— Эмили поступила на юридический факультет?

— Да.

— И вы отсутствовали два года?

— Да, — ответил Гейб и добавил:

— После двух лет работы в Сахаре я остался там еще на один год. А Эмили в это время училась, проходила практику. Она была очень занята тогда. Я звонил ей, но ее трудно было застать дома.

Странно посмотрев на него, доктор Вебер спросила:

— Как часто вы виделись с вашей женой в течение этих двух лет?

Пожалуй, стоит все рассказать. Может быть, доктор Вебер наконец объяснит ему, что же он все-таки сделал неправильно?

— Я вернулся в США только через два года и сообщил Эмили, что остаюсь работать в Сахаре еще на один год.

— Вы встретились с Эмили только через два года?

Гейб кивнул и опять ощутил в душе вину за то, что они увиделись с Эмили лишь через два года. Но ведь он зарабатывал тогда так мало, что ему едва хватало на жизнь, он даже не мог оплачивать учебу Эмили. И все же он старался отложить немного денег на обратный путь в США, к Эмили. Конечно, уезжая, Гейб и не предполагал, что сможет встретиться с женой только через два года. Что ж, такова их судьба!

— Я вернулся в Штаты и мог бы остаться там, но Эмили, которая еще училась на юридическом факультете, узнав, что мне предлагают работу в Сахаре еще на один год, сама настояла на том, чтобы я возвратился туда. И это несмотря на то, что у меня были разные предложения о работе от нескольких организаций. Если бы она только захотела, я бы остался, и мы могли бы уехать в другое место, где она могла бы завершить свое обучение. Я ведь надеялся, что наша семейная жизнь наладится. Но Эмили именно тогда, я думаю, решила развестись со мной и вскоре попросила меня подписать документы о нашем разводе. И я поступил так, как, мне казалось, она хотела — подписал эти документы.

— Вы говорите, что она, казалось, хотела развода с вами? Как это “казалось”? Вы что, не поняли ее тогда?

Да, он не понял ее. Он просто дурак, что потерял Эмили. Возможно, и она переживает, что рассталась с ним. Он помнит лишь, как был потрясен, получив эти документы об их разводе. Позже, вернувшись в Сахару, он много раз пытался дозвониться до Эмили, но тщетно.

— Но если Эмили не хотела, чтобы я возвращался обратно в Сахару и оставался там работать еще на год, то почему же она не сказала мне об этом? — Гейб задал резонный, как ему казалось, вопрос доктору Вебер и добавил: — Нам было сложно переписываться, потому что письма часто задерживались, доходили через недели! Ну что мне было делать? Я даже подозревал, что Эмили встретила другого мужчину и скрывает это от меня.

— А у нее действительно был другой мужчина?

— Я не знаю. Во всяком случае, когда я вернулся через два года, другого мужчины у нее не было.

— Как прошла ваша первая встреча с Эмили после возвращения?

Немного подумав, он печально сказал:

— Мы встретились, чтобы пообедать вместе и… Нам было сложно о чем-то разговаривать, мы оба чувствовали, что между нами возник какой-то холодок.

Да, действительно, Эмили была тогда уже совершенно другой, совсем не той Эмили, на которой он женился, подумал Гейб, вспоминая их встречу. Она ведь раньше была такой мягкой, нежной, а в ее прекрасных больших глазах он всегда видел любовь к нему. Теперь же перед ним была холодная Эмили, строгая, равнодушная.

Может быть, она стала такой сдержанной, потому что готовилась стать юристом? В общем, у него в душе остался очень неприятный осадок от той их встречи.

Взглянув на доктора Вебер, что-то опять записывающую в свой блокнот, Гейб спросил:

— Объясните мне не как доктор, а как женщина, что же у нас произошло с Эмили?

— То, что я женщина, не играет никакой роли в данном случае.

— Да, конечно, я полностью с вами согласен, но я обратился к вам с этим вопросом, потому что раньше со мной ни один врач не беседовал об Эмили.

