Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Индия Грэй

Формула надежды

Пролог

Знойный воздух, пропитанный едкой смесью разогретой резины и высокооктанового бензина, дрожал. На стартовой решетке гонки Гран-при Монако шли последние приготовления к началу соревнований.

Подхватив шлем и перчатки, Кристиано с тяжелым вздохом покинул спасительную тень паддока и, не обращая внимания на устремившихся к нему журналистов, стал пробираться к своему болиду. Какие могут быть интервью, если его голова занята вовсе не предстоящей борьбой, а воспоминаниями о минувшей бурной ночи и тело до сих пор еще не отошло от испытанного наслаждения? У него давно вошло в привычку проводить ночь перед гонкой в объятиях какой-нибудь красотки, благо поклонниц всегда хватало. Секс отлично помогал сбросить накопившееся напряжение и расслабиться перед ответственным стартом. Вот только в прошлую ночь это был не просто секс…

— Привет, Кристиано! Вот и ты к нам присоединился! — похлопал его по плечу Сильвио Джирарди, руководитель команды «Кампано». — Не рановато ли? Мог бы еще полчасика в постели понежиться. Тебе же перед гонкой как следует отдохнуть полагается.

Коренастый седовласый неаполитанец тяжело дышал, то и дело смахивал капли пота, катившиеся по лицу, и, судя по всему, настроен был агрессивно.

Кристиано решил снизить эмоциональный накал разговора и, прежде чем ответить, выдержал паузу, отхлебнув воды из бутылки.

— Поверь, в постели мне было совсем не до отдыха.

Сильвио не оценил шутки и, закатив глаза, недовольно всплеснул руками:

— Хочу надеяться, что твоя новая подружка не станет трепаться о твоих сексуальных подвигах. Спонсоры ясно дали понять, что скандалы им не нужны. «Чистый источник» — это питьевая вода, а не виски. Ее покупают те, кто ведет здоровый образ жизни, у кого есть дети и так далее. Понял? Не забывай об этом! Кстати, ты вчера встречался с их парнем из маркетингового отдела?

— Встречался, но не с парнем.

— Что? — Сильвио нахмурился. — Они должны были прислать начальника отдела по маркетингу. Если не ошибаюсь, его зовут Доминик. Хочешь сказать, что в Англии так и девочек называют?

— У его жены начались преждевременные роды. Вместо него приехала помощница.

— Помощница, говоришь?

В ответ легкая улыбка заиграла на губах Кристиано, который принялся деловито натягивать перчатки.

— Ага.

«И я много интересного узнал о Кейт Эдвардс», — добавил он про себя.

Сильвио принялся нервно теребить бейсболку и с негодованием посмотрел на своего подопечного.

— Ты, надеюсь, вел себя с ней как подобает настоящему джентльмену? Мне деньги нужны! Подумай сам: рекламщики платят тебе миллионы за то, что ты просто сидишь в машине и лыбишься во весь рот. А мне приходится пахать, чтобы обеспечить тебе контракты. Разве это честно? — Сильвио заходил около изумрудного цвета болида с логотипом компании «Чистый источник» по бокам. — Ладно, хватит об этом! Пришло время и тебе поработать. Покажи, на что способен этот красавец. Выжми из него все. Поул-позиция твоя, так что не упусти победу.

Еще раз похлопав Кристиано по плечу, босс отошел, чтобы дать последние указания механикам.

А Кристиано сразу же принялся оглядываться по сторонам в поисках обладательницы золотисто-медовых волос. Однако на глаза ему попадались лишь брюнетки да крашеные блондинки. Внезапно тонкая загорелая рука обвилась вокруг его шеи и в нос ударил знакомый мускусный аромат. Анджелика, менеджер.

— Удачи тебе, красавчик! — прошептала она ему на ухо.

Подавив раздражение, Кристиано отстранился.

— Спасибо, — пробормотал он, а сам невольно продолжил поиск запавшей ему в душу девушки.

— Как прошло вчерашнее интервью? Надеюсь, девица не слишком долго тебя мучила? Мне она показалась чересчур… — Анджелика самодовольно улыбнулась, — серьезной, что ли.

