logo Книжные новинки и не только

«Молотодержец» Грэм Макнилл читать онлайн - страница 31

Knizhnik.org Грэм Макнилл Молотодержец читать онлайн - страница 31

Орки дрогнули, стремительная атака смяла их ряды.

Никто не смел приближаться к Зигмару, который продвигался вперед, дальше, чем самые отважные из его воинов. Орки обтекали вокруг него, ближайших охватила паника, по мере продвижения этого новоявленного божества вперед все дальше и дальше распространялась волна страха.

Зигмар не знал и не задумывался о том, сколько орков он убил. Не важно, каково это число, ибо он знал: сколько бы их ни было, все равно будет мало. Даже учитывая отвагу и воодушевление его воинов в этой атаке, все равно будет недостаточно. Воины Зигмара остались позади, их боевые кличи поглотил рев врага.

Стоявшие позади зеленокожие напирали на передние ряды и мешали удрать тем, кто стремился избежать гнева Зигмара, а он продолжал безжалостно истреблять монстров. Вокруг него уже высились горы трупов.

В самом центре сражения путеводной звездой надежды сиял молот Гхал-мараз, перед которым враг испуганно бежал. Как настоящие герои сражались воины двенадцати племен. Орки отступали перед мощью молота, и Зигмар почувствовал, как в душе у него пробиваются первые ростки надежды.

И тут на поле боя, словно нефтяное пятно на воду, упала темная тень.

Зигмар взглянул вверх и увидел раскинувшиеся громадные изумрудные крылья и распахнутую пасть ревущей виверны, которая молнией пикировала с небес.


Виверна клацнула челюстями, пытаясь схватить Зигмара, который увернулся и, оступившись на косогоре из мертвецов, свалился среди груды расколотых черепов и изувеченных тел. Он тут же вскочил на ноги, а крылатая виверна приземлилась на гору трупов. Ее массивная рогатая голова была раза в три больше, чем у самого громадного быка, а клыки напоминали кинжалы черузенов. Мышцы играли под костяной чешуей, которая покрывала все тело вплоть до хвоста, с которого с шипением сочился черный яд. Два громадных крыла зверь откинул назад, вперед вытянул голову на длинной и толстой змеиной шее.

Черные бездушные глаза с безжалостным коварством взирали на Зигмара.

Верхом на виверне сидел самый большой орк из всех, которых доводилось видеть Зигмару. Шкура у него была угольно-черной, а доспехи состояли из тяжелых железных пластин, гвоздями прибитых к телу. Из пасти торчали такие же громадные клыки, как у виверны, а красные глаза горели с ненавистью, присущей его расе.

Даже у Ваграза Пробивающего Головы не было в глазах такой всепоглощающей злобы. Этот военачальник являлся подлинным воплощением ярости и коварства.

В руках у Зигмара пылал Гхал-мараз, и король почувствовал, что его оружие узнало врага — Урглука Кровавый Клык.

Вокруг его топора пульсировали сполохи зеленого пламени, и оружие это было наделено колоссальной силой. Лезвие напоминало гладкий обсидиан, и Зигмар знал, что никакому орку не под силу создать столь смертоносное оружие. Рукоять топора покрывала извращенная разновидность тех рун, что сверкали на молоте Гхал-мараз, и их злая сила терзала душу человека.

Вокруг двух мастеров ратного дела клубились потоки силы. От этого поединка зависела судьба мира. Человек противостоял орку. Вместе с обоими вождями пребывали души обеих армий. Воины армии людей все еще сражались далеко позади, но, хотя вокруг собрались только орки, ни один из них не смел вмешиваться в поединок двух титанов.

— Давай же нападай и умирай! — крикнул Зигмар, крепко сжимая перед собой Гхал-мараз.

Древний молот светился силой, стремясь уничтожить врага, — это ощущалось на физическом уровне.

Разинув пасть и взмахнув крыльями, виверна ринулась на Зигмара. Король унберогенов увернулся. По короткой дуге пронесся молот и ударил змея в висок. Виверна заверещала от боли и зашаталась, но не упала.

Мощный удар толстого хвоста пришелся по плечу и сбил Зигмара на землю. Он неудачно приземлился и почувствовал, как что-то сломалось в нем, но все же ему удалось с трудом подняться, когда монстр снова устремился вперед. Зигмар скользнул под щелкающими челюстями, кувырнулся под шеей дракона и схватил валявшийся меч.

