Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Гэрри Шоу

Египетские мифы. От пирамид и фараонов до Анубиса и «Книги мертвых»

Посвящается Шону Маккенне

Боги Сетх (слева) и Хор (справа) оплетают иероглиф, обозначающий «единство», стеблями лилии и папируса, которые символизируют Верхний и Нижний Египет соответственно.


Бог Анубис — проводник в загробное царство — ассоциировался с мумификацией и погребением.


Введение

Что было до меня? Что происходит вокруг меня? Что будет со мной после смерти? Как и мы, древние египтяне пытались разгадать загадки бытия; как и мы, они выдвигали гипотезы, наблюдая за окружающим миром. То, что мы сейчас называем мифологией Древнего Египта, родилось в результате таких наблюдений и размышлений; со временем из них сложилась уникальная картина мироздания.


Ра — божество с головой сокола — плывет по небу на солнечной ладье


Мифология — не просто свод историй о богах и героях, а способ осмыслить мироустройство. Каждое утро из-за горизонта появляется огромный светящийся шар; весь день он катится по небу, а затем тонет на западе. Что это за шар? Куда он пропадает? Каким образом он движется? Считаете ли вы солнце богом Ра, плывущим по небу в своей дневной ладье, или сгустком ядерных реакций, заставляющим нашу планету двигаться по орбите, — вы имеете в виду одно и то же природное явление. Древние египтяне изучали Вселенную, не зная о физике элементарных частиц, и делали из наблюдений свои выводы. Из их гипотез и теорий родилась оригинальная картина мира, сформировалось особое восприятие действительности; миф стал стержнем общества, сеткой культурных представлений, наложенной на карту природных явлений. Проникнутая внутренней логикой, жизнь обретала смысл; на место хаоса приходил порядок; беспомощность сменялась уверенностью; знание изгоняло невежество. Мир, с его жестокими песчаными бурями и смертельно опасными скорпионами, становился менее страшным.


Хор-младенец, сын Осириса и Исиды


Для древних египтян мифы были частью обычной жизни. Они разыгрывались на протяжении каждого дня и ночи, укладываясь в вечный цикл созидания, разрушения и возрождения, управляемый божественными силами. Сводить события в единое повествование никто не считал нужным. Каждый человек был героем собственного мифа. Боги — олицетворенные силы природы — присутствовали в каждой частице мироздания; в мифе находилось объяснение и чрезвычайным, и заурядным происшествиям — так возникал мост из мира людей в мир богов. Более того, ссылаясь на мифические события, египтяне отождествляли себя с богами. Страдающий головной болью становился младенцем Хором [Хор (др. — егип. «вышний», «горний», устаревшая форма имени — Гор) — один из самых древних и распространенных богов Древнего Египта, почитался более чем в 30 ипостасях в разных городах страны. Прим. ред.], за которым ухаживает мать — воплощение Исиды; усопший, странствуя по загробному царству, на время обретал силу и полномочия каждого божества. Древнеегипетские мифы вписывались в любые обстоятельства любой человеческой жизни и помогали каждому понять, как устроен мир и почему в тот или иной момент происходит плохое или хорошее. В мифах и деяниях богов, изложенных в них, крылся ответ на вопрос: «Почему это со мной случилось?». Отсылка к ним бывает утешительной.


Холмы Дуата — загробного мира


Восстановить египетскую мифологию

В наши дни египтологам приходится иметь дело с разрозненными, фрагментарными ссылками на мифы и легенды, почерпнутыми из разнородных источников. Разброс дат при этом огромен: от 3050 года до н. э. до первых веков н. э. Как мы видим, эпоха Древнего Египта продлилась чрезвычайно долго — около трех тысяч лет, в зависимости от того, где проводить хронологические границы. Поскольку установить конкретные даты событий теперь крайне сложно, ученые предпочитают ориентироваться на времена правления известных нам царей или даже целых династий. В III веке до н. э. историк и жрец Манефон насчитал тридцать династий египетских фараонов (позднейшие авторы добавили к ним еще одну). При династическом подходе должны четко выделяться эпохи правления определенных семейств, однако в своей периодизации Манефон использовал также крупные события — строительство первой пирамиды или перенос столицы в другой город. Современные египтологи объединили династические периоды Манефона в более крупные хронологические единицы, выделив эпохи единовластия (Раннее царство, Древнее царство, Среднее царство, Новое царство и Позднее царство) и годы геополитической раздробленности (Первый, Второй и Третий переходные периоды). За этими этапами Династического периода последовал Птолемеевский период, когда Египтом правили греко-македонские властители, а затем Римский период. В своей книге я придерживаюсь общепринятой датировки.



