Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Игорь Шелег

Иностранец. Друзья и враги

Пролог

В родовом поместье рода Советниковых было тихо. Недавно прошедшая буйная гроза оставила после себя мелкие скопления луж на территории и запах озона. Небо все также оставалось серым, мелкие капли в огромном количестве падали на землю и не собирались заканчиваться. В западной части дома светилось только одно окно — в кабинете главы клана.

Роману Иосифовичу Советникову был семьдесят один год. В последние десять лет он передавал наследнику всю полноту власти, а сам понемногу отходил от нее. Именно этим объяснялось то, что постепенно все управленческие нити скапливались в руках сына, делая отца лишь номинальной фигурой. Именно поэтому он все больше времени проводил в поместье и максимально наслаждался нахождением на природе.

Во дворе был сад, чуть дальше был смешанный лес и небольшое озерцо, которое можно было обойти кругом по красивой плитке. Иногда глава клана приезжал не один, а с несколькими старыми знакомыми, и тогда беседка, стоящая в лесу, наполнялась звоном хрустальных бокалов, ароматом жареного шашлыка и ухи.

Несмотря на дождь и затянутые облаками небеса, хозяин кабинета не грустил. Собственноручно растопив камин и налив себе бокал красного крепленого вина, которое должно было благотворно повлиять на старческий организм, он присел в кресло-качалку, предварительно пододвинув ее поближе к огню, и стал греть свои немолодые суставы. На здоровье он, конечно, не жаловался, но вот некоторые болячки и желания просто появлялись с возрастом, и с этим приходилось мириться.

Камин уже хорошо разгорелся и обогрел комнату и старика. Бокал опустел наполовину, когда хозяина отвлек от созерцания огня хлопок закрывшейся двери автомобиля. Специфический звук был явно слышен сквозь шорох капелек воды, падающих на землю.

Кто-то приехал — это однозначно, понял старик, как и понял, кто именно решил его потревожить. Все слуги знали о том, как он полюбил тишину, чтобы его никто не отвлекал от собственных мыслей. Раз его не предупредили, то это наверняка был наследник. А раз наследник, то и вставать и садиться за рабочий стол, создавая рабочую обстановку, нужды не было.

— Здравствуй, отец! — громко сказал сорокасемилетний худой и высокий мужчина, входя, как и было предположено, без стука в дверь. У него в руках была папка, из-за которой он наверняка и прибыл к отцу.

Старик оглядел его с ног до головы, отмечая неестественную нервозность, широко раскрытые глаза и слишком частое дыхание, будто наследник шел к нему быстрым шагом или даже бежал. И только после этого сказал:

— Здравствуй, сын.

После чего, еще раз оценив внешний вид отпрыска, отодвинул бокал в сторону и вопросительно уставился на него.

Дело, скорее всего, важное, хотя бы потому, что заставило наследника волноваться. Наверняка сцепились с кем-то влиятельным, только в этом случае такая нервозность могла быть естественна.

«Интересно, что мы с кем опять не поделили?» — подумал старик, сожалея, что такие дела приходится до сих пор решать ему.

Сын в знакомой обстановке не терялся и, повернув в сторону отца еще одно красивое из белого дерева кресло-качалку, быстро туда сел и, достав бумаги из папки, протянул отцу:

— Это мне только что передали из нашего МИДа.

Старик про себя удивился, какие такие дела связывают их клан и МИД, и сказал, откладывая бумаги на столик с вином:

— Своими словами.

— Своими словами как-то сложно, — неуверенно ответил наследник, что давно за ним не водилось.

Мужчина уже не первый год стоит у руля клана, да и стесняться давно разучился. Что-то было не так. И непонятная стеснительность наследника главу клана изрядно покоробила, да так, что он разозлился.

— Да что ты менжуешься? — вскрикнул отец. — Перестань сомневаться! Говори!

— Эх, отец… — вместо того чтобы разозлиться в ответ, сын еще больше смутился. — Наш МИД через своего представителя поздравил род с пополнением и с тем, что в Поднебесной сформирована новая ветвь клана. В связи с этим высылают нам поздравления и желают успехов в освоении новых земель.

— И что у нас за интерес в… — глава клана замер на полуслове.

— Да, отец. Скорее всего, дело касается Арсения, — ответил наследник, поняв, какая мысль остановила отца.

— Да не… — протянул старик, мгновенно опомнившись и руками отмахнувшись от мыслей, словно от мух. — Ему и шестнадцати годков нет, он еще ребенок. Жениться он не мог. В чужую семью он войти бы не смог. И иным образом передать родовое имя чужаку не мог. Что-то здесь не то… Дай-ка документы сюда.

