Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Да, — выдохнула Кейт и сделала вид, что проверяет застежки туфель, потому что продолжать разговор у нее не было сил.

На ее счастье, раздался громкий стук в дверь.

— Это, должно быть, Иэн! — воскликнула Мэри. — Я сказала ему, что мы спустимся в бар в половине восьмого. А уже без пятнадцати восемь. — Стук усилился. — Иду! Иду!

— Вы меня не ждите! — крикнула ей вслед Кейт. — Мне еще нужно позвонить сыну и пожелать ему спокойной ночи. Идите без меня! Я приду, когда поговорю с Александром.

— Ладно. Встретимся там, — отозвалась Мэри. — Если меня, конечно, не утащит в свой альков Кристиано Мареска, пока ты тут возишься…

Дверь за Мэри закрылась, но до Кейт еще некоторое время доносился ее веселый смех, пока они с Иэном ждали лифт в коридоре. Упав на кровать, Кейт закрыла глаза, наслаждаясь наступившей тишиной.

С тех пор, как они встретились с Мэри в аэропорту Лидса в два часа дня, та болтала не переставая. С одной стороны, это сводило Кейт с ума, а с другой — отвлекало от мыслей о предстоящем вечере и связанных с ним страхов. Теперь же они вновь охватили ее.

Дрожащей рукой Кейт набрала номер, радуясь тому, что сможет наконец услышать голос сына. Разговор с ним должен был не только успокоить ее, но и лишний раз напомнить о том, ради чего она приехала в Монако. Ей нужно думать о сыне, чтобы подавить желание схватить свои вещички, броситься в аэропорт и на первом же самолете вернуться в Англию.

Кристиано выругался и выпустил из рук концы шелкового галстука. Сколько он уже посетил за свою жизнь всевозможных церемоний, раутов и вечеров, но правильно завязывать галстук-бабочку так и не научился. Посмотрев на себя в зеркало, Кристиано недовольно скривился. Все эти предметы роскошной жизни словно нарочно не давались ему, как бы напоминая о том, что он самозванец. Какой парнишка из пригородов Неаполя умеет завязывать галстук-бабочку? У него не было ни малейшего желания появляться на вечере, находиться в центре внимания и отвечать на бесконечные вопросы о возобновлении карьеры гонщика. Черт бы побрал эту Анджелику, во всеуслышание объявившую о том, что он возвращается в «Формулу-1»!

Отвернувшись от зеркала, Кристиано запустил пальцы в еще мокрые после душа волосы и тяжело выдохнул. Почти все, чего он добился за последние двенадцать лет, явилось результатом желания сбежать от прошлого. От прошлого сбежал. А теперь и будущего нет…

Сорвав галстук с шеи, Кристиано швырнул его на кровать и подошел к огромному платяному шкафу. Это была единственная мебель во всей просторной комнате — кровать и шкаф. Он купил виллу в пригороде Монте-Карло уже шесть лет назад, но так и не сподобился обставить дом. До аварии у него на это вечно не хватало времени: во время сезона он постоянно переезжал с места на место, а в межсезонье либо уезжал куда-нибудь кататься на лыжах или заниматься подводным плаванием, либо продолжал тренироваться. А после аварии…

С неоправданной резкостью Кристиано распахнул двери шкафа и вытащил потертый кожаный чемодан.

«После аварии я долго ждал, когда сотни мелких кусочков пазла сложатся вместе, чтобы я смог жить дальше, но ничего не вышло, — мрачно признался он себе. — Значит, надо попробовать последний шанс, то есть последовать совету доктора Фурнье».

Покачав головой, Кристиано принялся решительно наполнять чемодан. Он всегда путешествовал налегке, и ему потребовалось лишь несколько минут, чтобы упаковать все необходимое.

Пожалуй, впервые в жизни он прислушается к чужому совету. Ему во что бы то ни стало надо вспомнить свой последний день до аварии. А значит, при первой же возможности он сбежит с вечера и уедет в Куршевель.

— Спокойной ночи, мамочка! — Спокойной ночи, дорогой! Приятных сновидений… Я позвоню…

В трубке раздались гудки. Голос у сына был довольным, и Кейт засомневалась, что Лиззи удастся уложить их с Руби спать в ближайшее время. Однако самым важным для нее было то, что он нормально перенес ее отъезд.