— Я хочу, чтобы вы знали: расставание на долгое время ухудшает семейные отношения. И вы оба должны были об этом подумать заранее, — сказала доктор Вебер.

— Да, конечно. Я был немного старше Эмили. Мы встретились с ней в колледже, где я проводил лабораторные занятия по ботанике. Мы познакомились, и она мне очень понравилась. Стали встречаться, а потом я полюбил ее.

— После развода с Эмили вы больше не женились?

— Нет. Но не подумайте, будто я не женился, потому что все еще влюблен в нее. Мне нравились многие женщины, но только я так никого и не полюбил.

Доктор Вебер улыбнулась.

— Вы спросили мое мнение насчет того, что же все-таки произошло между вами и Эмили? Я не могу вам ответить на этот вопрос, не побеседовав с ней. Поэтому… — она внимательно посмотрела на Гейба. — Я советую вам самому встретиться с Эмили. Это будет лучше всего. Именно ей вы и зададите все интересующие вас вопросы. Не сомневаюсь, что вы получите исчерпывающие ответы.

— Не нужны мне ее ответы, — покачал головой Гейб. Зачем ворошить прошлое? Они оба слишком далеко ушли оттого, что когда-то произошло с ними.

— А я уверена, что вы должны встретиться с Эмили и поговорить с ней! — упрямо повторила доктор Вебер. — Видите ли, результаты тестирования, которое я сегодня провела с вами, свидетельствуют: вы испытываете явные затруднения, отвечая на мои вопросы.

Что она хочет этим сказать? — горько размышлял Гейб.

— Если бы все люди говорили то, что думают, им было бы легко жить и уж тем более ладить друг с другом.

Доктор Мелинда Вебер отложила в сторону свой блокнот.

— Моя обязанность, как врача-психотерапевта, состоит в том, чтобы оценить личностные качества человека, его способность уживаться с другими людьми. В данном случае меня беспокоит…

— Но ведь это было десять лет тому назад, и я был еще совсем юным, неопытным! — взволнованно перебил ее Гейб.

— Меня беспокоит то, что вы неспособны обойти конфликты, а ведь это очень важно в вашей дальнейшей работе, — она сняла очки. — Мистер Валера, вы слишком долго жили один с тех пор, как развелись, да и ваша семейная жизнь была очень короткой. Почему вы все-таки развелись, почему не смогли наладить свою семейную жизнь? Ответьте мне. В противном случае я не смогу дать вам разрешение на продолжение вашей работы.

О боже! Что она говорит!

— Но ведь я развелся, когда мне было двадцать три года! — взволнованно повторил Гейб. — Поверьте мне, сейчас я стал взрослее, умнее, мудрее, я стал более деловым, в конце концов! Вы верите мне? — он как-то натянуто улыбнулся и умоляюще посмотрел на доктора Вебер.

Та не ответила ему улыбкой, а строго сказала:

— Мистер Валера, у меня нет какого-то предвзятого отношения к вам лично. Меня лишь беспокоит, сможете ли вы в дальнейшем контактировать с коллегами по работе, я имею в виду — обходить всякие конфликты с ними.

— Я достаточно опытен и могу вам сказать одно: когда люди заняты работой, им некогда выяснять отношения, — ответил ей Гейб.

— Я не верю, что вы говорите это серьезно!

— Очень серьезно! Мои коллеги и я приехали сюда работать — проводить научные исследования. И если у них возникают какие-то личные проблемы, то это уже ваша работа — как врач-психотерапевт вы должны разобраться в проблемах и помочь им. Доктор Вебер, я бы хотел попросить вас, как врача-психотерапевта, подобрать группу людей, подходящих мне психологически, с которыми легко было бы работать.

— Вы ведь, наверное, также хотите попросить меня не затрагивать больше тему вашей семейной жизни с Эмили? — усмехнулась доктор Вебер.

— Да, я считаю, что, женившись на Эмили, я совершил ошибку. Ведь я не должен был этого делать!

— Но вы до сих пор не можете понять, почему развелись с Эмили.

