logo Книжные новинки и не только

«Молотодержец» Грэм Макнилл читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Грэм Макнилл Молотодержец читать онлайн - страница 10

— А ты сам? — спросил Вольфгарт.

— Я с оставшимися конниками поскачу прямо через кряж и ворвусь в центр лагеря, а вы нападете с флангов и добьете тварей.

— Отличная идея, — оценил Вольфгарт. — Хорошо и просто.

Казалось, что Пендраг хочет возразить, но он лишь пожал плечами и поехал собирать воинов. Зигмар кивнул Вольфгарту, и тот последовал примеру Пендрага и тоже отправился отдавать приказы своим людям.

В лагере зверолюдей нарастал темп барабанного боя. Зигмар обернулся и спросил:

— Ты готов, Герреон?

Брат-близнец Триновантеса подъехал к нему и скривил губы в волчьем оскале:

— Я готов, брат.


Шесть лет назад Зигмар с Герреоном заключили мир.

Тем далеким днем брат Триновантеса разыскал сына короля, который вместе с Пендрагом упражнялся во владении мечом и копьем на Поле мечей у подножия Холма воинов. Полем мечей называлась большая территория в пределах городских стен, где бывалые воины обучали владению оружием молодых.

Вольфгарт считал, что изучать приемы ведения боя перед гробницами умерших — дурная примета, но Зигмар утверждал, что каждому воину полезно знать, что его ждет, если он дрогнет в бою.

Под жесткой опекой Альвгейра молодежь училась сражаться мечом и копьем, а Вольфгарт наставлял в стрельбе из лука. На поле стояли мишени, вырезанные в форме орков, и лязгу железных мечей вторил свист стрел.

Теперь у каждого воина в Рейкдорфе был железный меч. Пендраг с мастером Алариком уже не один год ездили в разные уголки земель племени унберогенов и проверяли, все ли кузницы оснащены мехами с водным приводом, необходимым для производства железного оружия. Мало кто теперь пользовался бронзовой броней, у большинства всадников были рубахи из железных колец или же панцирь из наложенных друг на друга чешуек.

Посланцы ютонов, черузенов и талеутенов заметили, какой резкий скачок сделали унберогены, и король Бьёрн был доволен, что сила его племени известна так далеко.

— А вот и ходячую проблему несет, — сказал Пендраг, заметив Герреона.

Зигмар, заранее напрягшись в ожидании колкостей по поводу его отношений с Равенной, опустил меч и повернулся к ее брату. Не секрет, что они с Равенной стали близки, и лишь слепец мог бы не заметить этого. Удивляло только то, что братец так долго никак не реагировал на случившееся.

Герреон выглядел, как всегда, безукоризненно. На нем были штаны из оленьей кожи, черная безрукавка, вышитая серебряной нитью, и сапоги из замши. Рукой юноша слегка касался рукояти меча. Зигмар знал, сколь умело владеет он этим оружием. Искусство Герреона было поразительно, чему сын короля становился свидетелем на многочисленных тренировках и в бою.

Сам Зигмар был хорошим фехтовальщиком, но Герреона восточные роппсмены назвали бы мастером клинка. Сын короля напрягся, ожидая взрыва негодования, и заметил, что Пендраг подошел ближе к нему.

— Герреон, — начал он, — если ты хочешь говорить о Равенне…

— Нет, Зигмар, — отвечал Герреон. — Моя сестра ни при чем. Это касается лишь нас двоих.

Неужели Герреон хочет вызвать его на бой? Только это чистейшей воды безумие. Даже если ему удастся победить, королевская стража потом убьет его.

— Тогда в чем же дело?

Герреон отпустил рукоять меча и сказал:

— После смерти Триновантеса прошло достаточно времени, чтобы я мог все обдумать. Я стыжусь своих тогдашних речей и поступков. Вы с братом были друзьями, и ты в самом деле его любил.

— Да, Герреон, это так.

— Я бы хотел, чтобы ты знал: я не виню тебя в смерти брата. Моя сестра верно сказала: не ты убил его, а орк. Если ты меня простишь, я предложу тебе дружбу, как когда-то сделал мой брат. — Герреон ослепительно улыбнулся и протянул Зигмару руку, добавив: — И как сейчас делает моя сестра.

