Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

* * *

Речь Сильвио оказалась, к облегчению Кристиано, короткой. Пока толпа благосклонно аплодировала ему, Кристиано сумел протиснуться к Анджелике.

— Я спал с ней, да? — выпалил он, гневно смотря на женщину.

— С кем? — переспросила она, делая вид, будто не понимает, о ком идет речь.

Кристиано сжал зубы и заставил себя успокоиться, почувствовав, что теряет контроль над собой. Вечер, которого он ждал не без опасения, становился все больше похожим на кошмар.

— С Кейт Эдвардс, — выдохнул Кристиано. — Из «Чистого источника». Я провел с ней ночь перед аварией. Почему ты не сказала мне об этом?

Анджелика уже не притворялась. Наигранное удивление в ее глазах исчезло, сменившись на презрение. Она пренебрежительно пожала плечами:

— А какое это имеет значение? Ты спишь со всеми подряд!

Лицо Кристиано перекосилось, и он резко взмахнул рукой, отчего Анджелике на секунду показалось, что он собирается ударить ее. Однако Кристиано запустил пальцы в волосы и тихо выругался. В следующее мгновение он уже устремился к выходу, расталкивая всех оказавшихся у него на пути гостей.

«Кроме меня! — хотелось ему крикнуть Анджелике, пока она смотрела ему вслед. — Со всеми, кроме меня!»

Адреналин бурлил в крови Кристиано, когда он спускался по лестнице казино. Холодный воздух слегка остудил его, и ощущение свежести оказалось более пьянящим, чем шампанское. На улице пульсация в голове слегка ослабла, и он даже почувствовал небольшое облегчение. Конечно, Сильвио будет искать его, чтобы фотографы могли сделать снимки для журналов, на которых великий гонщик был бы запечатлен со своей старой машиной и будущей. Однако Кристиано не собирался возвращаться. Ему было необходимо найти Кейт Эдвардс.

Он, к счастью, видел, как Кейт, выбежав из казино, пересекла площадь и исчезла в отеле напротив, а потому сразу направился туда.

Кристиано благодарно кивнул швейцару, открывшему перед ним дверь, и остановился в холле отеля. У него в голове всплыли слова Анджелики о том, что девушка, приходившая брать у него интервью, была совершенно не в его вкусе. В каком-то смысле она права: Кейт Эдвардс отличалась от всех тех девушек, с которыми он обычно спал. Однако в ней было что-то такое, что притягивало его, и Кристиано не сомневался, что переспал с ней той ночью, воспоминания о которой ему необходимо было восстановить. Ему казалось, что эти воспоминания стоят того, чтобы их воскресить. Или повторить, особенно если это поможет ему освежить память о двадцати четырех часах, предшествовавших аварии.

Администратор оторвала глаза от экрана компьютера, когда он подошел к стойке, и, поняв, кто перед ней, заметно напряглась.

— Вы не могли бы подсказать, в каком номере остановилась Кейт Эдвардс? — твердым голосом произнес Кристиано.

Губы у девушки приоткрылись от удивления, и поэтому ответила она не сразу.

— Простите… простите, синьор Мареска… но я… я не могу…

— Уверен, что мисс Эдвардс поймет… — Кристиано понизил голос и, посмотрев прямо в глаза девушке, улыбнулся. — Пожалуйста.

Щеки у нее покраснели, и пальцы быстро застучали по клавиатуре. Хотя он уже давно ни с кем не флиртовал, однако навыков, похоже, не растерял. Оставалось лишь надеяться, что Кейт Эдвардс тоже не сможет устоять перед его обаянием. Благодаря ей он может попробовать восстановить память. Они вместе провели ночь перед аварией. Вторая ночь должна была помочь ему справиться с амнезией!

«Вот все и кончено», — подумала Кейт, тяжело вздохнув. После четырех лет надежд и ожиданий ее мечты рухнули в один момент. Дрожащей рукой она сгребла дорогую косметику, купленную по совету Лиззи, и быстро запихнула все в косметичку.

— Бесполезная трата денег! — вырвалось у нее, ведь она почти ничем не воспользовалась.

Но разве можно было сравнить потраченные впустую деньги с четырьмя годами жизни! Кейт сжала зубы и потянулась за своим стареньким чемоданом. Ни секунды больше она не собиралась терять на мужчину, который даже не помнил о том, что переспал с ней. Жестокосердный плейбой не заслуживал ни единой ее слезы!

Выпрямившись на мгновение, Кейт сжала руки в кулаки, пытаясь сдержать рвущиеся из груди рыдания. Сделала несколько глубоких вдохов. Обиднее всего ей было из-за того, что после перенесенного унижения в ней все еще не утихало желание, которое пробудил Кристиано своим поцелуем.


