logo Книжные новинки и не только

«Время. Ветер. Вода» Ида Мартин читать онлайн - страница 14

Knizhnik.org Ида Мартин Время. Ветер. Вода читать онлайн - страница 14

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

А пока ждали заказ, Вика стала допытываться, чем они занимаются, и после нескольких минут уклончивых и шутливых ответов ей удалось выяснить, что Макс учится в Физтехе и подрабатывает в какой-то фирме по ремонту компьютеров. А вот где учится Артем, понять мы так и не смогли. За два года он поменял три университета, и нигде ему не нравилось.

Он собирался рассказать про свою работу, но отвлекся на суровую бабушку, громко отчитывающую внука лет семи за то, что он «ни на секунду не выпустил из рук телефон» и «окончательно отупел».

Выхватив у мальчика мобильник, бабушка достала из своей сумки горсть машинок и швырнула на стол:

— На вот, играй.

При виде машинок лицо ребенка скисло, тогда как глаза Артема загорелись:

— Смотри, котик, это же Хот Вилс! Синий Додж Чарджер, как тот, что в духовке сгорел, и Дикси Челленджер, и Фаст Фиш, и… — Не договорив, он вскочил со стула и метнулся к мальчику. — Можно мне посмотреть?

Мальчик удивленно поднял глаза.

— Вообще-то у меня нужно спрашивать, — возмущенно заявила бабушка.

Артем лучезарно улыбнулся:

— Можно?

Неодобрительно скривившись, женщина все же разрешила, а как только Артем сел за их столик, Макс, со словами «ща придем», побежал к ним и пристроился рядом.

Вика выставила перед собой кулачки, положила на них подбородок и, посмотрев из-под длинных черных ресниц, спросила, заранее зная ответ:

— Как думаешь, я понравилась ему?

— Конечно.

— Дурака валяет, но в этом что-то есть. На лицо — хорош, да и шмотки дорогие. А главное, квартира есть без родителей и прочих дурацких родственников. В моей ситуации — идеальный вариант. А ты давай Максом займись. Бог с ним, с детдомом. Так веселее будет.

— Как заняться? Это же должно само получиться. Чтобы я ему понравилась и он мне.

— Боже, Вита, ну что за наив? Такое чувство, что ты живешь в каком-то счастливом утопическом мире, где принцессы какают фиалками, а детей приносят аисты. Тебе, вообще, нужен парень или нет?

— Я не знаю.

— Ничего-то ты не знаешь! — Вика немного разозлилась. — Ну хотя бы для меня можешь сделать вид, что он тебе интересен?

— Наверное, могу, но зачем?

— Видела, как он пялится? Это может все испортить. У парней так бывает. У друзей. Типа не ссориться из-за женщины, пытаться уступить и всякая прочая чепуха. А мне нужно все как можно быстрее обставить, чтобы Фил не чухнулся. Просто отвлеки Макса.

— Я не умею ничего такого.

— Все ты умеешь. Ты очень хорошенькая и, если бы не скромничала постоянно, была бы шикарной красоткой. Просто будь активнее: смейся, жалей его и говори, какой он умный. За руку подержи, о большем просить тебя как-то неудобно.

Когда Макс с Артемом вернулись, их кофе остыл, и Артем заказал новый. Так что сидели мы еще долго, а выйдя, обнаружили, что на улице уже начало темнеть, и повсюду зажглась нарядная подсветка.

И аллеи, и набережная, и павильоны, и кафе — все светилось мягким, нежно тающим в легких весенних сумерках желтым светом. В воздухе витало предчувствие скорого тепла и приятное волнение. Ветер стих.

Мы неторопливо брели мимо еще закрытого в это время года сезонного кафе, когда возле открытой веранды я заметила двоих плечистых парней в спортивных ветровках с надписью «Russia». Они прижали к деревянным перилам худенького паренька и пытались снять с него рюкзак. Паренек сопротивлялся упорно, но тихо.

— Смотрите, — сказала я ребятам. — Может, в полицию позвонить или позвать кого-нибудь?

Макс с Артемом странно переглянулись.

— У главного входа, — сказал Макс и тут же переместился к фонарному столбу, а Артем, бросив нам «ждите здесь», по-мальчишески развязной походкой направился прямиком к странной троице.

Он подошел к пареньку и обнял за плечи. Тот испуганно шарахнулся в сторону, но Артем удержал его:

— Помощь нужна?

Все трое растерянно уставились на него. У обоих парней были густые, страшные бороды. Только у одного черная, а у другого рыжая.

— Иди своей дорогой, — рявкнул чернобородый.

— Уже пришел, — Артем улыбнулся.

Второй опустил рюкзак:

— Пусть деньги отдаст.

— Что за деньги?

— Мои деньги, — сказал чернобородый. — Из кошелька. Три тысячи.

— Я кошелек нашел, — снимая руку Артема с плеча, сказал паренек. — Вон там, возле столба. Просто поднял, даже не смотрел, что там… А теперь они обвиняют меня, что я забрал их деньги. Но я ничего не брал!