Не существует единого источника, где были бы внятно и последовательно изложены древнеегипетские мифы, так что ученым приходится по крупицам собирать их из фрагментов, дошедших до нас из глубины веков. Многие мифы встречаются на папирусах, обнаруженных в захоронениях или храмах; другие упоминаются на погребальных стелах, которые устанавливали в усыпальницах. Источники называли по месту, где их нашли. «Тексты пирамид» — те, что высекались с V династии на внутренних стенах пирамид, где хоронили царей Древнего царства. «Тексты саркофагов» — те, что рисовали на стенках саркофагов богатых египтян во времена Среднего царства. Отрывки из «Книги мертвых» (ее называли «Речениями о выходе в свет дня») появлялись на папирусах и на стенках саркофагов. С конца Второго переходного периода она в течение тысячи лет служила египетским мертвецам чем-то вроде путеводителя по загробному царству. Почти во всех источниках мифологические сюжеты предстают в сокращенном виде или же обозначены пунктирно, намеком — порой из соображений этикета. Например, в заупокойных текстах египтяне избегали упоминаний о гибели Осириса: считалось, что отсылка к этому трагическому событию может каким-то магическим образом навредить покойному. В иных случаях излагать миф полностью не было нужды — предполагалось, что читатель прекрасно знает, о чем идет речь.

...
Два царства

Египет — край ярко выраженных контрастов. Река Нил петляя течет с юга на север, окаймленная двумя узкими полосками более или менее пригодной для обработки земли; у древнего Мемфиса (неподалеку от современного Каира) она распадается на множество рукавов, образуя огромный район плодородной дельты. Из-за резкой смены ландшафта древние египтяне делили свою страну на два царства. Власть над Верхним (южным) Египтом, располагавшимся в долине Нила к югу от Мемфиса, символизировала белая корона, а над Нижним (северным, в дельте Нила) — красная. Двойную красно-белую корону носил фараон, правивший объединенной страной. Египтян удивлял также контраст между песками безжизненной сухой пустыни, которую они называли «красной землей», и плодородной почвой дельты, или «черной землей». Кроме того, египтяне придавали особое значение самим сторонам света. Восток, где вставало солнце, они ассоциировали с новой жизнью и возрождением, а запад, где солнце каждый вечер «умирало», в их воображении становился царством мертвых. Вот почему кладбища обыкновенно располагались в пустыне к западу от Нила.

На протяжении всей своей долгой истории Древний Египет подвергался влиянию средиземноморских и ближневосточных культур. В отдельные периоды им правили ассирийцы, персы, македоняне и римляне. Из-за культурного контакта египетские мифы менялись от эпохи к эпохе, подхватывая новые мотивы и обретая новые формы. Кроме того, в разных областях Египта (номах) бытовали свои вариации мифологических сюжетов. Получается, что единой, «правильной» их версии попросту не существует — досадный и отрадный факт. Досаден он потому, что адекватно отобразить систему верований египтян в одной книге не получится, однако меня радует, что не придется ограничиваться сухим пересказом. Эта книга ближе к трудам Плутарха, чем к строгим научным исследованиям. По примеру древнего историка, сложившего элементы мифа об Осирисе в единый рассказ для греков, я беру фрагменты мифов — порой из разных исторических периодов — и свожу их в единое повествование; надеюсь, мне простят такой «монтаж», как его простили Плутарху.


Древнегреческий историк Плутарх записал немало египетских мифов