— Что поделаешь, раз это произошло…

— Да, конечно, — сухо сказала доктор Вебер и добавила:

— Вы оба виноваты в вашем разводе. Во-первых, вы не должны были расставаться. Во-вторых, вам следовало попробовать наладить вашу семейную жизнь. Так что вы оба совершили ошибку.

— Наверное, так оно и есть, — кивнул Гейб.

Он встал, и прежде чем уйти, сказал:

— Я постараюсь выполнить ваш совет и встретиться с Эмили.

Эмили была занята подготовкой образовательной видеопрограммы по математике для старшей группы детей, когда зазвонил телефон.

Она проигнорировала звонок. Сегодня, как никогда, телефон просто разрывался. Когда Эмили бывала очень занята, на телефонные звонки обычно отвечала Нэнси.

Вот и сейчас, войдя в кабинет, Нэнси положила на стол список тех, кто звонил сегодня. Эмили взглянула на лист бумаги и увидела фамилию своего бывшего мужа.

Не может быть! Неужели Гейб позвонил мне? Не очередная ли это шутка Фредди? — стала лихорадочно соображать Эмили.

— Гейбриел Валера звонил вам по телефону три раза — вчера вечером и сегодня утром, дважды, — пояснила Нэнси. — Он оставил вам сообщение на автоответчике.

Гейб звонил три раза? — с волнением подумала Эмили, но вслух постаралась спокойно поблагодарить свою помощницу:

— Спасибо, Нэнси.

Как раз вчера вечером и сегодня утром ее действительно не было на работе — она встречалась с Фредди. Эмили включила автоответчик. Вначале голос Гейба продиктовал его имя и телефонный номер, а затем Эмили услышала:

— “Эми, сообщи мне, когда у тебя будет время. Нам надо встретиться и поговорить. Позвони мне”.

О чем Гейб хочет говорить? Что заставило его позвонить ей? Ведь прошло уже столько лет, как они расстались. И надо же, он позвонил ей именно тогда, когда она твердо решила завести ребенка!

Надо ли ему звонить? — размышляла Эмили. Ведь она поступила правильно, расставшись с ним. Гейба всегда интересовала только работа.

Немного успокоившись и как следует подумав, она пришла к выводу, что ей не стоит снова встречаться с Гейбом и, уж тем более, возобновлять с ним отношения.

Просматривая каталог посадочного материала, Гейб снова взглянул на телефон. Эмили так и не перезвонила ему! Неужели она совсем не хочет видеть его? Даже поменяла место жительства после их развода. Он-то всегда считал, что они смогут начать все сначала, наладить отношения друг с другом. Честно говоря, Гейб надеялся на это, ожидая, когда ее обида из-за их развода немного поутихнет. С тех пор прошло столько времени, неужели Эмили все еще дуется на него?

К счастью, Гейб знал, где она работает, поэтому он и позвонил туда…

— Привет, Гейб!

— Ларри, только не говори, что снова хочешь сообщить мне что-то потрясающее насчет нашей работы! Судя по всему, речь пойдет о каких-то мелочных административных мерах?

— В любой работе важно все, пусть даже это и мелочные, как ты выразился, административные меры.

Ларри Кинер, президент “Натришнл инжиниринг”, фирмы, где они вместе работали, выглядел очень элегантно и в то же время по-деловому в хорошо сшитом костюме, с красивым галстуком.

— Ты даже не представляешь, что я хочу сообщить тебе.

— Могу только догадываться.

— Я хочу сообщить об играх.

— О каких играх? — уставился на него Гейб. — Я, конечно, предполагал, что у тебя хорошее чувство юмора, но…

Однако Ларри, не улыбаясь, серьезно произнес:

— Отдел НАСА по связям с общественностью собирается рекламировать игры, освещающие тему, поднятую в нашем проекте по изучению и освоению биосферы.

— Звучит забавно, — хмыкнул Гейб.

— Хорошо бы тебе выступить с докладом на научной конференции.

Гейб ненавидел эту часть своей работы.

— Где и когда? — невольно поморщившись, спросил он.

— В четверг в отеле “Плаза”.

— Все эти конференции напоминают мне шоу, — бросил Гейб.