— Нормально, — как можно более равнодушно отозвался Кристиано, успев подумать о том, что ему, наоборот, не хватило времени, чтобы вдоволь насладиться Кейт. — Ты ее, случайно, не видела сегодня?

Анджелика удивленно изогнула бровь:

— Сегодня? А зачем мне с ней встречаться? Она разве собиралась сюда прийти?

— Да, — процедил сквозь зубы Кристиано и в последний раз пробежался взглядом вокруг.

Напряжение на стартовой решетке нарастало с каждой секундой, и зрители на трибунах, а также на балконах и крышах расположенных возле трассы домов уже начали размахивать флагами, гудеть и свистеть.

— Если вдруг ее увижу, то непременно передам от тебя привет, — сухо произнесла Анджелика. — А тебе самое время сосредоточиться на гонке. Пора уже садиться в машину.

Кристиано сначала непонимающе посмотрел на нее, но потом резко кивнул:

— Сам знаю.

И в этот самый момент среди толпившихся на пит-лейне людей он заметил Кейт.

На ней была та самая темно-синяя майка, которую она утром подняла с пола его спальни, и потертые джинсы, подчеркивавшие стройность и длину ее ног.

Обрадованный Кристиано сразу поспешил к ней.

«Как я мог не заметить ее раньше?» — подумал он, ведь Кейт своей естественностью и простотой выделялась на фоне накрашенных и разодетых моделей, заядлых посетительниц гонок и связанных с ними тусовок. Скорее она была похожа на школьную отличницу, которую учителя ставят в пример другим.

— О… — радостно выдохнула Кейт, когда он взял ее за руку и повел в тень навесов. — Я не могла найти тебя… — Она смущенно осеклась, и ее лицо залилось краской.

— Я здесь, — прошептал он, крепко прижимая Кейт к себе.

— Это хорошо, а то я уже начала было думать, что мне все приснилось. — Кейт натужно рассмеялась, чтобы в ее словах не послышалось отчаяния.

— Хочешь убедиться, что все было по-настоящему? — Кристиано наклонил к ней голову, так что она могла почувствовать его дыхание. Крепкие объятия, чувственный итальянский акцент и воспоминания о проведенной с ним ночи заставили сердце Кейт учащенно забиться. — И то, что мы делали в бассейне, и то, что вытворяли в спальне. И, конечно, чем мы занялись сегодня утром на полу в кухне…

— Тише… Вдруг кто-нибудь услышит, — рассмеялась Кейт, пряча свое лицо у него на груди.

— А что в этом плохого?

Смех ее резко оборвался, и улыбка исчезла с лица.

— Я совсем не такая… — пролепетала она. — Мы только вчера познакомились… Я пришла, чтобы взять интервью, и…

— Должен признаться, всегда ненавидел давать интервью, — протянул Кристиано. — Если бы раньше мне кто сказал, что они бывают столь захватывающими, то, наверное, чаще соглашался бы на них.

Кейт нахмурилась.

— Я совершенно тебя не знаю, — пробормотала она, опустив голову, и ему пришлось взять ее за подбородок, чтобы заставить посмотреть на себя.

У нее не осталось выбора, как заглянуть в его темно-карие глаза. Глаза, которые раньше смотрели на нее с экрана телевизора, обложек журналов, фотографий, развешанных по стенам офиса в Англии, постера в комнате ее младшего брата…

— После вчерашней ночи ты знаешь меня лучше, чем кто-либо. — Тон его голоса был ироничным, однако лицо Кристиано вдруг стало серьезным. Он покачал головой и потом нервно взъерошил волосы. — Я перед тобой всю душу излил. Никогда такого со мной не было.

— У меня тоже, — призналась Кейт шепотом.

В памяти у нее всплыли воспоминания о последних невероятных двенадцати часах. Секс с Кристиано был великолепным, но они не только занимались любовью. Какую-то часть времени они разговаривали, и их разговор почти сразу перешел на личные темы. Сердце у нее сжалось, когда она вспомнила о тех минутах, когда голова Кристиано лежала у нее на груди и он каким-то странным, изменившимся голосом рассказывал ей о себе и своем детстве, о том, как трудности в школе заставили его стремиться любой ценой добиться успеха. Кристиано быстро раскусил ее и догадался, что за фасадом деловитости и успешности скрывается неуверенная в себе и испуганная девушка. Тогда он постарался объяснить ей, что нельзя жить в постоянном страхе, что необходимо подавить свое беспокойство и стараться радоваться каждому дню, каждому мгновению.

