Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— С ума сойти! Значит, это не детские сказки, которые рассказывают малышам на ночь, а реальная история? — удивился Дарт.

— Я не знаю, что тебе рассказывала на ночь твоя мать, но в основе этих сказок лежат реальные события. Аргайл, как и я, выходец из мира под названием Земля, так что мы с тобой люди одного племени.

— Ингар, я в шоке от таких новостей. Тебе, конечно, известно, что я случайно попал на дракар, на котором нам удалось спастись с погибшего Танола. За время плавания мне рассказывали много небылиц о тебе, но я не очень-то в них верил. Теперь же я готов поверить в любые чудеса, связанные с тобой.

— Дарт, не отвлекайся на ерунду и не верь в рассказы о чудесах. Любому чуду есть объяснение, не связанное с божественным провидением. Меня не будет здесь около месяца, и твоей главной задачей является обустройство нормальной жизни людей. Вы должны за месяц построить укрепления, временное жильё, установить походную кузницу и составить подробную карту окрестностей. Не расслабляйся, решив, что здесь безопасно, обязательно выставляй караулы и имей резерв бойцов в полных доспехах. Я оставляю тебе все метатели с полным боекомплектом. Передашь метатели командиру «проклятых» Акаиру, он знает, как с ними обращаться. Затем…

Я не закончил фразу, потому что услышал голосок Лауры:

— Дядя Ингар, смотри, кто у меня! Правда, он хорошенький?

Я чуть не подавился собственным языком и заорал как сумасшедший:

— К бою!!! Все в круг!!! Женщин в середину!!!

На площади началась страшная суматоха, но через минуту стена щитов окружила фонтан, в котором спрятались будущие жёны воинов. Лаура, испугавшись моего дикого крика, села на попку и громко заплакала, выпустив из рук свою живую игрушку. Маленький, ещё слепой детёныш зорга, жалобно запищав, подполз к Лауре и, обнюхав руку девочки, начал сосать её палец. Если бы у меня на голове были волосы, то они, наверное, встали бы дыбом. Не надо быть гением, чтобы понять, что если есть детёныш, то, значит, где-то рядом его мамаша. Разъярённая самка зорга за своё чадо запросто порвёт весь караван, как Тузик грелку!

— Дарт, забери Лауру и уведи её в круг, пока не заявилась мамаша зорга! — приказал я и попытался отобрать детёныша у девочки.

Но не тут-то было! Лаура схватила в охапку кутёнка и, словно гончая собака, припустилась с ним в кусты. Мы с Дартом бросились вдогонку, но отловили Лауру только в двухстах метрах от площади на большой поляне. Детёныш зорга хоть и был совсем маленьким, но весил не намного меньше Лауры, и девочка просто не смогла долго тащить такую тяжесть. Я выскочил на поляну и сразу получил от девочки сильнейший ментальный удар. Воздух у меня из груди выбило на раз, и я сел на задницу. В ушах раздался звон колоколов, а из глаз посыпались искры.

— Ты злой! Не подходи ко мне! — кричала Лаура, прижимая к себе кроху. — Я не дам тебе его убить!

Я пришёл в себя и, пошатываясь, встал на ноги. Маленькая магиня, сама не осознавая того, атаковала меня огромной магической Силой. Обычного человека таким ударом прибило бы как муху, а у меня сработало подсознание, и аура успела поглотить большую часть энергетического выброса.

— Лаура, мы не собираемся убивать детёныша, — попытался я успокоить девочку. — Мне нужно знать, где ты его нашла, потому что там должна быть его мама, и она его ищет.

— Я нашла Царапку сегодня утром, когда мы в гору шли. Я в кустики побежала, а он там плачет. Мне стало его жалко, и я его с собой взяла. Дядя Ингар, не убивай Царапку, он хороший, и я его люблю! — захныкала девочка, приготовившись снова заплакать.