Бросив телефон в черную сумочку, Кейт нехотя встала с кровати. Взглянув в зеркало, она отметила, что стала еще бледнее, чем до разговора с Александром. Глаза у нее лихорадочно сверкали, волосы без всякого порядка падали на плечи, наверняка потому, что она не успела как следует высушить их феном. Ну и бог с ними, оставит распущенными, так по крайней мере у нее будет возможность надвинуть их на лицо в случае необходимости.

Осторожно нанеся помаду, которую купила за сумасшедшие деньги по настоянию Лиззи, Кейт отступила, чтобы посмотреть на эффект, и не сдержала нервного смешка. Если раньше она напоминала привидение, то теперь превратилась в вампиршу. Не задумываясь ни секунды, Кейт потянулась за салфеткой и стерла помаду с губ. К чему все эти глупости?

Пусть Лиззи и потратила немало времени на то, чтобы объяснить ей важность внешнего вида, Кейт так и не прониклась ее речами. Выделяться из толпы, чтобы Кристиано Мареска обратил на нее внимание? Смешно!

Да и в конце концов, разве в прошлый раз он не заметил ее в простом сером костюме? На ней не было ни платья с глубоким вырезом, ни кричащего макияжа, ни туфель на высоченных каблуках. Кристиано видел настоящую Кейт. Он сумел заглянуть ей в душу и сам поделился с ней наболевшим.

«Я перед тобой всю душу излил. Никогда такого со мной не было», — вспомнились ей его слова.

Именно их предельно искренний разговор заставлял ее верить и ждать Кристиано все эти четыре года. Разве он не признался тогда, что это была не просто вспышка страсти, их связывают более глубокие отношения. Войдя в лифт, Кейт потупилась, чтобы не видеть своего отражения в зеркалах. Она боялась, что на лице отразятся все переполнявшие ее эмоции.

— Добрый вечер, мадам, — приветствовал Кейт внизу молодой швейцар. — Могу ли я вам чем-нибудь помочь? Может быть, вызвать такси?

— Нет, спасибо, — ответила она, поежившись из-за холодного порыва ветра, и посмотрела в сторону ярких огней казино. — Мне только улицу перейти.

— Вы идете на презентацию «Кампано», мадам? Прекрасного вам вечера!

«Спасибо за пожелание, — подумала Кейт, спускаясь по лестнице. — Но я приехала сюда не для того, чтобы радоваться жизни. Мне нужно захлопнуть дверь в прошлое и попытаться начать новую жизнь».

Площадь перед казино опустела. Вечер уже начался, и у входа толпилась лишь кучка любопытных туристов. Ей был чужд мир, который простирался за дверьми казино. Дрожь ее усилилась, но ветер тут был ни при чем.

Кейт решительно вздернула подбородок. Доминик прав! Пришло время взять ситуацию под контроль и встретиться со своими страхами. Держа сумочку перед собой как щит, Кейт преодолела последние ступеньки и вошла в роскошный зал казино Монте-Карло.

* * *

— Как тебе вечеринка? Нравится? — спросила Анджелика, найдя Кристиано на балконе и протянув ему бокал шампанского.

Сквозь громкую музыку он все же разобрал довольные нотки в ее голосе и понял, что Анджелике хотелось услышать от него комплименты и слова благодарности.

В висках Кристиано гудело и пот струился по лбу. Однако возможности сбежать незамеченным у него пока не предвиделось. Тем более что только недавно началась презентация новых болидов.

— Не важно, нравится ли мне вечеринка. Я не гость, — безразличным тоном ответил Кристиано, отрывая взгляд от своего разбитого болида, выставленного в центре зала. — Главное — гости в восторге.

Анджелика посмотрела на него из-под длинных ресниц, слишком длинных, чтобы быть настоящими, и потянулась, чтобы зачем-то поправить ему воротник.

— Все рады, что ты возвращаешься. Для них ты настоящий герой, Кристиано. Увидеть своими глазами, в каком состоянии находится болид после аварии, а потом тебя в отличнейшей форме. Так рождается легенда.

