logo Книжные новинки и не только

«Шоу безликих» Хейли Баркер читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Хейли Баркер Шоу безликих читать онлайн - страница 2

Сначала никто, кроме меня, не видит ее, но потом, когда кавалькада машин вползает на гребень холма, детвора внизу внезапно вскакивает на балки забора, отталкивая друг друга в попытке лучше все увидеть.

Впереди мелкой рысцой трусит шестерка белых лошадей, украшенная китайскими фонариками. На спинах скакунов стоят девочки и мальчики в цирковых костюмах, усыпанных блестками. Они снова и снова подпрыгивают, кувыркаются в воздухе и самым невероятным образом приземляются на обе ноги на крупы лошадей.

За ними появляется пегая лошадь-паломино с белой гривой, она намного крупнее других. Б каждом движении ног и шеи чувствуются сила и энергия, рвущиеся наружу.

На ее спине стоит человек в забавном облегающем костюме. На плече у него сидит обезьянка, в руках — большая коробка с конфетами, которые он пригоршнями бросает детям. Те радостно скачут, отчаянно кричат и тянут к нему руки.

За ним едут десятки симпатичных фургончиков пастельных тонов, огромные автоприцепы с реквизитом, а дальше — грузовики еще больших размеров, которые, как я полагаю, служат домом для Отбросов и остальных цирковых животных.

Замыкает эту кавалькаду огромный открытый автоприцеп, подсвеченный сотнями разноцветных огней. На нем полно людей — цирковых артистов, — которые энергично машут детворе. Клоуны жонглируют шарами, акробаты выделывают замысловатые трюки, есть даже два пожирателя огня.

Высоко над их головами я вижу девушку-гимнастку. Ее освещает яркий прожектор пучками белого света. Луч постоянно следует за ней, когда в головокружительном прыжке она взлетает в чернильное небо.

Канат, по которому она ходит, натянут между двумя высокими шестами, над десятками цирковых фургонов. Циркачка вращается и выполняет трюки над всей процессией. Она стремительна и подвижна, как вода.

Вокруг нее танцуют лазерные лучи, а в небо, обрамляя ее золотыми звездами, взлетают фейерверки.

Образ девушки отражается в небе на десятках голограмм. Куда ни посмотри, повсюду темноту прорезают слепящие картинки ее прыжков, сальто и приземлений.

Уверен, ее видно на расстоянии нескольких миль отсюда.

Одна из таких картинок появляется прямо перед моим окном, в нескольких дюймах ниже моей головы. Циркачка внезапно поднимает голову, и я смотрю ей в глаза. В них заметен блеск стали. Она красивая, но есть в ней нечто такое, что заставляет вздрогнуть. Я знаю, что на самом деле она смотрит не на меня, но мне кажется, что она так близко, словно я могу прикоснуться к ней. Я, насколько это возможно, открываю окно и вытягиваю руку к исходящему от нее свету, но мои пальцы ощущают лишь пустоту.

Когда я вижу ее, танцующую в небе, я даю себе обещание. Что бы ни случилось, что бы ни говорили родители, я непременно пойду в цирк.

ХОШИКО

Ребятишки вдоль заборов восторженно кричат и приветствуют нас, когда мы проезжаем мимо. Большинство из них прыгают от радости и пытаются поймать сладости, которые Сильвио швыряет в толпу.

Совершая прыжки и пируэты, я улыбаюсь и при каждом приземлении на канат посылаю во все стороны воздушные поцелуи.

Я их ненавижу.

Я их всех ненавижу.

Я думаю о том, что неплохо бы плюнуть кому-нибудь в лицо.

Вот мы и здесь, в Лондоне. Прошло уже десять лет с тех пор, как здесь появился цирк, — как раз незадолго до того, как меня выбрали. Сейчас вряд ли больше пяти часов вечера, но уже темно, и здания вокруг меня мерцают миллионами огней.