В этот момент из кустов выскочил Тузик и, грозно рыча, бросился на зверёныша. Где до сих пор носило этого раздолбая, мне неизвестно, но он, видимо, решил таким способом реабилитироваться за свою промашку. Лучше бы он этого не делал, потому что Лаура, испугавшись за найдёныша, нанесла второй ментальный удар. Тузик словно наткнулся на бетонную стену и с визгом покатился по траве, а меня снова шарахнуло краем луча Силы. Тузику очень повезло, что Лаура израсходовала в первом ударе две трети запасов своей магической энергии, но и ослабленный выброс Силы врезал по Тузику словно кувалдой. Лаура, истратив почти всю энергию ауры, села на землю и горько заплакала. Мне стало невыносимо жалко несчастную и очень одинокую в этом страшном мире девчурку. Для меня уже давно было ясно, что Лаура — не дочь Элаты и капитана Кида. В её появлении на Геоне скрывалась какая-то тайна, и моё с Лаурой «кровное родство» ясно говорило об этом. Я подошёл к девочке и, присев на корточки, погладил её по голове. Царапка почуял моё присутствие и решил, что я угрожаю Лауре. Слепой ещё детёныш открыл пасть, усеянную острыми как бритва зубами, и грозно зашипел по-змеиному, защищая свою хозяйку. Я убрал руку, и малыш стал успокаиваться.

Разум кричал, что зорг — очень опасное животное и для ребенка не игрушка, но душа чувствовала, что Царапка никогда не обидит Лауру, а будет её защищать даже ценой своей крохотной жизни. Я перешёл на магическое зрение и просканировал округу. Следов ауры взрослого зорга я не обнаружил, но увидел в двадцати шагах от поляны слабеющую ауру Дарта. Хуман тоже попал под ментальный удар Лауры, и ему, похоже, досталось по полной программе. Я, как лось, бросился к Дарту на помощь и через несколько секунд уже приводил хумана в чувство. Слава богам, что Дарт отстал от меня, когда Лаура нанесла магический удар, поэтому хумана только оглушило, а не переломало ему все кости, как в бетономешалке. Ментальный выброс маленькой магини отличался от моего ментального удара. После моего удара у врага закипала кровь, и она разрывала сосуды внутри его тела. Ментальный выброс Лауры наносил в основном физическое воздействие, похожее на удар мощной струей воздуха. Вдоль луча Силы, выброшенного девочкой, с деревьев сорвало листву и переломало даже толстые ветки.

После того как я подкачал ауру Дарта до нормального состояния, хуман пришёл в себя и сел, облокотившись на ствол дерева, под которым его сбило с ног.

— Ингар, кто это меня так? — спросил хуман, ощупывая свою голову.

— Это Лаура разнервничалась, защищая детёныша.

— Ты шутишь? Разве может девочка так шарахнуть магией по мозгам?

— Ещё как может! Лаура хоть и маленькая ещё, но магиня очень большой силы. Её нужно учить контролировать себя, иначе она может натворить много бед. Я её приструню, и она больше не будет баловаться с магией. Идти сможешь?

— Да, командир.

— Тогда пошли к каравану, а то там уже все с ума, наверное, сходят.

Через несколько минут мы вернулись на площадь к фонтану, где заняли оборону хуманы. Я приказал Лауре сидеть за стеной щитов, словно мышка, и отправился с Тузиком искать место, где, по словам девочки, она нашла Царапку. Через час мы подошли к развилке, в сторону от которой уходила едва заметная тропа. Тузик сразу взял след и побежал по тропе. Через сотню шагов мы наткнулись на труп самки зорга, убитой дротиком с каменным магическим наконечником. Небольшое копьё очень смахивало на изделие афров. Дротик воткнулся в горло зверя и перебил сонную артерию, но, несмотря на ужасную рану, зверь умирал долго. Об этом ясно говорили переломанные кусты и залитая спёкшейся кровью земля. Похоже, зорг попал в одну из ловушек, про которые мне рассказывал Вожак. Я просканировал окрестности и не нашёл ничего опасного, однако решил не искушать судьбу и вернуться в лагерь. Без малхусов на тропе легко можно попасть в другую ловушку и распрощаться с жизнью.

— Отбой тревоге! — приказал я и подошёл к Дарту. — Продолжайте заниматься лагерем, самка зорга мертва, она попала в ловушку и подохла пару дней назад. Где Лаура?