Со всей силы Зигмар всадил подобранное оружие в грудь виверны. Клинок погрузился в плоть зверя, и не успел он выдернуть его, как чудище взмыло в воздух и вцепилось в него задними лапами.

В грудь Зигмару вонзились подобные мечам когти, и он закричал от боли. Взмахнув молотом, он что есть силы ударил по лапам. От боли он едва переводил дух. Но монстр еще раз спикировал на него.

Зигмар скользнул в сторону. Из свежих ран на груди и из дюжины других струилась кровь. Злость его питалась этой болью, и он выпрямился во весь рост — истекающий кровью король людей с благороднейшим из сердец.

— Спускайся и бейся со мной! — крикнул он.

Но даже если военачальник орков понял обращенные к нему слова, то виду не подал. Он дернул дракона за цепи-поводья и зарычал, показывая на Зигмара. Зверь страшно рыкнул в ответ и разинул пасть так широко, будто хотел проглотить Зигмара. Враг рванул вперед, а Зигмар перемахнул через его челюсти и хватил виверну молотом Гхал-мараз по голове.

Чудище содрогнулось и взревело от боли.

Зигмар обеими руками ударил по мечу, торчавшему из груди монстра. Гхал-мараз попал точно по рукояти и загнал меч глубоко-глубоко, прямо в сердце.

С придушенным воплем виверна рухнула на землю, крылья ее смялись, словно порванные паруса, и она испустила дух.

Зигмар бросился вперед, надеясь на то, что Кровавый Клык еще не слез с поверженной виверны, но вражеский военачальник уже стоял на ногах, поджидая его. Черный топор метнулся к Зигмару, и он отскочил в сторону. Зеленое пламя даже опалило ему шею — топор просвистел в волоске от нее.

Мускулы Кровавого Клыка бугрились и выпирали так, что врезались во вделанные в плоть доспехи. Собравшиеся вокруг орки воинственно загомонили, и Кровавый Клык, казалось, даже стал выше, подпитываясь энергией своей расы.

На протяжении долгих секунд ни один из противников не двигался. Зигмар первым бросился на врага, молот по смертоносной дуге устремился к голове орка. Топор блеснул и блокировал удар, а кулак Кровавого Клыка угодил в челюсть Зигмару.

В последний миг Зигмар заметил опасность и отпрянул, а затем пошатываясь отступил, стремясь возможно больше увеличить разделяющее их с противником расстояние. Вновь черный топор попытался его достать, и Зигмар упал, успев всадить боек Гхал-мараза в живот Кровавому Клыку.

Ударив громадного орка, молот высвободил могущественные энергии, найдя достойную мишень. Кровавый Клык отшатнулся от Зигмара, и раскаленные уголья орочьих глаз загорелись уважением к столь мощному противнику.

Враги атаковали друг друга, в сполохах зеленого и голубого огня с лязгом схлестнулись топор и молот. Преимущество Кровавого Клыка было в силе, но Зигмар был быстрее и успевал нанести орку больше ударов.

Бой продолжался. Зигмар понимал, что силы его на исходе, тогда как Кровавый Клык только начал сражаться. Орки скандировали все громче, но и боевые кличи воинов армии Зигмара приближались.

Снова враг попытался его сразить, и Зигмар обрушил на обсидиановое лезвие топора свой молот, затем сократил дистанцию, развернулся и ударом снизу нанес удар в челюсть Кровавому Клыку.

Голова вражеского предводителя откинулась назад, но не успел Зигмар отскочить, как орк вцепился в его плечо с такой силой, что хрустнули кости. Кровавый Клык тяжело повалился навзничь и увлек за собой Зигмара, силящегося отделаться от хватки врага.

Кровавый Клык выпустил топор и схватил Зигмара за голову.

Зигмар выронил Гхал-мараз и ухватил врага за запястья. Напряглись мускулы на руках, противостоя страшной силе, грозящей раздавить его череп.

Зигмар изо всех сил пытался оторвать от себя лапы монстра.

Король унберогенов встретился взглядом с мощным вождем, его разноцветные глаза без страха взглянули в сверкающие красные раскаленные угли глаз Кровавого Клыка.

— Ты… Никогда… Не… Победишь!.. — прорычал Зигмар. Холодной и неумолимой яростью нарастала в нем сила зимней бури.

Дюйм за дюймом все дальше и дальше отводил он лапы Кровавого Клыка от своей головы и с наслаждением читал во взгляде противника удивление и страх. Именно зажегшийся в глазах врага страх заставил Зигмара сделать рывок и с возросшей силой еще дальше развести лапы противника.

