Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Теперь я поняла, почему моей подруге трудно было сформировать привычку бегать: она была «должница». Когда у нее были команда и тренер, возлагавшие на нее ожидания, ей было нетрудно ходить на тренировки; когда же остались только ее собственные внутренние ожидания, ей стало трудно. Я наконец осмыслила эти повторяющиеся комментарии насчет новогодних зароков. И вообще стала понимать намного, намного больше.

Схема четырех тенденций прояснила поразительные поведенческие паттерны, которые я видела и смогла охватить разумом то, что видели также и все остальные — но никто не замечал.

Когда я разместила всю эту систему на листе бумаги, в четырех симметричных пересекавшихся друг с другом кругах, моя схема продемонстрировала скупую элегантность листа папоротника или раковины наутилуса. Я прямо-таки почувствовала, что открыла новый закон природы — человеческой природы.

...

В зависимости от реакции человека на внешние и внутренние ожидания этот человек относится к одному из четырех четко различимых типов.

Или, может быть, создала нечто похожее на Распределяющую шляпу для маглов.

Определившись со схемой, я стала работать над углублением своего понимания. «Стратегия четырех тенденций» стала первой главой моей книги «Хорошие привычки, плохие привычки» [Bird’s Custard — бренд заварного крема без яиц в порошке, который надо разводить молоком. (Здесь и далее примечания переводчиков.)] (о том, как менять привычки); я писала о четырех тенденциях на своем веб-сайте, gretchenrubin.com; мы с моей сестрой и совладелицей этого сайта Элизабет Крафт беседовали о четырех тенденциях в нашем еженедельном подкасте — «Как стать счастливее с Гретхен Рубин» (Happierwith Gretchen Rubin). И при каждом обсуждении этой схемы читатели и слушатели живо реагировали.



Большинство людей способны определить свою тенденцию по краткому описанию, но для тех, кто не уверен в своем определении или хочет, чтобы его ответы были проанализированы, я разработала тест-вопросник. Сотни тысяч людей уже прошли тест «Четыре тенденции», который можно найти в главе 2 или на сайте happiercast.com/quiz. Ответы людей на этот вопросник, равно как и их непосредственные реакции, подарили мне дополнительную сокровищницу озарений. Например, я заметила, что тенденции людей влияют на их готовность пройти тест. «Скептики» порой спрашивают: «Почему это я должен тратить свое время и усилия на прохождение этого теста?», а «бунтари» часто думают: «Ты рекомендуешь мне пройти этот тест? Вот еще, не стану я этого делать!»

Чтобы проверить свои наблюдения насчет четырех тенденций, я решила провести исследование этой схемы с привлечением репрезентативной выборки в масштабах страны, изучая географически рассредоточенную группу взрослых американцев разного пола, возраста и уровня дохода.

Какое мое открытие было самым важным? Распределение четырех тенденций среди населения. «Должники» с 41 процентом были самой широко распространенной тенденцией. Вторыми шли «скептики» с 24 процентами. Тенденция «бунтарей» оказалась самой малочисленной, 17 процентов, — и я даже удивлена, что опрос показал такое большое число. А моя собственная тенденция, «поборники», едва перевалила за 19 процентов. Это исследование также подтвердило многие мои наблюдения насчет четырех тенденций. Например, раздумывая о новогодних зароках, «поборники» с наибольшей вероятностью их дают; у «бунтарей» они вызывают неприязнь; «скептики» дают зароки тогда, когда наступает подходящий, по их мнению, момент, а не ждут какой-то произвольной даты; а «должники» часто полностью отказываются от зароков, потому что не смогли придерживаться их в прошлом.

Оттачивая свою схему, я даже назначила каждой тенденции свой цвет, воспользовавшись примером уличного светофора. Желтый представляет «скептиков», ибо так же, как желтый свет призывает нас «подождать», чтобы решить, стоит ли двигаться дальше, «скептики» всегда задают вопрос «Погодите-ка, а почему/зачем?», прежде чем оправдать какое-либо ожидание. Зеленый — цвет «должников», которые с готовностью «едут вперед». Красный символизирует «бунтарей», которые с наибольшей вероятностью «останавливаются» или говорят «нет». Поскольку четвертого цвета у светофора нет, я выбрала для «поборников» синий — он показался мне подходящим.

Чем больше я изучала тенденции, тем лучше начинала понимать их громадное влияние.

Изучив четыре тенденции, мы способны лучше понимать самих себя. Это самопознание очень важно, поскольку счастливую жизнь можно строить только на фундаменте нашей собственной природы, наших собственных интересов и наших собственных ценностей.

