Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Хэвок проводил их до двери, после чего сел и тоненько заскулил.

— Можно он поедет с нами? — спросил Колл отца, когда они выходили из дома. — Он будет себя хорошо вести. И он тоже заслуживает награду.

— Исключено, — отрезал Аластер.

— Потому что ты не знаешь, как он поведет себя по отношению к Ассамблее? — спросил Колл, хотя тут же засомневался, хочет ли услышать ответ.

— Потому что я не знаю, как Ассамблея поведет себя по отношению к нему, — с суровым выражением лица ответил Аластер. После чего вышел за порог, не оставив Коллу другого выбора, кроме как последовать за ним.

Глава 2

Коллегиум, как и Магистериум, создавался так, чтобы оставаться скрытым от глаз простых людей. Он располагался глубоко под землей в районе побережья штата Виргиния, а его коридоры по спирали уходили под воду. Колл знал, где он находится, но все равно оказался не готов к тому, что Аластер вдруг остановится посреди мола и укажет на полускрытую листьями и песком решетку в земле.

— Если прижаться к ней ухом, то обычно можно услышать какую-нибудь чудовищно нудную лекцию. Но сегодня я не удивлюсь, если оттуда будет доноситься музыка.

Хотя это никак нельзя бы назвать комплиментом Коллегиуму, но в тоне голоса Аластера послышались мечтательные нотки.

— Ты никогда там не бывал, да? — спросил Колл.

— Не в качестве студента, — ответил Аластер. — Как и большинство из нашего поколения. Мы слишком были заняты, погибая на войне.

Иногда Коллу приходила на ум жестокая мысль, что лучше бы все оставили Константина Мэддена в покое. Да, он творил жуткие эксперименты, помещая хаос в души животных и создавая Охваченных хаосом. Да, он оживлял мертвых, ища способ исцелить саму смерть и вернуть своего брата. Да, он нарушал законы магов. Но, может, если бы никто не вмешался, столько людей могли бы избежать гибели. Мать Колла продолжала бы жить.

И настоящий Колл все еще был бы жив, эта мысль не желала его оставлять.

Но заговорить об этом он не смел, поэтому просто молчал. Аарон смотрел поверх волн на заходящее солнце. Все это лето, живя под одной крышей с Аароном, Коллу казалось, будто он обзавелся братом, с которым можно шутить и кто всегда составит компанию в просмотре фильмов или уничтожении роботов. Чем ближе они подъезжали к Коллегиуму, тем тише становился Аарон. К тому моменту, когда Аластер припарковал недалеко от дощатого настила свой серебристый «Роллс-Ройс Фантом» 1937 года и они прошли мимо огромной и странной на вид скульптуры Посейдона, Аарон практически перестал говорить.

— Ты в порядке? — спросил Колл, пока они шли по молу.

Аарон передернул плечами.

— Не знаю. Просто, понимаешь, я был готов стать творцом. Я знал, что это опасно, и мне было страшно, но я понимал, что должен им стать. И когда кто-то что-то дарил или давал мне, я понимал, почему это происходит. Понимал, чем обязан им отплатить. Но теперь я уже не знаю, что это такое, быть творцом. В смысле, если война против Врага закончилась, это замечательно, но тогда что остается мне…

— Мы на месте, — возвестил, останавливаясь, Аластер. Волны били о черные камни вокруг, взрываясь фонтанами соленых брызг и взбивая пену в небольших лужицах. Вода долетала до лица Колла, освежая.

Он хотел сказать что-то в поддержку, но Аарон уже на него не смотрел, а хмурился на удирающего прочь краба. Тот торопливо полз по спутанному клубку из водорослей и обрывка старой веревки, чьи концы качались на воде, словно длинные пряди волос.

— Это безопасно? — вместо этого спросил Колл.

— Настолько же безопасно, как и все, связанное с магами, — с этими словами Аластер быстро и ритмично потопал ногой по земле. Секунду ничего не происходило, затем послышался грохот, и квадратная секция камней скользнула в сторону, явив под собой длинную спиральную лестницу. Она все тянулась и тянулась глубоко вниз, прямо как лестница в библиотеке Магистериума, только здесь не было бесконечных рядов книг, одни лишь ступени, заканчивающиеся смутно различимым квадратом мраморного пола.

Колл с трудом сглотнул. Спуск туда стал бы тяжелым испытанием для любого, ну а лично для него он выглядел практически невозможным. Его ногу сведет судорогой еще к середине лестницы. А если он споткнется, падение будет очень страшным.

— Э-э, — протянул Колл. — Не думаю, что я смогу…

— Воспари, — тихо предложил Аарон.

— Что?

— Воспари с помощью магии воздуха. Вокруг нас одни скалы — земля и камни. Оттолкнись от них, и тебя поднимет. Тебе не нужно взлетать, просто воспари на несколько дюймов над поверхностью.

Колл бросил взгляд на Аластера. Даже сейчас он чувствовал себя немного неуютно, занимаясь магией на глазах отца, после всех тех лет, в течение которых Аластер твердил ему, что магия — это зло, а маги все злые и хотят его убить. Но Аластер, глядя на уходящую вниз длинную лестницу, лишь коротко кивнул.