Зигмар победоносно усмехнулся и лбом ударил в звериную морду противника. Из поросячьего носа орка хлынула кровь, и он взревел от досады. Понимая, что голыми руками с Зигмаром не совладать, Кровавый Клык оторвал лапы, решив действовать топором.

Именно этого и ждал Зигмар.

Он опередил орка, взмахнул Гхал-маразом и со всей силы впечатал семейную реликвию гномов в морду Кровавого Клыка.

Череп вражеского военачальника рассыпался на обломки костей, ошметки плоти и мозга. Из молота вырвалась вспышка света, Зигмара отшвырнуло прочь, а труп Кровавого Клыка разнесло в клочья мощнейшими разрядами древнего оружия гномов.

Ослепленный, Зигмар моргнул и прочел ужас на физиономиях окружающих его орков.

Зигмар попытался встать, но после такого трудного поединка силы его исчерпались, руки и ноги дрожали. Он опустился и попытался нашарить хоть какое-то оружие, чтобы сражаться с этими орками, но поблизости валялись лишь обломки мечей и копий.

Широкоплечий орк в черном железном шлеме протянул руку к топору погибшего военачальника, но тут стрела с белым древком попала прямо в прорезь его шлема. Вот уже целый шквал стрел обрушился на орков, а следом прогремели победные крики.

Зигмар поднял взор к синему небу, и из его глаз потекли благодарные слезы: мимо него навстречу обескураженным оркам неслись воины его армии. Неистовые воительницы азоборнов с пронзительными воплями кинулись на врагов вместе с унберогенами, черузенами, талеутенами и мерогенами. Берсерки-тюринги под предводительством короля Отвина бросились на вражеские ряды, а за ними и меноготы. Конники отряда Вороновых шлемов жаждали отомстить за гибель Марбада и яростно крушили зеленокожих, а лучники бригундов несли в их ряды гибель смертоносными стрелами.

Король Вольфила громадным палашом с плетеной рукоятью прорубал в орочьем войске широкую просеку, а его воины с яростными воплями не отставали от своего короля.

После гибели предводителя пошатнулась храбрость и решительность орков, а перед лицом новой напасти и нежданного нападения они в считаные мгновения запаниковали и побежали.

Рядом с Зигмаром остановился конь. Лицо Альвгейра было хмурым.

— О боги, Зигмар! — рявкнул маршал Рейка. — Большего безумства я в жизни не видал!


К тому времени, когда последних зеленокожих прогнали с поля боя, стало уже темнеть. С гибелью Урглука Кровавый Клык иссякла сила, которая связывала орочьи племена воедино, и они рассыпались, подобно скверно выкованному железу. Сила воли предводителя больше не подчиняла их себе, а потому тут же прорвалась застарелая ревность. Даже в бегстве умудрялись они бросаться друг на друга с окровавленными топорами и мечами.

Уставшие воины армии Зигмара преследовали орков, пока окончательно не выдохлись. Тысячи зеленокожих погибли под копытами преследующей кавалерии. Остатки вражеской армии пытались поскорее убраться с перевала и удрать в восточные пустоши. Дальнейшей погоне помешали темнота и полное изнеможение преследователей.

Осознание великой победы пришло не сразу. Много людей погибло, и еще многих ждала смерть от ран, но, когда всадники вернулись в лагерь, послышались первые песни и смех, и оставшиеся в живых вздохнули с облегчением.

Доставили фургоны с элем, и Зигмар видел, как, подобно взлетающим от костра искрам, у воинов поднимается настроение. Эту ночь победы люди и гномы праздновали вместе, болтали и пили как братья, рассказывали о храбрости и деяниях героев.

Еще предстояло оплакать погибших. Но эта ночь принадлежала живым.

Люди дышали победой, и не было лучше воздуха. Они пили эль и знали, что вкуснее напитка им пробовать не доводилось никогда. И сидели с друзьями, что станут для них дороже всех.

Лунный свет заливал поле брани, и Зигмар улыбнулся, чувствуя пролетевшее по горам дыхание мира. А люди сообща выиграли первую великую битву. Но впереди их ждут новые сражения и враги, которых предстоит побороть.


