятками по бокам коня, уехал раздавать указания подчиненным.

— Зачем они тебе? — спросил Горм, проводив взглядом ускакавшего тифлинга.

— Да есть у меня к ним пара вопросов. — Я еще раз посмотрел в сторону Суоны, но перед глазами почему-то встали лица убитых нежитью демонов. Улыбающаяся Ольта, застенчивый Оск, добродушный Херд… С трудом подавив накатившую из глубин сознания ярость, я несколько раз глубоко вздохнул и заставил себя успокоиться. — Мне просто очень хочется узнать у них некоторые вещи, — усмехнувшись, ответил я тифлингу.

На лице Горма промелькнуло странное выражение, и он непроизвольно сделал отвращающий жест рукой.

— Дар, — придержав шарахнувшегося в сторону коня, выдохнул он, — ты в курсе, что иногда тебе лучше не улыбаться? Особенно когда ты думаешь о чем-то не совсем для себя приятном.

— Извини, я еще не научился до конца контролировать свои эмоции, — вздохнул я и поднял взгляд на ползущие над головой облака.

Ведь если долго на них смотреть, то кажется, что ничего вокруг не происходит. Что никакой войны нет, что все ребята живы… Сзади доносились отрывистые команды Эйнара, и мимо нас с Гормом в сторону города, скрипя кожей и гремя сталью доспехов, выдвигались первые сотни гейтар. Нет, я не рефлексировал. Самокопания и прочая хрень пусть останутся кому-нибудь другому. А я… а я просто буду мстить всем, до кого дотянусь, а уж дотянуться я постараюсь до каждого.


— Криан, дар! — Голос Ваессы оторвал меня от невеселых размышлений. — Там, — она указала на храм, — переподчиненный Виллу алтарь. — Ты можешь разрушить его сам, но…

Я усмехнулся, вздохнул и покачал головой. Ваесса, как всегда, выглядела безупречно. Это если смотреть с точки зрения американских комиксов про вампиров. Она даже четыре сетовых предмета из набора своей госпожи — перчатки, наручи, пояс и залихватски сдвинутый набок черный берет — ухитрилась органично вписать в свой гардероб так, что у меня закралось подозрение, не попросила ли она лично Кильфату выдать ей вещи именно такого дизайна? Так же как и в нашу первую встречу, на ней были черные, до колен, сапоги, стройные ноги обтягивали кожаные штаны. Приталенная кожаная куртка, выглядывающие из рукавов манжеты ослепительно-белой рубахи — и черный, словно кусок тьмы, плащ. Все это украшалось серебряной вязью, узор которой словно перетекал с одной вещи на другую. Толстая, как в русских народных сказках, коса, с вплетенной в нее знакомой серебристой лентой, завершала композицию. Однако…

— Ты чего это улыбаешься? — прищурившись, с подозрением в голосе поинтересовалась у меня она.

Сзади слитно хмыкнули Эйнар и неслышно подъехавший Горм.

— А ты загорела, — не обратив внимания на ее вопрос, заметил я. — Смотрится шикарно.

— Это неуклюжий комплимент или предложение подождать лет сто пятьдесят — двести? — Приподняв бровь, дочь некроманта смерила меня оценивающим взглядом.