logo Книжные новинки и не только

«Незваные гости в городе Идеал» Хелена Дагган читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Х. Дагган

Незваные гости в городе Идеал





Посвящается папе — с благодарностью за всё


Глава 1

Дом

— Мы как будто за всеми шпионим, Мальчик, — сказала Вайолет, глядя на множество расположенных перед ней крошечных телевизионных экранов.

Она сидела внутри Мозга.

Мозг был последним изобретением Уильяма Арчера. Последним, но не совсем новым: Мозг появился сразу после падения Идеала, то есть почти год назад. Снаружи он выглядел как чёрный ящик размером примерно с садовый сарай. По бокам Мозга располагались дверцы, приподняв которые, можно было легко подобраться к тесному пространству внутри для ремонта. Плоскую крышу Мозга покрывали сотни маленьких чёрных и красных конусов.

Это сооружение располагалось на Эдвард-стрит рядом с лестницей, ведущей к городской ратуше. По словам Уильяма, ратуша была центром Города, и поэтому отсюда Мозгу было удобнее всего получать сигналы от клумб с цветоглазками.

Как только пал Идеал, Уильям Арчер устроил на улицах Города множество клумб с цветоглазками. Они работали дозорными — впервые предложив эту идею, Уильям назвал их «Городской системой безопасности».

Цветоглазки были настоящими живыми глазами и посылали сигналы о том, что видели, обратно в Мозг, а он преобразовывал эти сигналы в картинки.

Мальчик тоже посмотрел на экраны.

— Наверное, это потому, что мы действительно шпионим, Вайолет, — пошутил он.

— Ты же знаешь, что я имею в виду!

— Ну что особенного можно увидеть в Городе? Здесь никто никогда не делает ничего интересного — во всяком случае, ничего такого, что хотелось бы скрыть. Хотя, может, ты и права, Вайолет… Вдруг мы увидим, как миссис Грюмли развешивает белье или как мистер Блум выдёргивает сорняки! — засмеялся Мальчик. — Так или иначе, цветоглазки всё время шпионят за людьми, и раньше тебя это вполне устраивало!

— Да, но они делают это не просто так — они выслеживают Эдварда на случай, если он решит вернуться.

— А наша задача — починить цветоглазки. Они ведь не смогут выследить Эдварда, будучи сломанными, правда?

— Кстати, что с ними не так?

— Ну, папа говорит, что они немного капризничают. Он наладил стержни и конусы на крыше и хочет проверить, сработало ли это. Электромагнитный сиг…

— Мальчик, я понятия не имею, что всё это значит. Объясни попроще!

— Я забыл, что ты и вполовину не так умна, как я, — поддразнил её Мальчик.

— Как угодно. Можешь повторять это себе, если тебе от этого легче, — нетерпеливо сказала Вайолет. — Так чего твой папа от нас хочет?

— Мы должны посмотреть на экраны и убедиться, что они все работают. Ни один не должен быть пустым или мигать.

Вайолет вскочила со стула и принялась ходить по комнате. Внутри Мозга находилось множество крошечных телевизионных экранов, они были сгруппированы в центре помещения, как глаза гигантского паука. Вокруг шла узкая дорожка, позволявшая их осматривать.

— Каждый экран соединён с одним цветком, растущим на цветочной клумбе где-то в Городе, — продолжал Мальчик. — Номер в верхнем углу экрана позволяет определить, на какой именно клумбе. Если увидишь, что экран мигает, запиши номер.

— Здесь все работают. — У Вайолет скрутило живот, когда она увидела на одном из крошечных телевизоров, как мистер Топорс ковыряет в носу, стоя возле своей мясной лавки. — Немного странно наблюдать за людьми, когда они ничего об этом не знают.

— О, в витрине магазина игрушек Меррилла появился новый поезд, — восторженно воскликнул Мальчик, придвигаясь ближе к экрану.

— Почему мальчики любят такие скучные вещи, как поезда? — Вайолет со вздохом покачала головой.

— Почему девочки любят такие скучные вещи, как… болтовню? — ухмыльнулся Мальчик.

— Есть проблемы? — спросил Уильям Арчер. Его бородатое лицо показалось из-за главной двери Мозга.

— Нет, папа, — ответил Мальчик. — Похоже, доработки, которые ты сделал, помогли.

— Разве не здорово? — Уильям улыбнулся, взъерошив непослушные волосы сына. — В любом случае, я сумел избавиться от Винсента Кривида.

— Значит, заседание Комитета закончилось? — спросила Вайолет.

— Да, твой отец уже в пути, Вайолет. Он задержался, чтобы перекинуться парой слов с Винсентом.

— Что на этот раз случилось? — поинтересовалась Вайолет.

Её отец и мистер Кривид всегда «перекидывались словами», и большинство этих слов были не самыми приятными, как говорила мама. Её отец говорил, что они «расходятся во мнениях», но Вайолет знала: это означает, что мистер Кривид ему не по душе. Впрочем, она вроде как была согласна с отцом. Если мистер Кривид хоть немного походил на своего сына Конора, он бы ей тоже не понравился.

— Ничего, Вайолет, — ответил Уильям. — Винсент просто спрашивал, насколько надёжны цветоглазки после недавних проблем. Твой отец пытался убедить его, что всё в порядке. — Он усмехнулся.

— Ну что, Вайолет, ты готова? — её отец, раскрасневшийся, шагнул в дверной проём.

— Тебе удалось убедить Винсента? — спросил Уильям.

— Нет, — ответил Юджин, — но разговор с ним меня позабавил. Не знаю, что не так с этим человеком, но он никак не хотел меня слушать. Говорил что-то о кражах и о том, что, если цветоглазки выйдут из строя, Город будет в опасности.

— Кражи в Городе? — рассмеялся Уильям. — Интересно, что он ещё придумает?!

— Как бы то ни было, — сказал Юджин, отступая назад, на Эдвард-стрит, — сейчас вечер воскресенья, и тебе пора спать, Вайолет. Твоя мама будет волноваться из-за нашего отсутствия.

— Папа, можно я останусь ненадолго? — взмолилась Вайолет, глядя на Мальчика.

— Нет, завтра тебе в школу. Миссис Грюмли не обрадуется, если ты заснёшь прямо в классе.

— Миссис Грюмли всё равно никогда не радуется, папа!

— Пошли, Вайолет, — сказал Юджин, нежно, но крепко сжав её плечи.

Вайолет вздохнула, попрощалась с Уильямом и Мальчиком, а затем пошла с отцом по тихим улицам Города.

В те вечера, когда мама уходила на уроки кулинарного мастерства, отец Вайолет брал её с собой на заседания Комитета.

Комитет был образован после падения Идеала, чтобы управлять Городом. Он состоял из десяти человек. Её отец называл это демонократией или как-то вроде этого. На деле это означало, что любые решения в Городе принимались с помощью голосования, так что всё было по-честному.

На заседаниях Вайолет скучала: в отличие от сегодняшнего вечера, когда она помогала разбираться с Мозгом, обычно ей приходилось сидеть два часа, слушая разговоры взрослых. Впрочем, прогулка домой с отцом всегда перевешивала эти неудобства.

Небо над Городом обычно было ясным, и Юджин Браун указывал на звёзды и просил Вайолет назвать их. Они проделывали это уже столько раз, что Вайолет знала все звёзды наизусть. Иногда она нарочно забывала какую-то: мама говорила, что папа любит демонстрировать свои научные познания.

— А вот и Плуг [Плуг (также Лось, Повозка, Семь Мудрецов, Большой ковш и т. п.) — астеризм, или легко различаемая группа звёзд, в созвездии Большая Медведица; «хвост» Большой Медведицы, состоящий из четырёх звёзд. — Здесь и далее примеч. пер.], — сказал Юджин, указывая на небо, когда они уже подходили к дому.

Вайолет следила за его пальцем, и тут вдруг что-то вылетело из кустов прямо перед ней. Вайолет подпрыгнула и едва не приземлилась на ногу отцу.

— Всё в порядке, детка, — успокоил он её, глядя в небо. — Это всего лишь птица. Странно, что она летает в ночное время.

Пока они шли к дому по дорожке, посыпанной гравием, Вайолет пыталась успокоить дыхание.

— Как ты думаешь, папа, Город будет в безопасности, если цветоглазки действительно перестанут работать?

— Милая, Город — одно из самых безопасных мест, где я когда-либо был. Возможно, это одно из самых безопасных мест в мире. Мы не нуждаемся в цветоглазках, но Уильяму нравится эта затея. Думаю, он хочет превратить нечто плохое во что-то хорошее.

— А как же Эдвард Арчер? Что, если он вернётся и снова попытается украсть у всех воображение?

— Он не вернётся, малышка. Он уже давно покинул эти места.

Юджин Браун открыл дверь дома и ступил внутрь, двор залило светом. Вайолет на мгновение остановилась на ступеньках, глядя в ясную тёмную ночь.

Раньше, когда город носил имя Идеал и все подчинялись братьям Арчер, она ненавидела это место. Но теперь она чувствовала себя в Городе как дома.