Кристиано поморщился, потому что уже начал задыхаться из-за сильного аромата духов Анджелики. Ее слова также не вызвали у него энтузиазма, наоборот, они вернули его к мыслям о диагнозе доктора Фурнье. Если она права, то, несмотря на великолепную физическую форму, ему не удастся вернуться за руль болида.

— Я еще не вернулся, — мрачно заметил Кристиано, отпивая шампанское.

Оно стоило целое состояние, но Кристиано даже не почувствовал его вкуса.

— Ты обязательно вернешься, — протянула Анджелика, проводя длинным красным ногтем по лацкану его пиджака. — Ты же трехкратный чемпион мира. Тебе хватит пары гонок, пары побед, чтобы вернуть себе уверенность.

Кристиано не смог сдержаться и, тихо ругнувшись, отшатнулся от нее. Помимо Франсин Фурнье, лишь Анджелика знала о его амнезии, но она понятия не имела о кратковременных вспышках сумбурных воспоминаний, сердцебиении и тревоге, возникавших у него в тот момент, когда он усаживался в болид.

— Ты не представляешь всех сложностей, — отрезал Кристиано, прекращая разговор.

— Я всегда готова помочь, — тихим голосом произнесла Анджелика. — Если тебе что-нибудь…

— Расскажи мне еще раз о вечере после квалификации и дне аварии, — прервал ее Кристиано. — Что я делал?

Было видно, что просьба застала Анджелику врасплох, и она напряглась. Лицо ее сделалось непроницаемым.

— Я уже говорила тебе: ничего особенного тогда не произошло.

Взгляд Кристиано снова вернулся к груде металла, в которую превратился его болид в результате аварии.

— Знаю. Повтори еще раз, — твердым голосом попросил он и услышал, как Анджелика раздраженно вздохнула.

— После квалификации у тебя было назначено интервью с представителем нашего спонсора — изготовителем воды «Чистый источник». Они прислали какую-то девочку, и я отвела ее в холл, а ты отправился принять душ и немного отдохнуть. У одного из друзей Сильвио на яхте начиналась вечеринка, поэтому около шести почти все ушли из боксов. Предполагаю, что ты за час ответил на все вопросы и отправился домой.

— А утро перед аварией?

— Обычная рутина. Все как в любой другой день. Ты приехал на автодром…

— В газетах написано, что я пропустил парад гонщиков.

— Может быть, слегка опоздал. — Анджелика пожала плечами. — Это было четыре года назад. Я не помню такие мелочи. А главное… все это не имело значения после того, что произошло потом.

Боль в висках Кристиано становилась все сильнее, и какое-то безотчетное чувство заставляло его всматриваться в лица гостей, как будто выискивая чье-то лицо.

— Я был один?

— Когда приехал? — уточнила Анджелика. — Конечно, один. Почему ты спрашиваешь?

Кристиано криво ей улыбнулся:

— Потому что обычно я никогда не проводил ночь перед гонкой в одиночестве.

Теперь все это словно принадлежало другой жизни. Сколько времени прошло с тех пор, когда он летел вперед на бешеной скорости, выигрывал трофеи и соблазнял женщин… Вечность!

— Я отправилась на вечеринку. Я не видела, как и с кем ты уходил.

— Эта девушка из «Чистого источника»…

Кристиано осекся, потому что внезапно у него застучало сердце, а руки крепко сжали перила. Он быстро пробежался взглядом по толпе, пытаясь понять, чем вызвана такая странная реакция.

— Ну что ты! Она была совсем не твоего типа. — В голосе Анджелики послышалось презрение. — На ней был какой-то серый невзрачный костюм, как будто она в библиотеке работает. Ты только представь себе: надеть серый деловой костюм, когда ты в Монако и на дворе май. Ничего в ней не было особенного — простая, скучная. Девушки типа нее считают, что в постели можно только книжки читать…

Ее слова уже не доходили до Кристиано, который смотрел не отрываясь на девушку в синем сатиновом платье, которая неуверенно шла сквозь толпу гостей. Он не понимал, почему следит за ней, но в следующее мгновение у него начался очередной приступ головной боли.