Вместо того чтобы дождаться, когда документы ему подадут, глава клана сам в нетерпении взял бумаги с письменного стола и принялся внимательно в них всматриваться. Даже немного наклонил бумагу к огню, чтобы четче видеть буквы. Его данная информация изрядно заинтересовала.

— Может, это кто-то из наших отступников? — заявил наследник.

— В живых не осталось никого, — отмахнулся старик. — Тем более с кланом Огненный Дракон вряд ли кто вообще будет связываться — кроме нас. Если для всех остальных договор, заключенный с кланом, выглядит как позор и кабала, то нас заключенный договор не то что никак не сковывает, но и, наоборот, несет прибыль. Нет. Помимо нашего рода, никто не может торговать с этим кланом.

— Не все измеряется прибылью, — сказал наследник.

— Все, сынок, все. А пацан твой — это твоя же ошибка. Если бы не решил поиздеваться над Тау Лонгом, то и его бы никто не забрал. А так сам виноват, причем благодари случай, что забрали байстрюка, которого ты за своего-то никогда не считал.

— Я воспитывал его! — жестко сказал мужчина. — И по-своему любил!

— Опять двадцать пять! И в кого ты такой сентиментальный стал? Раньше за тобой такого не водилось, — удивился старик. — Лет десять назад, услышав эти слова, я бы Пашке твоему передал боярскую шапку. Он как раз такой, какой нужно, жесткий, беспринципный, и судьба позора рода, как и меня, в том числе его бы не волновала.

— Пашке всего двадцать пять, — сказал наследник, — и он до сих пор молод и глуп. А я не сентиментальный. Просто после той измены Катьке все полетело вверх тормашками. Жил бы с женой и не ходил налево, кто знает, может, и уберегся бы от позора. Я не грущу о том, что сделал. Я грущу о том, чего не сделал. Легче было просто убить пацана…

— Да не мешай ты читать! — прервал самокопание наследника глава, и тот замолчал.

На пару минут комната погрузилась в тишину, прерывающуюся только перелистыванием страниц.

— Хм… — многозначительно протянул старик, беря бокал с вином и отпивая немного. — Я даю сто процентов, что это он, но я никак не понимаю, как парень мог стать главой собственной ветви рода в другом клане.

— С чего ты это взял? — спросил наследник.

— На гербе наша книга и огненный дракон вокруг нее, — если бы мы его не признали перед тем, как отдать китайцам, он бы никогда не смог нанести на герб наш символ. Да и тебе ли не знать.

— Не знаю я… Мне видится во всем этом подлянка… — сказал наследник, и тут его прервал звонок телефона, на который он незамедлительно ответил: — Да. Да. Говори… Ага… Ага? Ого!.. Это точно? От кого сведения?.. Да понимаю, что сказать не можешь… Человек надежный? Хорошо, спасибо, с меня причитается.

Пока наследник разговаривал, глава клана еще раз бегло пролистал документы. И вопросительно посмотрел на сына по окончании звонка.

— Глава рода Арсений Советников владеет небольшой территорией на территории клана Огненный Дракон. — Наследник замолчал, выдерживая приличествующую моменту паузу, и сказал: — И самое главное — блокиратора на нем нет.

— То есть у нас появился кусок земли в Китае? — вычленил основное старик. Глаза у него в этот момент алчно полыхнули.

— Не у нас, а у побочной ветви клана Советниковых, входящих в клан Огненный Дракон, — сказал наследник.

— Он подданный Российской империи. Гражданство он вряд ли менял. А это значит, что он все еще наш, — задумчиво сказал старик. — Надавить… Хотя нет. Лучше упросить, чтобы вернулся к нам. Мы же его так ждали… Да… Это должно сработать. Парень молодой, наверняка кроме китаез там никого не видел. Отправим к нему кого-нибудь из клана.

— Лучше девку, — перебил сын отца. — У них мягче получится. Да и прогнать ее будет сложнее. Даже если не понравится.

— Точно. Тем более что мы письмо напишем, что он молодец и что наконец-то, после того, как он стал главой рода, с ним можно общаться. А ему сестра на помощь прилетела, как не завязанная на дела рода. И привезла два билета. Чтобы, значит, на родину слетал. Мы его очень ждем, — закончил старик.

— А ты уверен, что он нам земли так и отдаст? — не поверил отец.

— Продавим! — уверенно заявил старик. — Родовые земли в другой империи — это очень большой куш. Таких родов в Империи не много. Есть за что побороться.

— Продавить не вопрос, этот вариант мне понятен. А вот по-мягкому как? — уточнил сын. — Может же и не захотеть возвращаться. Надо сразу все продумать.

— Давай подумаем. Элитная школа… Личный дом… Причем сразу, — подымая брови, сказал глава рода. — Посмотреть он точно захочет. А потом никуда не денется, захомутаем. Да и не обидим. А захочет вернуться…