Зигмар почувствовал, что краснеет.

— Ты унбероген, — произнес он, пожимая руку Герреона, — и тебе нет нужды просить у меня прощения. К тому же я давно уже все забыл.

— Спасибо, — сказал Герреон. — Это много для меня значит, Зигмар. Не знаю, есть ли у меня шанс удостоиться твоей дружбы.

— Ну конечно! — воскликнул Зигмар. — Как же я смогу выковать Империю, если не будет согласия даже среди унберогенов? Герреон, ты один из нас, и так будет всегда.

Они пожали друг другу руки, и Герреон улыбнулся, словно у него гора с плеч свалилась.


Вольфгарт и Пендраг подозрительно отнеслись к внезапному раскаянию Герреона, но шли годы, и доверие Зигмара вполне оправдалось. В многочисленных боях Герреон заслужил уважение соратников. В битве на Пустых холмах Герреон спас Зигмару жизнь, ловко обезглавив военачальника орков, придавившего его тушей убитого волка.

Когда унберогены сражались с разбойниками-тевтогенами, Герреон убил лучника, уже готового пустить стрелу в спину Зигмару.

Вновь и вновь Герреон шел в бой рядом, и каждый раз Зигмар был благодарен ему за то, что он нашел в себе силы попросить прощения. Равенна была счастлива. Они втроем с удовольствием ездили на охоту и лесные прогулки или просто допоздна засиживались за разговорами, мечтая об объединении племен.

Теперь среди тьмы, когда братья по мечу разъехались в разные стороны, Зигмар был благодарен Герреону за то, что он рядом. Сын короля досчитал до ста и послал жеребца вперед, за ним последовали двадцать оставшихся воинов.

Когда кони вынесли всадников на каменистые склоны кратера, барабанный бой сделался громче и Зигмар обернулся к воинам. Каждого из них защищала железная кольчуга, многие дополнительно использовали нагрудники и наплечники. За спиной воинов развевались красные плащи. Каждый всадник был вооружен копьем и тяжелым мечом.

— Мы обрушимся на них неожиданно и стремительно, — сказал Зигмар. — Во время атаки шумите сильнее, нужно, чтобы они все смотрели только на нас.

По лицам воинов он понял: каждый из соратников знал, что от него требуется.

— Доброй охоты! — пожелал он.

Приближался возвышавшийся по окружности кратера кряж, посеребренный лунным светом. Огни пылавших в котловине костров окрасили облака в оранжевый цвет. Ночную тьму буквально разорвал душераздирающий крик, и Зигмар почувствовал, как от этого вопля ужаса и боли возросла его ярость.

— Ты понимаешь, что мы рискуем, — сказал Герреон.

— Да, но медлить нельзя, — отвечал Зигмар. — Если мы не атакуем сейчас, твари уйдут в чащу и мы не сможем отомстить за погибших. Нет. Этой ночью их настигнет возмездие.

Герреон кивнул и достал из ножен меч. Зигмар поднял тяжелое копье с железным наконечником.

— Унберогены! — крикнул он, толчком пяток посылая коня вперед. — Отомстим за наших людей!

Жеребец Зигмара выскочил на край кратера. За ним с громким боевым кличем следовали остальные воины.

Открывшееся их взорам зрелище напоминало кошмарный сон. В котловине кратера ревело пламя, языки огня взмывали ввысь, свора безобразных тварей предавалась пьянству и издевалась над пленниками.

Природа наделила этих монстров чертами человека и зверя, их тела покрывала шерсть. У монстров были косматые козьи головы, мускулистые торсы и выгнутые коленями назад ноги. Между грудами трупов резвились краснокожие рогатые чудовища с длинными хвостами, а похожие на безумный сплав коня и всадника страшные существа пьяно пошатывались и грохотали копытами, бесцельно слоняясь вокруг лагеря.

В самом центре котловины возвышался огромный черный камень — обсидиан колоссального размера, покрытый отвратительного вида рунами. Очень крупный зверочеловек, с бычьей головой, в черном рваном плаще, вырвал сердце у еще живого пленника. Безумные создания непонятного происхождения в припадке обожания приплясывали и скакали вокруг черного камня.