Очередной взрыв аплодисментов на трибунах вернул их обоих к реальности. Кристиано слегка отстранился от нее, и Кейт заметила, что лицо у него вдруг сделалось холодным и непроницаемым.

— Мне пора идти, — тихо проговорил он, опустив глаза.

Кейт автоматически кивнула и сделала шаг назад, изо всех сил стараясь не показать своего огорчения. Ей не хотелось, чтобы Кристиано заметил, как сильно ее тянет к нему.

— Понимаю. Иди, но помни, что тебе не надо ничего доказывать. — У нее даже получилось криво улыбнуться. — И, пожалуйста, будь осторожен. Мне почему-то беспокойно.

На секунду его глаза снова вспыхнули, но затем он покачал головой и усмехнулся.

— Это же «Формула-1», дорогая моя. Да еще в Монако! Если осторожничать, приедешь последним.

Кейт рассмеялась, пытаясь прогнать внезапный, ничем не объяснимый страх, который ее охватил. Нервы… Зачем портить момент прощания? Она не собиралась повторять прошлых ошибок. Ведь Кристиано доказал ей, что нужно жить настоящим и наслаждаться минутами счастья!

Мужчина сделал несколько быстрых шагов, потом остановился, помахал рукой зрителям, которые, заметив фаворита гонки, принялись скандировать его имя, а затем обернулся к ней.

— Мы обязательно продолжим разговор. Прошлая ночь была лишь началом. Жди меня, — бросил он и вскоре скрылся в толпе.

Щелчок замка ремня безопасности всегда служил для Кристиано сигналом того, что пора полностью сконцентрироваться на предстоящей гонке. Все лишнее прочь из головы, только болид, трасса и соперники! По итогам квалификации он стал лучшим и завоевал поул-позицию, а это значит, нельзя расслабляться ни на секунду, ему необходим хороший старт, поскольку трасса в Монако слишком узка для обгонов. Настолько узка, что видны бриллианты на шее жен и любовниц миллионеров.

Первые четыре круга промелькнули незаметно. Выходя на пятом круге в самый медленный поворот трассы — шпильку «Гранд-отель», — Кристиано плавно сбросил скорость. Машина работала безупречно. Похоже, победа, которая пополнит и без того длинный список его достижений, уже у него в кармане.

«Тебе не надо ничего доказывать», — через несколько секунд вдруг отчетливо раздалось у него в ушах.

Голос был настолько реальным, что Кристиано вздрогнул, как будто Кейт находилась с ним в машине, ему даже показалось, что он чувствует запах ее духов. У Кристиано слегка закружилась голова, и он на секунду-другую прикрыл глаза. А когда открыл их, то увидел яркий солнечный свет, а потом раздался скрежет, грохот, и резкая боль пронзила тело… И наступила темнота.

Глава 1

Четыре года спустя


Офис компании «Чистый источник» находился отнюдь не возле национального парка «Йоркшир-Дейлз», изображенного на этикетках бутылок, а в центре рабочего района Йоркшира, в мрачном здании 60-х годов. Обстановка внутри офиса также не отличалась особым уютом, а в январское утро первого понедельника месяца комнаты выглядели еще мрачнее, чем обычно. Не спасала и новогодняя елка, поскольку за праздники она успела уже слегка осыпаться, да и украшена была не ахти как.

Зайдя на крошечную кухню в противоположном от своего кабинета конце коридора, Кейт замерла перед календарем. Все естественно: новый год — новый календарь. С набором фотографий от команды «Кампано». Она заставила себя отвести взгляд от календаря и налила воду в чайник, повторяя, как мантру, данное себе в новогоднюю ночь обещание: «В этом году я начну новую жизнь. И не буду больше надеяться на чудо. Зачем мечтать о том, что никогда не случится? У меня прекрасный сын, которого я люблю. Я счастливая мать и должна радоваться этому».