— Она вон за теми камнями Царапку кормит и никого к нему не подпускает, — ответил Дарт.

Я обошёл кучу камней и увидел Лауру, возящуюся с кутёнком. Маленький зорг, радостно попискивая, глотал куски сырого мяса, которыми его кормила девочка.

— Ешь, мой маленький, мама тебя не бросит, она любит Царапку и никому не позволит его обидеть.

Тузик, увидев зорга, утробно зарычал. Девочка услышала за спиной рычание, обернулась и вскрикнула от неожиданности.

— Не бойся, Лаура, мы не тронем Царапку. Мама Царапки умерла, и нам пока не угрожает опасность.

— Дядя Ингар, ты убил маму Царапки?

— Нет, она попала в ловушку и умерла два дня назад, мы только поэтому и остались в живых. Лаура, зорг — очень опасный зверь и запросто мог убить всех в караване, спасая своего детёныша. Ты уже взрослая девочка и должна вести себя по-взрослому. Лаура, боги наделили тебя великим даром магини, но это очень большая ответственность, а ты сегодня едва не убила меня, Тузика и дядю Дарта.

— Дядя Ингар, я совсем не хотела никому навредить, всё получилось от испуга. Я боялась, что вы убьёте Царапку, а он совсем маленький и даже слепой.

— Лаура, а почему ты назвала зорга Царапкой?

— Когда я его нашла и взяла на руки, он сильно испугался и оцарапал мне руку. Из руки сильно потекла кровь, но Царапка сразу зализал ранку, и она зажила.

У меня неожиданно возникла догадка, проливающая свет на причину странной любви маленького зорга к Лауре. Я похожим способом привязал к себе Тузика, дав ему полизать своей крови. Зорг — существо полумагическое и результат магической селекции древних магов. Видимо, механизм привязки магических зверей с помощью крови хозяина заложен в них специально. Хозяин даёт детёнышу попробовать своей крови, и тот становится навсегда связанным со своим повелителем. У малхусов, скорее всего, этот механизм настроен только на эльфов, и они могут добровольно связывать себя с будущим хозяином.

— Девочка моя, Царапка останется с тобой, но он скоро превратится в огромного страшного зверя. Если ты не будешь его воспитывать и держать под контролем, он может напасть и убить кого-нибудь из людей. Если такое случится, то я убью Царапку и строго накажу тебя. Ты меня поняла?

— Да, дядя Ингар, — тихо ответила девчушка.

— Лаура, а ты вообще как оказалась в караване? — вдруг осенило меня. — Твоя мама осталась вместе с принцессой Виканой возле Дерева Жизни. Элата, наверное, уже с ума сходит в поисках тебя, а ты с зоргом играешь.

— Мама с ума не сходит, я мальчишкам рассказала, что вместе с тобой уехала, — насупившись, заявила Лаура.

— Значит, ты наврала, что я тебя с собой взял? Завтра вместе со мной поедешь назад к маме, и она тебе всыплет ремня за враньё. Если окажется мало, то я ещё добавлю! Лаура, ты магиня и должна вести себя соответственно! На тебя люди смотрят, а ты врёшь на каждом шагу! Стыд и позор!

Лаура зашмыгала носом и заплакала, используя исконное женское оружие. Эта женская хитрость довольно сильно меня разозлила, и я жёстко пресёк маленький спектакль:

— Натворила дел, а теперь плачешь? Сиди здесь, а ночевать будешь со мной, и ни шагу отсюда!

Я ушёл искать Дарта, чтобы заняться вместе с ним неотложными делами. Для начала я вызвал командира «проклятых» Акаира и отправился вместе с ним искать источник Силы для зарядки метателей. Долго искать его не пришлось, потому что подходящий луч выходил из земли в двух шагах от фонтана, рядом с постаментом, на котором раньше стояла какая-то статуя. Через час камни были заряжены, и мы с Акаиром и его подчинёнными занялись чисткой метателей. Затем, забрав вычищенное и смазанное оружие, мы ушли подальше от лагеря и провели учебные стрельбы, разнеся на куски подвернувшуюся под руку скалу.