Завываниям страхолюдин вторил барабанный бой. Крупные волкоголовые существа молотили когтистыми лапами по грубой коже больших барабанов.

По всему лагерю валялись связанные мужчины, женщины и дети. Многие были уже мертвы, и все без исключения истерзаны. Кого-то сожрали живьем. Ярость грозила овладеть всем существом Зигмара. Он понял это, когда почувствовал нисходящий на него красный туман.

Берсерком он не был, а потому преобразил ярость в жгучее копье холодного гнева.

Жеребец помчался вниз по склону, и с губ Зигмара сорвался вопль ненависти. Взвыл боевой рог унберогенов, и воины стремительно понеслись навстречу врагу.

Месть настигла зверолюдей в самый разгар кутежа, следовательно, оказать достойное сопротивление они были не в силах. Бычьеголовый оглушительно взревел, эхо многократно повторило жуткий вопль. Барабанный бой стих.

Горстка краснокожих монстров ощетинилась копьями и метнула их в приближающихся всадников, но оружие у зверолюдей было довольно примитивное, и ни один унбероген не пострадал. Настал черед Зигмара метнуть копье, тяжелый наконечник прошиб спину чудовища и пригвоздил к стволу дерева. Все воины бросили копья, и кратер огласился хриплыми предсмертными воплями.

Кутвин и Свейн выстрелили сверху из луков, и обе оперенные гусиными перьями стрелы попали в цель. Времени метать второе копье у Зигмара не было, поэтому на голову рычащего жуткого чудища с медвежьей головой он обрушил Гхал-мараз.

Под ударом боевого молота хрустнул и раскололся череп. Зигмар продолжал пробиваться в гущу врагов. Вокруг лязгали челюсти, царапали желтые когти. Круп жеребца резануло острое копье, и животное взвизгнуло от боли. Ударом слева Зигмар обрушил Гхал-мараз на грудь нападавшего, сокрушил монстра и отшвырнул прочь.

Неистово работая мечами, унберогены продирались через лагерь зверолюдей. Кололи копьями, рубили когтистые лапы. Вооружившись топорами с длинными рукоятями и дубинками с шипами, взревели кентавры и с боевым кличем бросились в бой.

Зигмар видел, как от мощнейшего удара не удержался на коне один из его всадников и замертво свалился на землю.

От зверолюдей воняло мокрой шерстью, кровью и экскрементами. Когда позади Зигмара на круп его коня вскочил устрашающего вида зверочеловек и вонзил острые, словно иглы, клыки ему в руку, он чуть не задохнулся от зловония.

Зигмар треснул его локтем, разбил волчью харю и вырвался из объятий монстра. Свободной рукой он вытащил кинжал, наугад ткнул клинком назад и попал нападавшему в живот. Чудище свалилось с коня. Зигмар ударил кинжалом в глаз рычащего зверочеловека, который набросился на него с топором. Оружие тотчас выпало из лап чудища. Зверолюди все-таки опомнились и стали сражаться.

В центре жуткого лагеря, вытянув руки, стоял громадный зверочеловек, и на его ладонях плясали молнии. Услышав боевые кличи побратимов, Зигмар взглянул налево и направо. Сперва появился Пендраг, затем — Вольфгарт, за ними скакали в атаку воины.

— Унберогены! — вскричал Зигмар, бросаясь в гущу сражения.

Он размахивал молотом Гхал-мараз, каждым ударом убивая зверолюдей. Когда Вольфгарт и Пендраг вступили в бой, кратер заполонил многократно повторяемый эхом стук копыт, лязг мечей и топоров.

И тут ударила молния.

Испепеляющее копье бело-голубого света, словно посланное каким-то злым божеством, вонзилось в землю посреди отряда унберогенов. Тут же раздался страшный взрыв, и люди, кони и монстры взлетели в воздух.

Запахло паленым. Зигмар моргнул, ослепленный яркостью вспышки, и ужаснулся учиненным разрушениям. В землю вонзилась очередная молния, оставляя за собой зигзагообразный поражающий след, а слепящий свет расколол небеса.

Смешались вой и крики, лошади грохнулись наземь: сила молнии лишила их ног, превратив в беспомощные культи. На поверженных всадников с ревом напали монстры, кололи копьями, резали ножами. Перескакивая со всадника на всадника и прыгая по лошадям, в воздухе потрескивали дуги энергии.