В центре обширных, хаотично застроенных кварталов над лабиринтом небоскребов и офисных зданий возвышается знаменитый Правительственный Центр. Он буквально купается в лучах желтого света и настолько огромен, что при каждом прыжке я могу даже отсюда разглядеть все детали. Все именно так, как описывала мне Амина. В небо вздымается огромная колонна из множества блестящих черных скульптур. Они переплелись телами, разместившись друг у друга на головах, сдавливая один другого: гигантская пирамида извивающихся Отбросов.

На вершине колонны, на постаменте из сотни сцепленных, скорчившихся внизу тел вознеслась над всем миром огромная сверкающая золотая статуя. Это человек — масса бугристых мускулов, его лицо ласково улыбается раскинувшемуся под ним городу.

Я вздрагиваю и теряю концентрацию. Ноги тотчас слабеют, колени начинают дрожать.

Эта статуя символизирует контроль над окружающим миром, господство и упоение собственной властью. Это знак угнетения: горстка избранных попирает многих. Это символ зла. Я не могу оторвать глаз от этой колонны, продолжаю смотреть на нее даже в тот момент, когда трейлеры проезжают сквозь большие металлические ворота цирка.

По крайней мере, это будет последнее, что я увижу, когда мы уедем отсюда. Завершающая картина внешнего мира, которую мы все будем видеть в течение двух недель, пока не разберем конструкции цирка, не упакуем все блоки и не отправимся в новое место. На самом деле неважно, где мы находимся, в какой город приезжаем. Люди, которые толпами валят в цирк каждый вечер, одинаковы, куда бы мы ни прибыли.

Но в Лондоне возникает совершенно иное чувство: именно здесь принимаются законы, именно здесь торчит высоченная колонна Правительственного Центра. Я снова вздрагиваю и спрыгиваю с каната.

Как только ворота захлопываются, Сильвио соскакивает со своей белогривой паломино.

— Сгоните их всех сюда! Пусть работают! — приказывает он охранникам. — Время — деньги!

Куда только подевался улыбающийся добродушный человек, который разбрасывал конфеты! Губы Сильвио скривились в злобном нетерпении.

Я пытаюсь добраться до Греты и Амины, но сделать этого быстро мне не удается. Их отправили на одно поле, я же осталась на этом вместе с другой группой. Нас, словно стадо, подгоняют к огромной груде строительных материалов.

Хрясь! Это по моей спине хлопает хлыст.

— Чего ждете, дураки? — насмехается над нами Сильвио, и его плеть снова ловит меня, ловит всех нас. Мы сбиваемся в кучу, и безжалостные удары дождем обрушиваются на наши спины. — Спускайтесь вон туда, ползите на четвереньках и начинайте строить!

БЕН

Весь вечер я сижу в библиотеке и смотрю, как на моих глазах вырастает огромный город за высокой стеной. Строительные леса и гигантские металлические стены, скрепленные руками самих циркачей. На ветру раздуваются и играют огромные полотнища золотистой, серебристой и красной ткани. Сшитые вместе, они создают иллюзию нескольких десятков шатров с куполами, устремленными в небо. Но это вовсе не шатры. Это — прочные сооружения, в которых разместились цирковые животные и, скорее всего, сами Отбросы.

Я замечаю несколько больших зданий и кучку строений поменьше. Все они связаны между собой множеством крытых галерей. Это значит, что как только цирк будет полностью построен, Отбросы никогда не выйдут наружу. Таким образом, они аккуратно отделены от Чистых, вечно оставаясь внутри своего гигантского муравейника. Эти человечки и впрямь похожи на рабочих муравьев: суетятся везде, куда ни посмотри, и все ради нашего развлечения.

Я пытаюсь вновь разглядеть среди них ту девушку, но уже стемнело, а издали все они кажутся одинаковыми. Я мысленно вижу ее образ. Он возникает в моем сознании, как на повторе видеозаписи, продолжая мелькать перед моими глазами.

Я по-прежнему пытаюсь придумать, как убедить родителей отпустить меня в цирк, чтобы посмотреть представление. Но они никогда не согласятся. Кому как не мне знать их истинное отношение к Отбросам. Но я должен. Должен посмотреть, правду ли говорят о цирке. Я непременно должен увидеть, как эта девушка танцует на канате.