Пальцы невольно сжались в кулаки. Она не прикоснется к календарю, не станет искать в нем фотографию Кристиано Марески. После той аварии в Монако, в которой он чудом выжил, ей ни разу не довелось с ним общаться. Его слава суперзвезды королевских гонок нисколько не пострадала, скорее наоборот. Добиться интервью с ним было практически невозможно, а сфотографировать его удавалось лишь изредка самым ловким папарацци. На немногочисленных фотографиях, которые потом тиражировались во всех газетах, Мареска выглядел еще более привлекательным, чем до аварии. Судя по всему, он находился в неплохой форме, что, естественно, порождало слухи о его возможном возвращении за руль болида.

Недовольно поморщившись, что чайник так долго не закипает, Кейт вытащила из шкафа две кружки и поставила их на стол. Затем кинула пакетик с травяным чаем в ту, на которой было написано «Босс», а во вторую насыпала кофе. Чайник только начинал бурчать, и взгляд Кейт снова лег на календарь.

Январская фотография, на ее счастье, была безобидной. Никаких пилотов, только две машины «Кампано» с яркими рекламными баннерами по бокам. Непослушная рука потянулась к календарю, и пальцы стали поднимать страницу, чтобы она могла увидеть следующую фотографию.

— Июль, — раздался сзади голос, и Кейт, вздрогнув от неожиданности, резко отдернула руку. Из приоткрытой двери кухни торчала голова Мэри из дизайнерского отдела. — Не делай вид, будто ты не пыталась найти фотографию Марески. Мы все ее искали первым делом. Так что открывай июль, не ошибешься.

Свисток чайника голосисто заливался, и пар вырывался из носика, поэтому Кейт, ничего не ответив Мэри, принялась разливать воду. Затем, схватив наполненные кружки, она выскочила из кухни, с чувством собственного достоинства дошла до кабинета Доминика и, только насладившись небольшой победой над собой, постучала ногой по двери.

«Я не посмотрела! Теперь у меня есть время — до июля, чтобы наладить свою жизнь и забыть о прошлом», — подумала Кейт, грустно улыбаясь.

— Что это такое? — Доминик понюхал напиток в кружке с надписью «Босс», когда она поставила ее перед ним на стол, а потом недовольно поморщился. — Боже ты мой! Тут явно пахнет заговором против меня. Только не говори мне, что Лиззи тебя убедила следить за моим здоровьем и лишить меня кофе.

Кейт только широко улыбнулась в ответ.

— И тебя с Новым годом! — саркастически сказала она, поворачиваясь и направляясь к двери. — А еще… пожалуйста.

— Подожди, — остановил ее Доминик. — Прости. Это, видимо, на мне сказывается неделя, проведенная в обществе тещи. Дай-ка мне сыграть роль цивилизованного человека, который в восторге от начала работы и в предвкушении успешного нового года. Хм… Нормально? Присядь, пожалуйста, и расскажи, как ты провела праздники. Мне правда интересно, ты ведь не была погребена под грудами розовых ленточек, бантиков и упаковочной бумаги, как мы с Лиззи.

Последовав его приглашению, Кейт села и сжала обеими руками кружку с кофе. Руби, дочка Доминика и Лиззи, была на девять месяцев старше ее сына. Дети часто проводили время вместе, а значит, были и лучшими друзьями, и главными соперниками, когда дело заходило об игрушках. Хотя в основном они из-за них не дрались, потому что уже с младенчества доказывали, что девочки и мальчики — разные существа, у которых абсолютно ни в чем не совпадающие интересы.

— Нет, в нашем случае — сплошные машины, — вздохнула Кейт и отпила кофе. — Надо сказать, что подаренная тобой машина понравилась ему в сто раз больше других. «Альфа-ромео», кажется? Он теперь с ней никогда не расстается. Даже в кровать с собой берет. Спасибо за отличный подарок.

— Рад. Очень рад, — понимающе кивнул Доминик. — Это «альфа-ромео-спайдер», дорогая моя. Тебе надо знать такие вещи. И у Александра прекрасный вкус, потому что это одна из самых потрясающих машин. Я бы не отказался поиграть с такой игрушкой, будь у меня достаточно денег.