Зигмар увидел, как подкинуло в воздух Вольфгарта, а следом еще одна карающая молния угодила в гущу всадников.

Воины Пендрага врезались в ряды зверолюдей, мечами и копьями вынудили их отступить. В плоть врага вгрызались острые стрелы, в страхе взвыли твари поменьше, пытавшиеся удрать и избежать резни. Но всадники не знали пощады. Много монстров погибло под копытами лошадей, кое-кого догоняли с силой брошенные копья.

Но вот вновь ударили молнии, раздался сопровождаемый голубой вспышкой взрыв, содрогнулась земля. В кратере трещали энергетические дуги. При виде учиненного им разрушения возликовал бычьеголовый. Жуткий зверочеловек призывал молнии с помощью могущественного черного камня в центре кратера, на котором держал когтистую лапу. Зигмар повернул коня туда. Он высоко поднял Гхал-мараз, а с неба шипящей стрелой уже неслась очередная молния. Которая на сей раз попала в огромный боек молота.

В рукояти заполыхал страшный жар, — это славное оружие старалось побороть черную энергию. Зигмар вскрикнул, когда доля этих энергий, пульсируя, прошла сквозь него.

Вокруг Зигмара плясали голубые дуги света, гудящими и трещащими искрами срывались с бойка молота. Когда он пытался совладать с силами, которые грозили его разорвать, из глаз посыпались молнии.

Бычьеголовый видел, что к нему приближается Зигмар, и гортанным рыком проревел приказ своим приспешникам. Тут же они примчались на защиту повелителя. На пути у сына короля встали самые причудливые твари, но мелькнул сонм стрел — и многие из них упали на землю.

Зигмар издал боевой клич, и жеребец взмыл в воздух.

Загомонили, завыли зверолюди, когда над ними пролетал Зигмар. Он размахнулся и с силой бросил молот в повелителя молний.

Вращаясь и потрескивая энергией, летел Гхал-мараз. В один и тот же миг коснулись земли копыта коня Зигмара и обрушился на врага молот. Громадный зверочеловек не сумел избежать удара — одна рука его лежала на черном камне, а другую пригвоздила молния.

Великий молот угодил прямо в голову монстру и раздробил череп, превратив его в кровавое месиво. Из обезглавленного тела фонтаном брызнула светящаяся энергия, и, пока вызванная бычьеголовым сила извергалась, труп подергивался, словно прыгал.

Погиб страшный зверочеловек, его некогда громадное тело превратилось в груду горелого мяса. Глаза его уже не пылали ярким светом, и последние молнии покидали тело своего создателя. Зигмар глубоко, порывисто вздохнул и переключил внимание на бой.

Увидев гибель предводителя, зверолюди горестно завыли. Их тут же смяли унберогенские воины. В центре кратера Вольфгарт своим длинным мечом истреблял последних истекавших слюной волкоголовых барабанщиков. Пендраг выпускал стрелу за стрелой в тех, кто пытался спастись бегством.

Зигмар мрачно ухмыльнулся. Скоро ни одного монстра в живых не останется.

Он соскользнул со спины скакуна и похлопал его по крутому боку.

— Каков был прыжок, Отважный! — воскликнул он, поглаживая шею коня и причесывая пятерней гриву.

Отважный радостно заржал и вскинул голову. Конь последовал за Зигмаром, который направился за своим боевым молотом. Молния нисколько не повредила оружие, и руны на бойке по-прежнему светились силой.

— Пожалуй, это был наиглупейший твой поступок, которому я стал свидетелем, — вынес вердикт Герреон, подъезжая и останавливаясь за спиной Зигмара.

— Ты о чем? — обернулся к воину Зигмар.

— Да о том, как ты швырнул молот. Ты сам себя разоружил.

— У меня есть меч.

Герреон указал Зигмару на ошметки кожаного ремня на поясе — все, что осталось от меча в ножнах. А ведь Зигмар даже не заметил удара, который его отсек. Зато сейчас почувствовал себя на редкость глупо потому, что метнул Гхал-мараз.

— Во имя Ульрика! — воскликнул Вольфгарт, подбегая к ним. — Какой бросок, Зигмар! С ума сойти! Снес башку громиле!