Трупы орков оставили воронью, а павших воинов армии Зигмара перенесли на большие погребальные костры, разложенные возле разрушенной сторожевой башни. По воину от каждого племени вышли вперед и зажгли хворост, а когда пламя лизнуло умерших и перенесло их в чертоги Ульрика, перевал огласился воем горных волков.

Когда почтили погибших воинов, короли племен торжественной процессией проследовали к последней оставшейся пирамиде с носилками из золотых щитов, на которых покоился король Марбад.

К погребальному костру короля эндалов несли Отвин Тюрингский, Кругар Талеутенский, Алойзис Черузенский, Сигурд Бригундский, Фрейя Азоборнская и Альдред, сын Марбада.

Следом за погибшим королем шел Зигмар, и вместе с ним — Вольфила Удозский, Генрот Мерогенский, Адельхард Остготский и Марк Меноготский. Каждый из королей нес золотой щит. Все молча провожали брата-короля к месту его последнего упокоения, ни единое слово не потревожило торжественность последнего пути Марбада.

Король гномов Курган Железнобородый стоял у сторожевой башни. Он был великолепен в серебристых доспехах и ниспадающем золотом плаще. Подле него с печально поникшей головой стоял мастер Аларик. Зигмар приветствовал друзей почтительным кивком.

Жрец Ульрика, в плаще из волчьих шкур, ожидал похоронную процессию возле костра и держал пылающую головню. В последний путь короля провожали тысячи воинов, но ни шепот, ни даже вздох ветра не нарушили тишину.

Короли возложили Марбада на костер. Даже мертвый, старый король эндалов был прекрасен, и Зигмар знал, что будет очень скучать по нему.

Мертвого короля завернули в черный плащ. Правители земель к западу от гор отошли от костра, а жрец Ульрика воткнул горящую головню в пропитанные маслом дрова.

Проснулся и запылал костер. Пока горел Марбад, Зигмар стоял возле Альдреда. Как и отец, молодой человек был худощав. На боку в ножнах у него висел Ульфшард. В глазах Альдреда стояли слезы, и Зигмар положил руку ему на плечо.

— Этот щит принадлежал твоему отцу, — сказал Зигмар, вручая Альдреду золотой щит. — Теперь ты король эндалов, мой друг. Твой отец был мне как брат. Надеюсь, ты тоже станешь мне братом.

Альдред ничего не сказал, только быстро кивнул и вновь стал смотреть на костер.

Зигмар оставил Альдреда наедине с горем и отошел к королю гномов.

Короли отсалютовали погибшему брату золотыми щитами.

— Хорошие щиты, — заметил Курган. — Мне кажется, что в их изготовлении поучаствовал Аларик, верно?

— Несомненно, — согласился Зигмар. — Аларик — отличный мастер.

Аларик с поклоном принял похвалу, а Курган тем временем продолжал:

— Молодой Пендраг передал мне твои слова, когда ты дарил королям щиты. Отлично сказано, парень, отлично!

— Правдиво, — сказал Зигмар. — Мы действительно защитники земли.

— Так и есть, — согласился Курган. — Но воину, кроме щита, нужно оружие для защиты родины. Что ты скажешь на то, что Аларик выкует вам мечи в пару к щитам?

— Мне будет очень приятно.

— Ну что, Аларик, ты готов изготовить несколько мечей для королей, братьев Зигмара?

Аларика озадачило предложение Кургана, и он колебался с ответом, а потом сказал:

— Я… ну, это сложная задача и…

— Хорошо, хорошо, — проговорил Курган и похлопал Аларика по плечу. — Значит, решено. Клянусь, что короли людей получат по самому лучшему гномьему мечу, или же не звать меня Курган Железнобородый.

Зигмар поклонился верховному королю. Когда он распрямился и повернулся к погребальному костру Марбада, то увидел собравшихся перед ним братьев-королей. Каждый из них держал по золотому щиту, и сердце Зигмара воспарило.

Вперед выступил Сигурд и сказал:

— Мы говорили о том, что ждет нас впереди.

— И что ждет нас впереди? — переспросил Зигмар.

— Верно, — подтвердил Сигурд. — Спасены земли людей, и ты создал Империю.

Король бригундов кивнул, и все, как один, собравшиеся короли опустились на колени и склонили головы. За ними последовали воины, и вскоре все собравшиеся на перевале стояли перед Зигмаром, преклонив колени.

— Теперь Империи нужен император! — провозгласил Сигурд.

Глоссарий

Адельхард — король остготов.

Адхельм — глава города Астофен и кузен Бьёрна.