— Вот именно, — засмеялся Ларри и направился к выходу.

— Напомни мне об этом завтра, договорились? — крикнул ему вслед Гейб.

— Обязательно, — ответил Ларри, берясь за ручку двери.

— Ларри! А компания по выпуску детских игр “Эдьюплейшн” приглашена на эту конференцию?

Ларри оглянулся.

— Да, конечно. Это ведь отличная фирма, мы собираемся заключить с ней контракт. Будем вместе работать над созданием специальных игр по программе НАСА.

— В таком случае советую пригласить на конференцию Эмили Шоу. Она там работает юристом. Мисс Шоу прекрасно справится с составлением такого контракта.

— Вы не могли бы уделить мне время? — обратился к Эмили Билл Стоун, один из вице-президентов Компании развивающих детских игр и игрушек “Эдьюплейшн”.

— Конечно, — ответила Эмили, поднялась со стула и, обойдя свой рабочий стол, села в одно из кресел, стоящих в углу кабинета.

Расположившись в кресле напротив, вице-президент сказал:

— К нам обратились с предложением. Дело в том, что НАСА и “Натришнл инжиниринг” собираются провести совместную научную конференцию, посвященную проекту по изучению и освоению биосферы. Он связан с выращиванием в пустынях различных сельскохозяйственных культур.

Билл Стоун сделал паузу и внимательно посмотрел на Эмили, стараясь определить ее реакцию на такое сообщение. Эмили же пребывала в растерянности. Она никогда не слышала об этом проекте. Впрочем чем-то похожим занимался когда-то Гейб… Но это было так давно…

Усилием воли она заставила себя не вспоминать о Гейбе и спросила Билла Стоуна:

— И с каким же предложением обратились к нашей компании?

— Нам предложили заключить контракт на создание специальных игр, относящихся к научной теме созываемой в ближайшее время конференции. — Билл Стоун замолчал, внимательно посмотрел на Эмили, а затем продолжил:

— Контракт, который мы заключим, несомненно будет самым выгодным для нас.

Все это замечательно, но какое отношение столь важный контракт имеет к ней, она ведь не старший юрист компании? Однако Эмили постаралась хотя бы внешне не выказывать свое удивление.

— Да, действительно, этот контракт будет очень важен для нашей компании.

— Разумеется. Эмили, а вы никого не знаете из НАСА или из “Натришнл инжиниринг”? — вдруг спросил ее Билл Стоун.

Эмили отрицательно покачала головой.

— А почему вы задаете мне такой вопрос?

— Потому что из этих двух организаций пришли запросы именно на вас. Они хотят, чтобы вы представляли нашу компанию на конференции.

— Я? Вы уверены? Здесь нет никакой ошибки? — воскликнула Эмили.

— Нет, — спокойно ответил ей Билл Стоун. — Нам дали ясно понять, что именно вы должны быть представителем нашей компании на конференции. Более того, этот вопрос не подлежит обсуждению.

Эмили изумленно смотрела на Билла Стоуна.

— Я уверен, — продолжил он, — что вы прекрасно справитесь с возложенной на вас миссией. Вы сумеете хорошо подготовиться. Все необходимое будет вам тут же предоставлено. В ваше отсутствие вашу работу выполнят остальные сотрудники.

— Но ведь эта миссия не относится к моей работе! — воскликнула Эмили.

— А сейчас относится, — твердо ответил Билл Стоун и, поднявшись с кресла, добавил: — В дальнейшем держите меня в курсе всех событий. Желательно ежедневно.

— Хорошо, обязательно, — растерянно кивнула Эмили.

— Мой помощник подготовит вам краткое резюме, — уходя, добавил Билл Стоун.

— О! Мистер Стоун! — воскликнула Эмили.

Не дойдя до двери, Билл Стоун обернулся.

— Поскольку я буду представителем нашей компании на такой ответственной конференции, могу ли надеяться в дальнейшем на увеличение моей зарплаты и повышение в должности?

— Несомненно, Эмили, — улыбаясь, ответил ей Билл Стоун и вышел из кабинета!