Герреон покачал головой и сказал:

— А я как раз говорил Зигмару, как глупо он поступил.

— Вовсе нет! — продолжал восхищаться Вольфгарт. — Ты что, не видел? Я вот ничего подобного ни разу не встречал. Молнии! И как летел молот!

— А если бы промазал? Тогда что? — спросил подъехавший к собравшимся Пендраг.

— Тогда я бы забил его до смерти, — заявил Зигмар, встав в стойку кулачного бойца.

— С его-то размерами? — расхохотался Пендраг. — Ты не успел бы и рукой махнуть, как он бы тебя расплющил.

— Это Зигмара-то?! — воскликнул Вольфгарт. — Да никогда!

— Вот если бы у тебя был молот, который сам назад возвращается после броска, — проговорил Герреон, — тогда я был бы впечатлен.

— Не говори глупости, — отмахнулся Пендраг. — Молот, который возвращается назад после того, как его метнули? И как такой можно сделать, скажи на милость?

— Кто знает? — пожал плечами Вольфгарт. — Думаю, что мастер Аларик смог бы такой выковать.

Пендраг покачал головой и напомнил собравшимся:

— Давайте пока отложим обсуждение тонкостей мировосприятия Герреона и Вольфгарта, потому что сейчас нужно сжечь трупы и поскорей убраться отсюда. Запах крови привлечет хищников, к тому же среди нас есть раненые, которым нужна помощь.

— Ты прав, — сразу посерьезнел Зигмар. — Вольфгарт и Герреон, пусть ваши люди устроят погребальный костер вокруг этого камня, соберите сюда все трупы зверолюдей. Мне бы хотелось побыстрее покончить с этим и тронуться в путь. Пендраг, помоги мне с ранеными.


Обратный путь в Рейкдорф занял шесть дней. Всадники проезжали мимо отдельно стоящих поселков и деревушек. Зигмар отвез уцелевших после набега людей к руинам трех разрушенных деревень.

Частоколы вокруг поселений были сломаны. Зверолюди рубили их тяжелыми топорами или просто с нечеловеческой силой выдергивали колья из земли. Воины Зигмара проезжали мимо пепелищ, что еще недавно были благоденствующими деревнями. Унберогены вместе с чудом уцелевшими жителями хоронили трупы, провожали мертвых в царство Морра.

Зигмар, задумавшись, стоял около свежих могил и вдруг почувствовал чье-то присутствие. Он поднял глаза и увидел Вольфгарта. Друг выглядел очень уставшим, глаза покраснели от дыма.

— Мрачный выдался день, — заметил Зигмар.

— Бывало и хуже, — пожал плечами Вольфгарт.

— Тогда что тебя беспокоит?

— Вот это все, — махнув рукой в сторону могил, сказал друг. — Резня, которую устроили зверолюди, и месть, ради которой мы потеряли пятерых.

— К чему ты клонишь?

— Эта деревня находится на территории азоборнов, и люди, которым мы помогаем, — азоборны.

— И что же?

Вольфгарт вздохнул и объяснил:

— Они не унберогены, так почему мы должны их спасать? Мы потеряли пятерых, еще трое больше не смогут сражаться. Так скажи мне, зачем мы делаем это? Разве стала бы помогать нам королева Фрейя?

— Может, и нет, — признал Зигмар, — но это не имеет значения. Все они — наш народ: и азоборны, и унберогены, и тевтогены… Той ночью у Клятвенного Камня мы собирались все наши дела, все помыслы направить на благо Империи людей… Это для тебя что-то значит, Вольфгарт?

— Ну конечно же! — воскликнул Вольфгарт.

— Тогда почему тебе не нравится, что мы помогаем азоборнам?

— Сам не знаю, — пожал плечами Вольфгарт. — Возможно, я полагал, что мы завоюем другие племена и так построим Империю.

Зигмар опустил руку на плечо друга и развернул его так, чтобы он видел кипящую в деревне работу. Все вместе. Бок о бок с крестьянами трудились воины, извлекая из-под руин погибших. Их руки и лица были испачканы сажей и кровью.

— Взгляни на этих людей, — проговорил Зигмар. — Это азоборны и унберогены. Ты знаешь, кто из них кто?