— Сколько? Три? — Артем закатил глаза, словно речь шла о сущем пустяке, полез во внутренний карман и, вытащив оттуда пачку денег, принялся перебирать купюры.

— Не давай им ничего, — паренек удержал его за руку. — Это известная разводка.

Однако при виде денег рты у парней пооткрывались.

— Есть только пять, — сообщил Артем, хитро поглядывая на их лица.

Он так махал этой пачкой, что выхватить ее ничего не стоило.

— Можно и пять, — рыжебородый осмотрелся по сторонам, проверяя, много ли людей вокруг.

На несколько секунд остановил на нас взгляд, но, когда Артем сказал: «А хотите десять?» — моментально отвлекся.

— Ну.

— Тогда нужно извиниться. Сначала перед ним, — он похлопал паренька по спине. — А после передо мной. Только как следует. Так, чтобы я поверил. С чувством подлинного раскаяния и самоуничижения.

Парни переглянулись.

— Само что? — переспросил чернобородый.

— Критического снижения уровня самооценки, проявляющегося унижением своей личности, — охотно пояснил Артем. — Ну, то есть вы должны совершенно искренне признать, какие вы наглые мрази и кидалы.

Рыжий резко выбросил руку вперед, но Артем быстро отпрянул, сделал пару шагов назад, ловко перемахнул через доходящие ему до пояса перила и остановился возле ряда деревянных уличных столиков.

— Не хотите, как хотите. Никто не навязывается, — он кивнул пареньку, давая понять, чтобы тот уходил.

Однако бородачей больше не интересовала их недавняя жертва. Оба, медленно приближаясь, смотрели только на Артема.

Черный, перегнувшись через перила, попытался ухватить его за куртку, но Артем, увернувшись, громко и нахально рассмеялся. И рыжий, уже не скрывая воинственного настроя, тоже кинулся к нему. Артем легко запрыгнул на лавку, с нее — на столик, перебрался на следующий и соскочил с уличной стороны на некотором расстоянии от парней.

— Придется все же признать, что вы мрази. Пацан один, маленький, а вы его кинуть решили. Ну что за дела?

Рыжий пытался подкрасться со стороны столиков, а чернобородый попер напрямую:

— А ну иди сюда. Я тебе сейчас язык твой поганый вырву. Ты кого мразью назвал?

— Вы такие прикольные, — Артем немного отбежал и снова перепрыгнул к столикам, оказавшись на расстоянии метра-двух от рыжего. — Я бы с вами тут хоть целый день в салки играл, но как-то неудобно, меня девчонки ждут.

Черный тоже ломанулся через перила, но вышло неудачно, на несколько секунд он неуклюже завис на животе, и Артем, издевательски хохоча и отбегая по столикам подальше от рыжего, крикнул Максу:

— Ты этого беременного бегемота снял?

Макс молча поднял большой палец. В руках у него был мобильник, и он записывал на него все это представление.

Бородачи разозлились не на шутку. Рыжий пришел в себя первым и бросился к Максу, второй поспешил следом. Проворно сорвавшись с места, Макс побежал по дороге в сторону набережной. И парни, грубо отпихивая попадающихся на пути прохожих, помчались за ним.

Выбравшись из кафе, Артем, невероятно довольный, подошел к нам.

— Ну ты даешь! — Я подалась ему навстречу. — Очень круто! У них были такие глупые лица.

— Троллить вот таких уродов — одно из самых прекрасных занятий на свете.

От него веяло азартом и радостью.

Мое восхищение готово было выплеснуться через край. В ту минуту Артем представлялся мне защитником всех несчастных и униженных.

Однако в прекрасных карих глазах Вики читалось осуждение:

— Вообще-то это было неприятно. Тебе просто повезло, что они тебя не поймали.

— Но не поймали же.

— Скажи честно, ты это сделал, чтобы мальчику помочь или перед нами выпендривался?

— Конечно, выпендривался, — не моргнув и глазом, признал он.

— Так вот на будущее, — она толкнула его пальцем. — Мне такое не нравится.

Артем сделал вид, будто покачнулся:

— На какое еще будущее?

— На ближайшее.

— А как же Макс? — спохватилась я. — Вдруг они его догонят?

— Макса никто не догонит. Он лучший трейсер из всех, кого я знаю.

— Но так же можно серьезно нарваться, — недоумевала Вика. — Неужели вас никогда за такое не били?

Мы целенаправленно шли к выходу из парка.

— Конечно, били. Последний раз в больнице две недели провалялся, — понять, серьезно говорит он или нет, было сложно, но я догадалась:

— Плечо?

— Ага. Ключица и сотрясение. Со второго этажа летел.

— Как же так получилось?

Он рассмеялся:

— Не поверишь, я и сам не понял. Еще секунду назад стоял, с ребятами разговаривал, а потом чувствую — лечу.

— Они тебя специально столкнули? — удивилась я.

— Не столкнули, а выбросили, — снова засмеялся Артем. — Вся жизнь, Витя, сплошной экстрим… Каждый день как по минному полю ходишь.