Азоборны — племя воительниц, знаменитых искусством управления колесницами.

Аларик — гном, рунический кузнец из Караз-а-Карака.

Алойзис — король черузенов.

Альвгейр — Рыцарь-Защитник короля Бьёрна и маршал Рейка.

Альдред — сын Марбада Эндалского.

Артур — король тевтогенов.

Белые волки — личная гвардия короля унберогенов под предводительством Альвгейра.

Бретоны — западное племя людей.

Бригунды — восточное племя людей.

Бьёрн — отец Зигмара и король унберогенов.

Ведьма — таинственная женщина, обитающая на болотах Брокенвалша и обладающая даром пророчества.

Вольфгарт — воин из племени унберогенов, побратим Зигмара.

Вольфила — король племени удозов.

Генрот — король мерогенов.

Герреон — мастер меча из племени унберогенов, брат Равенны и брат-близнец Триновантеса.

Гора Фаушлаг — гора, на которой расположен город тевтогенов.

Гхал-мараз — легендарный, выкованный гномами молот, усиленный рунами, который Зигмару подарил король Курган Железнобородый в благодарность за спасение.

Гэлин Венева — посланец короля Адельхарда Остготского.

Драконий меч Каледфолх — клинок Артура, выкованный таинственным шаманом из замороженного дыханием ледяного дракона осколка молнии.

Дрегор Рыжая Грива — легендарный герой племени унберогенов.

Замок Воронов — большой зал королей эндалов.

Зигмар — могучий герой из числа людей, после своего отца, Бьёрна, правивший унберогенами. В пророчестве его называют Дитя грома.

Караз-а-Карак — великий город гномов.

Крадок — старый целитель из племени унберогенов.

Креалхейм — деревня бригундов, разоренная драконоогром Скаранораком.

Кругар — король талеутенов.

Курган Железнобородый — верховный король гномов.

Марбад — король эндалов.

Марбург — столица эндалов, выстроенная на вершине черной горы вулканического происхождения, а также развалины древнего поселения эльфов.

Марий — король ютонов.

Марк — король меноготов.

Медба Азоборнская — воительница, правит колесницей Фрейи.

Меноготы — южное племя людей.

Мерогены — южное племя людей.

Мирза — Вечный Воитель с горы Фаушлаг.

Норсы — варвары, дикари стылого севера, молятся Темным богам.

Остварат — родовой меч королей остготов.

Остготы — западное племя людей.

Отвин — король тюрингов, берсерк.

Пендраг — побратим и знаменосец Зигмара.

Перевал Черного Огня — великий перевал в Краесветных горах, место сражения армии Зигмара и предводителя орков по имени Урглук Кровавый Клык.

Поле мечей — тренировочная площадка молодых воинов племени унберогенов.

Равенна — девушка из племени унберогенов, сестра Триновантеса и Герреона.

Рахотеп — вождь древнейших времен, известный как Воин Дельты, Победитель Смерти, его могильный курган находится в диких пустошах бригундов.

Рейкдорф — столица унберогенов.

Роппсмены — северо-западное племя людей.

Серые земли — пограничный мир между жизнью и смертью, где скитаются души умерших.

Сигурд — король бригундов.

Сигурдхейм — столица бригундов.

Скаранорак — так гномы называют страшного драконоогра, живущего в горах.

Таалахим — столица короля Кругара Талеутенского.

Талеутены — восточное племя людей, коневоды и опытные всадники, используют седла и стремена.

Тевтогены — племя, соперники унберогенов.

Триновантес — воин из племени унберогенов, брат Равенны и брат-близнец Герреона.

Тюринги — западное племя берсерков.

Удозы — северное племя людей, живут в прибрежных районах.

Ульфдар — воительница, берсерк.

Ульфшард — легендарный меч, который убивает демонов; по преданию, выкован эльфами; оружие Марбада Эндалского.

Унберогены — племя Зигмара.

Урглук Кровавый Клык — могучий орк, военачальник и предводитель орды зеленокожих в сражении на перевале Черного Огня.

Фрейя — королева-воительница азоборнов.

Холм воинов — священный могильный холм унберогенов.

Черный Клык — огромный и самый могучий вепрь, с которым столкнулся Зигмар и его друзья.

Черузены — племя дикарей с севера.

Эндалы — западное племя людей, самые верные союзники унберогенов.

Эофорт — доверенный советник короля Бьёрна.

Ютоны — западное племя людей, известные охотники, искусные стрелки из лука.