— А Лиззи знает об этой мечте?

— Уверен, что догадывается. — Доминик состроил недовольную гримасу, потому что отпил принесенного ему чая. — Иначе почему она решила меня травить всеми этими травками? Недаром слова однокоренные! Короче — отрава!

— Тебе полезно посидеть на диете. Я наслышана, как активно ты провел праздники, ни в чем себе не отказывая.

Доминик довольно откинулся на спинку кресла:

— Да, верно. Хорошие были деньки. Но ты же сама прекрасно знаешь, какая у меня изматывающая работа. Все время развлекать клиентов, вечеринки для сотрудников устраивать. А что для себя? — Он посмотрел на нее поверх очков. — Кстати, о вечеринках для сотрудников. Стараешься, из кожи вон лезешь, а некоторые их упорно игнорируют. Кейт театрально закатила глаза:

— Опять ты о своем! Мы уже много раз об этом говорили. Я не могла найти сиделку. Понимаешь?

— А твоя мама пошла в клуб веселиться и отказалась тебя подменить?

Его сумасшедшее предположение не могло не вызвать у Кейт улыбку. Невозможно было представить ее мать танцующей в ночном клубе. Она отрицательно покачала головой:

— Предположение интересное, но нет. Я же не могу постоянно обращаться к ней. Она и так сидит с Александром, пока я работаю.

— Конечно, она ведь без ума от внука. Ты сама знаешь, что после гибели Уилла…

— Знаю, знаю, — прервала его Кейт. — Малыш напоминает ей о том счастливом времени, когда и Уилл, и мой отец были еще живы. Но мне не хочется ее обременять. Я сама виновата в сложившейся ситуации и должна отвечать за свои поступки, а не перекладывать ответственность на чьи-то плечи.

Доминик, скривив губы, сделал очередной глоток.

— Ошибаешься, ты не одна виновата в сложившейся ситуации, — сухо заметил он. — Или это было непорочное зачатие?

Воспоминания унесли Кейт в бассейн одного из престижнейших отелей Монако. Она помнила все подробности проведенной на Лазурном Берегу ночи. Волшебная ночь! Но в принципе ей не с чем сравнивать свои впечатления. Ни до Кристиано, ни после него мужчин у нее не было, и едва ли кто-то появится, поскольку если она куда-то и выходила после работы, то только вместе с сыном.

«Пора купить приличную одежду, чтобы присоединиться к Мэри и другим коллегам, когда они куда-нибудь соберутся, — подумала она. — Но пригласят ли они меня с собой? Или они уже поставили на мне крест?»

— Эй! — прорвался сквозь ее мысли голос Доминика. — Ты меня слушаешь?

— Прости, — пробормотала Кейт, отводя взгляд от окна с серым дождливым небом. — Именно — непорочное зачатие. Я сама во всем виновата.

Доминик тяжело вздохнул:

— Нет, послушай, Кейт. Это важно! Чтобы зачать ребенка, нужны двое. И этому есть причина. Быть родителем — работа наисложнейшая. Вот к чему я веду: тебе не следует решать все проблемы в одиночку.

Сердце Кейт сжалось, когда она поняла, к чему клонит Доминик. Ей не очень хотелось, чтобы разговор развивался в выбранном им направлении.

— Я делаю все, что в моих силах. И считаю, что справляюсь, — обиженно сказала она. — Без ошибок, конечно, не обходится, но я стараюсь…

— Не надо на себя наговаривать. Ты потрясающая мать! И отлично со всем справляешься, — мягко прервал ее Доминик.

Кейт осторожно поставила кружку на край стола. Сердце у нее вдруг начало биться быстрее, и она почувствовала ноющую боль в груди.

— Ты хочешь сказать «но»?

— Кейт! Прошло уже четыре года, а ты все еще… надеешься, что статный итальянский гонщик прикатит… Нет, лучше не так. Что статный итальянский рыцарь прискачет к тебе на зеленом коне и заключит в свои объятия.

Она резко поднялась и широко ему улыбнулась: