Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Хенрик Тамм

Хранилище утраченных мелодий

Посвящается Данне


Глава 1

Тёмные грозовые облака плыли над Элисандриумом — город казался нагромождением труб и крыш. Стоял один из тех вечеров, когда более всего хочется свернуться клубочком на диване под тёплым пледом.

Ловким прыжком перескочив на соседнюю крышу, Тимми присел на корточки. Зоркими глазами он вглядывался в темноту улочек внизу. Где-то играло радио. Там передавали известную песню о легендарном путешественнике, который однажды переплыл Кетлийский океан и открыл страны на Западе. Почему-то эта песня вызвала у Тимми чувство зависти.

Ему не хотелось быть героем, которого никто не знает. После всех подвигов, что он совершил вместе с друзьями, о них должны были сложить хотя бы парочку песен, подумал он. Но, насколько было известно Тимми, никто пока не сочинил ни одной песни об отряде отважных ниндзя!



Не прошло и трёх месяцев с тех пор, как отважные ниндзя вернулись с древней базы подводных лодок Нексор, где спасли мир от тирании Секретаря и вернули «Свиток о происхождении всего». Мало того, они дали врагу шанс исправиться, что сделало их подвиг ещё более выдающимся.

А ещё они разрушили страшное проклятие, ослеплённый которым император Истрадиус превратил своих подданных в рабов. А здесь, в родном Элисандриуме, отважные ниндзя спасли городских ребят от злого Синего Кролика, который попытался украсть их смех, чтобы с его помощью создать собственную душу. Потрясающие подвиги, если подумать. Разве они не заслуживают того, чтобы быть воспетыми в песнях?

Само собой, Тимми стал ниндзя — борцом с преступностью не ради славы. Вовсе нет. Однако небольшая опера о его приключениях не помешала бы. Или хотя бы ария. Или, по крайней мере, песня. Даже крошечная песенка улучшила бы ему настроение. Лишь бы у неё была красивая мелодия. И она описывала бы их подвиги, как они того заслуживали. Однако ни один певец не слышал об их свершениях. Ни одному композитору не известны их имена. Они ниндзя, а ниндзя делают своё благородное дело в полной тайне!

Как и сейчас. Стояла ночь, и они, как обычно, патрулировали, перебираясь с одной высокой крыши на другую в своём родном городе Элисандриуме. Они наблюдали, нет ли чего подозрительного на улицах. И, как обычно, никто не знал о том, что они существуют. Ко всему прочему пошёл дождь. Тимми закрыл глаза и от всей души пожелал, чтобы о них сложили героическую песнь. И тут голова у него закружилась, он чуть не потерял равновесие. Ему пришлось несколько раз встряхнуть головой, чтобы прийти в себя.

Что за ерунда сейчас приключилась? Казалось, кто-то заглянул в его мысли, и теперь коту пришлось изо всех сил сосредоточиться, чтобы вернуть их на прежнее место. Повезло, что он хотя бы с крыши не свалился.



Он стал высматривать Флорес — отважную кошечку-лётчицу, сконструировавшую все их самолёты, корабли и машины. Она сидела, взобравшись высоко на трубу соседнего дома, и внимательно вглядывалась в узенькую улочку на другой стороне. Её хвост медленно двигался из стороны в сторону, словно пытался уклониться от капель дождя. Например, для того чтобы добраться сюда, они взяли автомобиль, недавно собранный Флорес. Назвать его автомобилем было бы, пожалуй, преувеличением — он напоминал скорее гору металлолома на колёсах. Лишь некоторые части кузова подходили по размеру, и те не закрывали внутренностей машины. Но мотор являл собой чудо техники. Он работал на простейшем топливе: смесь тёплой воды с раскрошенными еловыми шишками и щепоткой молотого перца.

Эта часть города находилась довольно далеко от их штаба — магазина игрушек, принадлежавшего старому учёному по имени Альфред. Он создавал особые игрушки и вещицы, наполняя их самой невероятной магией.

Посмотрев вниз на улицу, Тимми внезапно растрогался. Эту часть города он знал как свои пять пальцев. Именно здесь, на этих узких улочках, прошло его детство. Его воспоминания о тех временах нельзя было назвать счастливыми. Бедняк и сирота, Тимми вынужден был сам справляться с жизненными невзгодами. И папа, и мама оставили его. Он часто размышлял почему.

Под ним простирался самый старый и самый бедный район Элисандриума. Горожане называли его Старым Городом. Где-то он прочёл, что некоторые дома скоро будут сносить, а на их месте возводить новый небоскрёб из бамбука. Тимми радовался этим изменениям. Он точно не будет скучать по тёмным грязным улочкам. Подняв глаза, он увидел несколько высоченных башенных кранов. В пелене дождя они возвышались над улочками, как гигантские монстры, словно собирались откусить кусок квартала. Тимми кивнул им в знак того, что он не возражает.

Внезапно Флорес обернулась и бросила на него нетерпеливый взгляд, а потом указала на что-то внизу. И тут же прыгнула. Тимми понял, что она просит его следовать за ней. Так что он двинулся следом, промокший до нитки, с окоченевшими лапами и мокрой шёрсткой. Он подумал, что вечер выдался совсем не героический. Ох, как ему хотелось скорее попасть в тепло Альфредова магазина!



Знал бы Тимми, что ждёт впереди, и о том, начало чему он только что положил, то, наверное, предпочёл бы остаться на крыше. Возможно, попросил бы кого-то из членов команды занять его место. Однако все они сидели сейчас дома, у камина, попивая горячий чай. Дежурили члены команды по расписанию, и сегодня вечером на дежурство вышли они с Флорес.

Так что Тимми соскользнул по мокрому шиферу и стал перепрыгивать с уступа на уступ, а потом приземлился на мостовую посреди узенькой улочки, готовый кинуться в атаку. Он всё время совершенствовался в боевом искусстве и теперь опять подумал, что никто его не видит и уж тем более не сможет сложить о нём песню.

Холодный туман опустился на город, составив компанию дождю. Это был такой туман, который проникает под одежду и шёрстку, пробирая до костей. Поёживаясь, Тимми вглядывался в туман, стараясь найти Флорес, но ничего не видел, кроме белого марева. Он как раз собирался окликнуть подругу, но тут у него зачесались уши, как обычно случалось перед непредвиденными событиями.

Внезапно кот услышал, что где-то поблизости разбилось стекло. Он снял со спины свою магическую палку: безопасность превыше всего! Палка, сделанная Альфредом, была у Тимми самым любимым оружием. Она будто становилась продолжением его лап и наносила удары с быстротой молнии. Иногда она вращалась, как пропеллер, иногда казалась в три раза длиннее, чем была на самом деле. Сжав её передними лапками, Тимми шагнул в туман.

Туман оказался таким плотным, что Тимми едва видел перед собой палку. Через несколько минут ему стало казаться, что он висит в воздухе. Он понятия не имел, где находится.



Внезапно раздался звук, от которого у Тимми мурашки пробежали по коже: несколько неуклюжих нот прозвучали в тумане, словно кто-то пытался играть на флейте. Казалось, грудной младенец впервые пробует свои силы. Потом наступила тишина.

Но секунду спустя прозвучал ответ!

Прекрасный голос пробился сквозь туман. Он брал те же ноты, что пыталась сыграть флейта, но превратил их в прекрасную мелодию, от которой в душе Тимми разлилась радость. Музыка то взлетала вверх, то уходила вниз — ощущение было как от тёплого восхода солнца прохладным осенним утром. Песня заполнила некую пустоту в душе Тимми, о существовании которой он раньше даже не подозревал. Чувство оказалось столь сильным, что он широко заулыбался, сам этого не осознавая. «Как чудесно!» — подумал он. Когда песня закончилась, Тимми почувствовал себя опустошённым. Словно кто-то показал ему целую комнату сладостей, а потом заявил, что есть их нельзя.

Снова наступила тишина. Внезапно Тимми наткнулся на что-то в тумане, и сердце у него дрогнуло.

Он стал наугад махать палкой, пытаясь обороняться. Но это оказалась Флорес, которая схватила Тимми за руку и ловко присела, увлекая его за собой. Она прижала палец к губам, призывая его молчать, и указала на что-то впереди. Когда туман немного рассеялся, они смогли разглядеть силуэт старого кота, сидевшего на подоконнике всего в десятке метров от них. В лапах он держал какой-то предмет.

— Ограбление, — прошептала Флорес.