— Я пойду первым, — вызвался Аарон. — Если упадешь, я тебя поймаю.

— Ну хотя бы падать будем вместе. — Осторожно переставляя ноги, Колл начал спуск. Откуда-то снизу доносились гул голосов и позвякивание серебра. Колл сделал глубокий вдох и мысленно потянулся к земной тверди, вбирая ее в себя, а затем оттолкнулся, как от дна бассейна после погружения.

Он ощутил подергивание в мышцах, а в следующий миг легкость, когда его тело воспарило в воздух. Как и советовал Аарон, Колл не пытался подняться выше нескольких футов. Паря на достаточном для безопасного перемещения расстоянии от лестницы, он поплыл вниз. И хотя ему хотелось сказать Аарону, что падать он не собирается, ему было приятно от мысли, что, если это все-таки случится, есть кто-то, готовый его поймать.

Ровная поступь Аластера тоже внушала уверенность. Медленно и осторожно они спускались: Аластер и Аарон — пешком, Колл — паря над ступеньками. За несколько шагов до пола он медленно опустился, но ударился подошвами ног о ступеньку и покачнулся.

Аластер схватил его сзади за плечо.

— Стоять, — сказал он.

— Я в порядке, — угрюмо отозвался Колл и торопливо прохромал оставшиеся ступени. Мышцы слегка побаливали, но это было ничто в сравнении с той болью, что ему пришлось бы терпеть, шагай он на своих двоих. Аарон, уже стоящий на полу, широко ему улыбнулся.

— Только посмотри вокруг, — сказал он. — Коллегиум!

— Ого. — Колл никогда не видел ничего подобного. Некоторые залы Магистериума поражали своим великолепием, другие — неимоверными размерами, но все они представляли собой подземные пещеры, прорубленные в горных породах. Здесь же было иначе.

Перед ними раскинулся просторный холл. Стены, пол и поддерживающие потолок колонны были высечены из белого с золотыми прожилками мрамора. Одну из стен украшал гобелен с картой Коллегиума. Часть помещения занимал длинный помост, за которым висели разноцветные плакаты с отпечатанными золотом высказываниями Парацельса и других известных алхимиков. «Все связано, — было написано на одном. — Огонь и земля, воздух и вода. Все есть одно, не четыре, не два и не три, но одно. Когда они не вместе, они лишь часть целого».

С потолка спускалась огромная люстра. Свисающие с нее толстые, напоминающие слезы кристаллы отбрасывали свет на собравшуюся в зале большую толпу — членов Ассамблеи в золотых мантиях, мастеров Магистериума в черных и всех остальных в элегантных костюмах и платьях.

— Пафос, — проворчал Аластер. — Слишком много пафоса.

— Да уж, — согласился Колл. — А Магистериум, оказывается, настоящая свалка. Я и не подозревал.

— Здесь нет ни одного окна, — оглядываясь по сторонам, заметил Аарон. — Почему здесь нет окон?

— Наверное, потому что мы под водой, — ответил Колл. — Разве давление не проломит стекло?

Их прервал вышедший им навстречу из толпы мастер Норт, глава Магистериума.

— Аластер. Аарон. Колл. Вы опоздали.

— Подводные пробки, — отозвался Колл.

Аарон ткнул его в бок локтем.

Мастер Норт сурово на него посмотрел.

— Главное, вы здесь. Остальные и Ассамблея ждут.

— Мастер Норт, — Аластер коротко кивнул. — Прошу прощения за наше опоздание, но это мы почетные гости. Едва ли вы бы смогли начать без нас, не так ли?

Мастер Норт в ответ натянуто улыбнулся. Судя по всему, и его, и Аластера ужасно напрягала необходимость соблюдения приличий.

— Идемте за мной.

Аарон и Колл переглянулись, прежде чем последовать за взрослыми через зал. По мере углубления в толпу люди в ней начали заметно напирать, буравя взглядами Аарона и Колла. Какой-то мужчина средних лет с брюшком схватил Колла за руку.

— Спасибо, — прошептал он, прежде чем его отпустить. — Спасибо, что вы убили Константина.

«Я его не убивал», — подумал Колл. Он замешкался — все больше рук тянулось к нему из толпы. Какие-то он пожимал, других избегал, а одной «дал пять», после чего почувствовал себя дураком.

— Так же было и с тобой все это время? — спросил он Аарона.

— Начиная с прошлого лета, — ответил друг. — Но тебе же вроде хотелось быть героем.

«Наверное, лучше все же так, чем быть злодеем», — подумал Колл, но вслух этого не произнес.

Наконец они дошли до того места, где их ждали члены Ассамблеи, отделенные от остального зала парящими в воздухе серебряными канатами. Анастасия Тарквин, одна из самых могущественных членов Ассамблеи, разговаривала с матерью Тамары. Тарквин была высокой пожилой женщиной с пышными, зачесанными наверх седыми волосами, и матери Тамары приходилось запрокидывать голову, чтобы смотреть ей в лицо.