В зале, заполненном красивейшими женщинами мира, он не должен был обратить на нее внимание, но Кристиано понял, что потерял интерес ко всему вокруг. Он не мог оторвать от нее взгляда. Она была стройной, но вырез платья подчеркивал пышную грудь. Ее темно-золотистые волосы были распущены. Они свободно падали ей на плечи и слегка завивались внизу. Поведение девушки слегка удивило Кристиано. Она шла вперед так нехотя, как будто готова была в любую минуту повернуться и убежать из казино.

— Кто это? — глухим голосом спросил Кристиано.

Анджелика посмотрела на него с удивлением и проследила за направлением его взгляда.

— Думаю, ты не о женщине в красном платье от Дольче и Габбана меня спрашиваешь? Если ты не знаешь, кто это…

— В синем платье.

— О… — выдохнула Анджелика, теряя к разговору всякий интерес. — Понятия не имею. Вероятно, подружка одного из механиков. Но точно не из списка VIP-гостей. Кажется, я ее где-то уже видела, но не могу вспомнить где.

Кристиано никак не отреагировал. Девушка была теперь прямо под ними. Всучив свой бокал с шампанским ничего не понимающей Анджелике, он бросился вниз по лестнице.

— Кристиано! — Голос за его спиной был полон удивления и возмущения. — Кристиано! Куда ты?

Но он уже был далеко.

Глава 3

Зрелище разбитого болида всколыхнуло в Кейт забытые ночные кошмары. Сочетание искореженного металла, едва не унесшего человеческую жизнь, с роскошной обстановкой казино ужаснуло ее, и у нее от переизбытка эмоций даже закружилась голова.

Кейт захотелось поскорее уйти куда-нибудь. Она с трудом протискивалась сквозь толпу, почти не различая лиц, вдобавок слишком громкая музыка била по барабанным перепонкам. Зал слегка покачивался у нее перед глазами, и куда бы она ни посмотрела, всюду видела улыбающихся и довольных собой незнакомых людей, которые пили шампанское, смеялись и болтали. Ей удалось в конце концов найти нужные двери, которые вели в холл, и девушка бросилась в их сторону.

В холле не было ни души. Холодный воздух с улицы слегка освежил Кейт, и она замедлила шаг. Только бы Мэри и Иэн не видели ее бегства, а то вдруг им придет в голову пойти за ней, чтобы уговорить вернуться.

— Подожди! — раздался вдруг голос за спиной.

«Боже! Мне уже начинает мерещиться его голос! — пронеслось у нее в голове, когда она остановилась как вкопанная. — Может быть, мне все это снится?..»

Но тут сильные руки легли ей на талию и потянули назад.

— Подожди! Не беги!

Кейт повернулась и увидела Кристиано. О боже, он стал еще красивее! Сердце мгновенно затрепетало, и губы сами собой раскрылись.

Кристиано не медлил ни секунды, он схватил Кейт за плечи, притянул к себе и прильнул к ее губам. Кейт мгновенно ответила на поцелуй. В нем отразились все накопившиеся за прошедшие четыре года эмоции: боль, одиночество, отчаяние… Однако вскоре их вытеснило ощущение беспредельного счастья.

Неожиданно музыка, доносившаяся из соседнего помещения, сделалась громче.

— Кристиано! В чем дело? — раздался резкий и нетерпеливый женский голос.

Мареска мгновенно оторвался от губ Кейт и повернул голову, чтобы взглянуть на вошедшую женщину. В следующее мгновение он отпустил плечи Кейт и отстранился от нее. Потеряв опору, Кейт слегка пошатнулась, а руки бессознательно потянулись ко рту, чтобы скрыть глупую, блаженную улыбку, появившуюся на лице.

В проеме, откуда лился яркий свет и доносился шум зала, стояла Анджелика, секретарша Кристиано. Кейт хорошо помнила эту красивую, с экзотической внешностью женщину по Гран-при Монако, и потом видела ее, когда навещала Кристиано в больнице. Она почувствовала на себе презрительный взгляд Анджелики и поежилась.

— Сейчас будет выступать Сильвио, — произнесла женщина, посмотрев на Кристиано и словно забыв о присутствии еще кого-то в холле.

— Знаю, — бросил Кристиано в ответ. — Я буду через минуту.

Анджелика выдержала паузу, как будто собираясь что-то добавить, но затем развернулась и исчезла в зале. Двери за ней закрылись, снова отгородив Кристиано и Кейт от шума толпы.

Кейт поняла, что дрожит всем телом. Она никак не могла прийти в себя после поцелуя и осознать, что момент, которого она ждала все эти четыре года, наступил. Кристиано Мареска стоял перед ней.

Ей было трудно поверить, что все это не сон. Кейт с изумлением всматривалась в лицо Кристиано, пытаясь убедить себя в реальности происходящего. Раньше она видела Кристиано только в комбинезоне гонщика или в майке и джинсах, поэтому ей было сложно привыкнуть к его новому облику. В вечернем костюме он, конечно, выглядел еще более привлекательно.

Кристиано медленно повернулся к ней, и при ярком свете многочисленных люстр его лицо показалось Кейт бледнее обычного. Она не могла понять, почему Кристиано молчит, почему смотрит на нее таким странным взглядом.

— Прошу прощения, — наконец проговорил он безразличным тоном. — Мне не следовало этого делать.

Неприятный холодок пробежал по спине Кейт, и она нервно сжала руки.

— Ничего страшного, — пробормотала девушка.

— Я так не думаю. Боюсь, я обознался. Прошу прощения…

— Кейт. Меня зовут Кейт, — напомнила она ему, и голос у нее дрогнул.

Ей следовало как можно скорее убежать в гостиницу и закрыться в номере. События развивались по наихудшему из сценариев. Зачем тогда ждать окончания?

Он кивнул в ответ и сделал шаг назад по направлению к дверям.

— Кейт. Прости мне мое… импульсивное поведение. Было приятно познакомиться.

Кейт почувствовала себя так, будто кто-то сильно ударил ее в живот. Хотелось вдохнуть побольше воздуха и согнуться пополам, чтобы облегчить боль. Поцелуй лишь ошибка! А она-то решила, что Кристиано узнал ее. Обрадовалась, что он помнит ее. А он…

Кристиано повернулся и пошел к дверям. Его плечи были напряжены, но шел он быстрыми шагами. Сердце Кейт сжалось, когда он взялся за ручку двери. Еще мгновение — и он вернется в шумный зал, набитый людьми, а она останется одна. У нее оставался последний шанс поговорить с ним, и нельзя было его упускать.

— Мы… мы встречались раньше. Я работаю в компании «Чистый источник». Я приходила, чтобы взять интервью перед Гран-при Монако…

Она осеклась, ей не хотелось выглядеть навязчивой, не дай бог, Кристиано примет ее за одержимую фанатку и вызовет охранников.

Кристиано замер на мгновение и через несколько секунд, которые показались Кейт вечностью, опять повернулся к ней.

— Кейт Эдвардс. — Голос его был мягким, а тон оставался нейтральным, хотя все черты лица вдруг почему-то заострились. — Ты брала у меня интервью после классификации в Монако четыре года назад.

— Да, — подтвердила она.

Значит, он знал, кто она. Знал, но все равно стоял на расстоянии. Глаза у него странно сверкали, но любви в них не было. Кейт не видела у него на лице отражения ни одной из тех эмоций, которые почувствовала сама, когда увидела его перед собой, — ни радости, ни восторга, ни облегчения после долгого ожидания.

Сердце ее гулко стучало, и по телу опять пробежала дрожь. Не в силах выдержать напряжения затянувшегося молчания, Кейт стала потихоньку двигаться в сторону выхода.

— Я рада, что с тобой все в порядке. Рада, что ты возвращаешься… если это то, что ты хочешь… — Платье постоянно путалось у нее в ногах и мешало идти. — Было приятно тебя снова увидеть.

Ей уже удалось добраться до выхода. Кейт подхватила подол и как могла быстро в своих туфлях на высоких каблуках сбежала по лестнице вниз. Она не остановилась до тех пор, пока не оказалась в своем номере. Только тогда Кейт вспомнила о письме, которое лежало у нее в сумочке.