На грохот взрывов прибежала тревожная группа из лагеря, хотя я предупредил Дарта о стрельбах, но тот решил на всякий случай подстраховаться. После стрельб я снова зарядил камни Силы и со спокойной душой отправился ужинать. У костра мы снова обсудили с Дартом первоочередные задачи, и я удалился в свой шатёр спать. В шатре в обнимку с зоргом на моей лежанке уже спала измученная за день Лаура. Я тихо разделся и, чтобы не будить девочку, лёг рядом с Тузиком у входа, сразу провалившись в сон.

Глава 3

Сказочный дом эльфов

День для меня начался суетой подготовки к отъезду. Я собрал снаряжение, которое пригодится в дальнем походе, и оседлал коня, на котором мы с Лаурой поскачем к Дереву Жизни. Связав Царапке лапы верёвкой, мы с Дартом безжалостно засунули зорга в мешок, который вместе с амуницией привязали к седлу заводной лошади. Лаура сначала противилась такому издевательству над своим другом, но после моего окрика притихла.

Знакомая дорога всегда короче той, по которой ты идёшь в первый раз, поэтому мы доскакали к Нордрассилу уже к вечеру, сделав всего один короткий привал.

Возле Дерева Жизни я застал всего одного гвельфа и его малхуса, которые стояли в карауле. Гвельф рассказал мне, что Викана и все её подданные находятся сейчас на дереве, где расчищают резиденцию Виканы от скопившегося за века мусора. Я слегка обалдел, глядя на верёвочную лестницу, спускающуюся из кроны Нордрассила с высоты в сотню метров. Мне из наших сказок было известно, что эльфы живут на деревьях, но действительность превзошла все мои представления.

За время, проведённое на Геоне, я много лазил по горам и скалам, рискуя сломать себе шею, но это были вынужденные подвиги, а здесь предстояло лезть на огромную высоту по очень хлипкой на вид лесенке. Если лезть на Нордрассил меня заставляла злодейка судьба и семейный долг, то тащить за собой Лауру я не собирался. Я поинтересовался у гвельфа, как мне найти мать Лауры Элату, и получил несказанно обрадовавший меня ответ. Гвельф сказал, что Элата очень боится высоты и наотрез отказывается лезть на Нордрассил, поэтому она живёт в походном шатре Виканы, который стоит на берегу ручья.

Пока я беседовал с гвельфом на интересующие меня темы, его малхус учуял Царапку и с интересом начал обнюхивать мешок, притороченный к седлу лошади. Волк узнал запах зорга, шерсть на его спине встала дыбом, и он утробно зарычал. Это очень не понравилось Лауре, которая грудью встала на защиту своего питомца, подобрав с земли увесистую палку. Тузик, наученный горьким опытом, быстро сообразил, чем закончится противостояние Лауры и его собрата, поэтому ломанулся в кусты, поджав хвост. Я не сразу въехал в ситуацию; и пока мои мозги со скрипом принимали решение, Лаура храбро огрела малхуса поленом по спине. Волк не ожидал от девочки такой наглости и, отскочив на пару прыжков, угрожающе зарычал. Лаура, по-моему, только этого и ждала, малхус мгновенно получил ментальный удар от магини и с визгом улетел в кусты. Я не пострадал, потому что был подсознательно готов к защите, а гвельфа крепко припечатало спиной о дерево.

Следующий час мне пришлось потратить на откачивание лежавшего без сознания часового и порку малолетней киллерши. Это происшествие полностью убедило меня в том, что Лауру оставлять одну, без надлежащего надзора, очень опасно, поэтому я решил сначала сдать девочку на попечение матери, а уж потом лезть на Нордрассил.

Через полчаса мы выехали на берег ручья, где я с облегчением увидел Элату. День у Лауры явно не задался, потому что после материнских слёз и объятий она получила повторную порку, уже за самовольный уход с караваном. Однако Лаура и здесь показала свой непростой характер. Когда я проводил с ней воспитательную работу, девочка стоически терпела шлепки по своей попке и только тихонько попискивала, однако сейчас она орала как резаная, давя на материнскую жалость Элаты.