Изучив четыре тенденции, мы начинаем лучше понимать других людей — что столь же важно. Определив тенденции других людей, мы можем эффективнее жить и работать с ними как с коллегами и начальниками, учителями и тренерами, мужьями и женами, родителями и детьми, врачами и пациентами.

Понимание четырех тенденций дарит нам более богатое понимание мира.

Как тенденции вплетены в наши характеры

Тенденции в нас запрограммированы; они не являются результатом очередности рождения детей в семье, воспитательного стиля, религиозного воспитания, гендера. Они не привязаны к экстраверсии или интроверсии. Они не меняются в зависимости от того, где мы находимся — дома, на работе, с друзьями. И они не меняются с возрастом. Наши тенденции рождаются вместе с нами.

Что не перестает меня удивлять, так это точность, с которой большинство людей попадают в один из этих четырех лагерей. В то время как порой бывает трудно выявить тенденцию ребенка (я, например, до сих пор не могу определить тенденцию одной из своих дочерей), ко времени вступления во взрослую жизнь мы уже четко вписываемся в конкретную тенденцию, которая формирует наши восприятия и поступки на фундаментальном уровне. Если только мы не переживаем некое катастрофическое, заново формирующее наш характер событие — например, тяжелое заболевание или серьезные проблемы с зависимостью, — наши тенденции не меняются.

Однако в зависимости от истории и обстоятельств наша тенденция может быть более или менее полезной в нашем путешествии по этому миру. В Северной Корее бесконечные вопросы «скептика» могут засадить его в тюрьму, в то время как в Кремниевой долине [До свидания (фр.).] вопросы могут обеспечить «скептику» повышение по службе.

Кроме того, существует огромный спектр разных личностей даже среди людей с одной общей тенденцией. Вне зависимости от тенденции некоторые люди более или менее заботливы, амбициозны, интеллектуальны, властны, харизматичны, добры, нервны, энергичны или авантюрны, чем другие. Эти качества сильно влияют на то, как они выражают свои тенденции. Амбициозный «бунтарь», который хочет быть уважаемым руководителем бизнеса, будет вести себя иначе, чем тот «бунтарь», которому нет дела до карьерного успеха.

Люди часто утверждают, что якобы принадлежат к смешанным тенденциям. Они говорят мне, мол «Я и «должница», и «поборница», или «Моя тенденция меняется в зависимости от того, где я и с кем». Такое утверждение может показаться обоснованным, но я должна заметить, что, стоит только задать еще пару дополнительных вопросов, и такие люди с легкостью укладываются в одну-единственную тенденцию — почти без исключений.

Безусловно, люди часто «дают крен» в сторону той тенденции, которая накладывается на их собственную. Но тем не менее они по-прежнему четко укладываются в рамки одной главной тенденции.

И конечно, столь же безусловно в каждом из нас, какой бы ни была наша фундаментальная тенденция, живет по маленькой частичке «поборника», «скептика», «должника» и «бунтаря».

Все мы оправдываем ожидания, когда не хотим сталкиваться с последствиями их игнорирования. «Бунтарь», садясь в машину, пристегивает ремень безопасности — после того как оплатит несколько крупных штрафов.

Все мы можем задаваться вопросом, почему это нужно соответствовать какому-то ожиданию, или раздражаться из-за неэффективности, или отказываться делать то, что кажется нам чьим-то произволом.

Все мы оправдываем некоторые ожидания, потому что они важны для кого-то другого. Самая решительная «поборница» пожертвует совещанием по понедельникам, если ее ребенок оправляется после хирургической операции.

И, какой бы ни была наша тенденция, у всех нас есть общее стремление к автономии. Мы предпочитаем, чтобы нас просили что-то сделать, а не приказывали нам, и если ощущение подвластности другим становится слишком сильным, оно может вызвать сопротивление тому, что воспринимается как угроза нашей свободе или способности делать выбор.

...

Наши тенденции рождаются вместе с нами.

После того как я рассказала о четырех тенденциях на одной конференции, ко мне подошел молодой человек и заявил: «Я считаю, что каждый должен иметь право водить машину с такой скоростью, которую считает безопасной, так что я, должно быть, «скептик»!»

Я улыбнулась в ответ, но в действительности все несколько сложнее, чем логика: «Игнорирую скоростные ограничения, следовательно, «скептик», или «Отказываюсь мыть посуду, следовательно, «бунтарка», или «Люблю составлять списки дел, значит, «поборник». Чтобы определить свою тенденцию, мы должны рассмотреть множество примеров своего поведения и причины этих поступков. Например, и «скептик», и «бунтарь» могут отвергать какое-то ожидание, но «скептик» при этом думает: «Я не стану этого делать, потому что это бессмысленно», в то время как «бунтарь» думает: «Я не стану этого делать, потому что вы не смеете указывать мне, что я должен делать».