Эмили задумчиво смотрела ему вслед.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Четыре часа. На подготовку к конференции остается всего четыре часа, а ее доклад еще не готов. А потом должна будет состояться встреча с представителями НАСА и “Натришнл инжиниринг”. Как мало у нее времени! В компании, представлять которую Эмили Шоу будет на конференции, спешно провели совещание с участием руководителя отдела дизайна.

Господи, как же она волнуется! А что, если она не сумеет выполнить возложенную на нее миссию?! Разве можно хорошо подготовиться за такое короткое время? И о чем только думало руководство, направляя на научную конференцию такого неопытного и плохо подготовленного по данной теме сотрудника! Наверняка там ей будут задавать вопросы, но сможет ли она достойно и правильно ответить на них? Эмили глубоко вздохнула, стараясь унять волнение. И тут же дала себе клятву, что постарается хорошо выполнить поставленную перед ней задачу.

Войдя в шикарный отель “Плаза”, Эмили поднялась по эскалатору и направилась в конференц-зал. Одетая по-деловому, в летний черно-белый костюм, она постаралась придать серьезное выражение своему лицу.

Когда Эмили вошла в конференц-зал и увидела собравшихся там людей, у нее почему-то возникла твердая уверенность, что сейчас в этой толпе она встретит Гейба.

Она выглядела на миллион долларов. Именно так решил Гейб, увидев вошедшую Эмили.

Он сам явился в конференц-зал отеля “Плаза” заблаговременно, зная, что Эмили непременно придет. Она так и не перезвонила ему после того, как он оставил ей сообщение на автоответчике. Возможно, она даже и не предполагает, что встретит его здесь. Тем лучше. Во всяком случае, он успеет подготовиться к их встрече. Будет спокойным, холодным, равнодушным. И вот теперь, увидев свою бывшую жену, Гейб почувствовал, что все его спокойствие тут же куда-то улетучилось.

Он волновался, словно юноша на первом свидании. Но почему? Конечно, они с Эмили не виделись так давно, но ведь теперь они просто друзья, всего лишь старые друзья… А может, она вовсе и не считает его своим другом?

— Гейб! — Один из представителей НАСА внимательно смотрел через его плечо. — Гейб, кто эта женщина?

— Эмили Шоу, юрист “Эдьюплейшн”, — автоматически ответил он и только теперь заметил, что многие мужчины в зале обернулись в сторону Эмили. Гейб даже ощутил в душе чувство, похожее на ревность. Боже, разве он имеет право ревновать Эмили? Ничего больше не сказав своему собеседнику, Гейб направился к ней.

Стараясь игнорировать пристальное внимание мужчин, Эмили подошла к овальному столу и, поставив на него свой небольшой кожаный портфель, достала тонкую папку с подготовленными к конференции документами.

— Эмили!

Она не слышала этот голос уже много лет и думала, что уже забыла, как он звучит. Гейб, конечно, это голос Гейба! Значит, и он здесь! Как она и предполагала.

Эмили обернулась. Гейб. Вот он подходит к ней, все такой же красивый, привлекательный, каким был когда-то. С чудесной улыбкой, он выглядел просто потрясающе.

После его звонка, на который она так и не ответила, она много думала об их встрече, о том, как вести себя с ним, и пришла к заключению, что держаться с Гейбом ей следует строго и холодно. И сейчас, увидев его, Эмили собрала всю свою волю, чтобы казаться спокойной. Но, к своему ужасу, обнаружила, что волнуется от одного его взгляда, и тщетно пыталась скрыть дрожь в пальцах, держащих папку с документами.

Медленно положив папку на стол, она постаралась улыбнуться и сказала:

— Привет, Гейб.

— Как поживаешь, Эмили? — спросил он ее и наклонился, словно собираясь поцеловать по-дружески, в щеку.

Но Эмили не позволила ему сделать это, слегка отстранившись от него. Ведь они встретились на деловой конференции, и она не желает, чтобы он портил ей репутацию, целуя на глазах у всех присутствующих.