Получив положенную порцию шлепков и утерев рукавом платья слёзы, Лаура пошла выручать из мешка Царапку. Маленький зорг безболезненно перенёс путешествие и дрых в мешке без задних ног, не подозревая, какие баталии развернулись из-за него. Лаура развязала своему питомцу лапы и приступила к его кормлению.

— Мама, мама, правда, мой Царапка хорошенький? Смотри, как его шкурка переливается на солнце. Я ему ошейник сделаю и буду с ним на поводке гулять!

— Сиятельный, что это за зверь, которого притащила с собой Лаура, я такого в жизни не видела? — удивлённо спросила Элата.

— Это детёныш зорга, — ответил я. Элату от такого известия чуть не хватил удар, но я поспешил её успокоить: — Элата, детёныш зорга не опасен для вашей дочери. Лаура и зорг имеют между собой кровную и магическую связь, поэтому, когда зверь вырастет, у девочки будет могучий защитник. Зорг будет защищать и вас, потому что вы мать Лауры.

Услышав эти слова, Элата побледнела и отвела глаза. Я сделал вид, что ничего не заметил, но такое поведение Элаты стало ещё одним косвенным доказательством моих подозрений, что Элата не мать девочки.

Оставив Лауру на попечении матери, я вернулся к подножию Дерева Жизни и, убедившись, что с гвельфом всё в порядке, полез наверх.

Если вам доводилось лазить по верёвочным лестницам, то вы знаете, что без специальных навыков это очень непростая задача. Через полчаса мне удалось преодолеть подъём и выбраться на площадку, сплетённую из лиан и ветвей Нордрассила. Лестница, по которой я забрался наверх, тоже оказалась не верёвочной, а свитой из напоминавших канаты живых лиан. На площадке никого из гвельфов я не обнаружил; и мне ничего не оставалось, как идти наугад по подвесной дороге, завивающейся спиралью вокруг ствола дерева. Эта удивительная тропа также была сооружена из ветвей дерева и лиан, пронизывающих всё вокруг, словно ванты, поддерживающие мачты парусного корабля.

От дороги время от времени отходили ответвления, теряющиеся в кроне дерева, но я решил идти вокруг ствола, чтобы не заблудиться в зелёном лабиринте. За полчаса мне удалось подняться ещё метров на двести над землёй. Тропа вывела меня на самую настоящую площадь, мостовая которой оказалась сплетённой из тех же лиан, словно огромная циновка. Площадь была круглой и в диаметре — метров двести. Ничего подобного я в жизни не видел, даже во сне. Ствол дерева, вокруг которого раскинулась площадь, представлял собой огромное живое здание с красивыми вычурными окнами, балконами, подвесными мостиками и дверьми, украшенными искусным плетением. Всё это великолепие не было вырублено в стволе дерева, а являлось результатом какой-то удивительной селекционной работы эльфов, сумевших вырастить это здание искусственно. На площади я увидел Викану, которая руководила работой по приведению этого здания в жилое состояние. Вокруг меня сновали малхусы в образе оборотней, таскавшие на себе какие-то ветки, мотки лиан и пучки неизвестных растений. С нескольких балконов гвельфийки выбрасывали мусор и охапки листьев, а мужчины связывали всё это добро в тюки и уносили куда-то по подвесной дороге.

— Викана! — окликнул я жену.

Принцесса повернулась на мой голос и со счастливой улыбкой подошла ко мне. Жена, радостно улыбаясь, повисла на моей шее и расцеловала меня. Её лицо светилось от счастья каким-то божественным светом, что в первый момент я даже засомневался, Викана ли это.

— Любимый, я так рада, что ты вернулся! Ты не представляешь, что значит для меня Дерево Жизни. Я только в легендах читала о подобном великолепии! Нордрассил на Тароне — жалкий кустик в сравнении с этим божественным даром. Я даже не могу себе представить, сколько гвельфов могут поселиться в его ветвях. Только в этом гостевом дворце смогут жить более тысячи моих соплеменников, а мы ещё не поднимались на уровни дворца царствующей династии. Я так счастлива, и если бы это было возможно, то никогда не спускалась бы вниз из этого рая. Как жаль, что нас так мало, а работы непочатый край.