Увидев собственное отражение в зеркале, Кейт замерла на некоторое время, а потом дрожащей рукой прикрыла рот. Сцена поцелуя повторилась у нее в голове словно в замедленной съемке, и дрожь снова охватила ее.

«Как я могла быть такой дурой? — ужаснулась Кейт. — Зачем я ответила на поцелуй? Зачем ждала его четыре года и мучила себя?»

Воспоминания нахлынули на нее, и не было сил прогнать их. Кейт вспомнила, как вначале каждую минуту ждала звонка Кристиано, а потом по ночам, лежа в постели, смотрела в темноту и думала о нем. Она не забыла и чувства одиночества в очереди на прием к врачу, ведь женщины обычно приходили с мужьями, которые поддерживали их. Никто не встретил ее и после выписки из роддома. Отец не взял Александра на руки, осторожно и неуклюже, чтобы посмотреть на него восторженно-удивленным взглядом. Все это время ей хотелось, чтобы Кристиано находился рядом, и она никак не могла забыть того, как он целовал ее, как ласкал и как смотрел ей в глаза. И каждый раз в голове у нее звучал его голос: «Мы обязательно продолжим разговор. Прошлая ночь была лишь началом. Жди меня».

И Кейт ждала, надеялась и верила, что из-за аварии Кристиано не может с ней связаться, но думает о ней так же, как и она о нем. Теперь ей стало понятно, какой наивной и глупой она была. Что могло ему мешать найти ее и связаться с ней? Того мужчины, которого она прождала все эти долгие четыре года, не существовало.

— Поздравляю, — тихо сказала себе Кейт. — Эта поездка не была пустой тратой времени и денег.

Теперь ты наконец увидела настоящего Кристиано Мареску и поняла, что такой отец твоему сыну не нужен!

Она даже почувствовала облегчение, что не отдала Мареске письмо. Александру будет лучше без Кристиано — у нее не было в этом никаких сомнений. Слеза покатилась у нее по щеке, когда Кейт представила своего мальчика.

«Кристиано не заслуживает того, чтобы называть себя его отцом, — подумала она с горечью. — Назвать себя родителем может только тот, кто любит ребенка, заботится о нем, жертвует всем ради него, не спит ночами и готов прийти на помощь в любую минуту. А Кристиано Мареска такими качествами явно не обладает. Переспать с женщиной совершенно недостаточно, чтобы считать себя вправе называться отцом ее ребенка».

Осознав вдруг, что она дрожит, Кейт потянулась за свитером и натянула его прямо на синее платье. Решив, что ей нужно сосредоточиться на сборе вещей, она принялась методично складывать одежду в чемодан. Неожиданно раздавшийся стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

Поскольку она просила на ресепшн узнать о ближайших рейсах в Англию, Кейт с облегчением поспешила к двери, надеясь услышать обнадеживающую информацию. Про себя она молилась о том, чтобы удалось найти место на самолете, который вылетал бы прямо в ночь, чтобы уже утром она смогла накормить Александра завтраком.

Однако, открыв дверь и увидев перед собой не работника отеля, а Кристиано Мареску, Кейт похолодела. Она инстинктивно попробовала захлопнуть дверь, но реакция гонщика не подвела Мареску. Кристиано успел поставить свою ногу и конечно же оказался сильнее. Кейт могла только отступить назад, потому что Мареска решительно распахнул дверь и перешагнул через порог.

— Что тебе нужно? — спросила она его возмущенно.

Ее раздражало то, что у нее нервно вздымалась грудь и дрожали руки, а Кристиано выглядел абсолютно невозмутимым. Лицо его напоминало маску, а глаза буравили ее насквозь.

— Хочу с тобой поговорить, — тихо ответил Кристиано, и Кейт не смогла сдержать усмешки.

— Неужели! Пять минут назад я не заметила у тебя такого желания, — сказала она и скривилась, потому что голос ее дрожал, выдавая волнение.

— Нас прервали, — заметил Кристиано, прислоняясь к стене и не сводя с нее взгляда. — Я надеялся, что ты подождешь.

— А я ждала, — взорвалась Кейт и решительно направилась в глубь комнаты, потому что ей показалось необходимым увеличить расстояние между ними. — Но только это было в прошлый раз. Помнишь?

— О чем? — переспросил Кристиано, и что-то в его тоне заставило Кейт посмотреть на него.

Он оттолкнулся от стены и подошел к ней с решительностью, которая ее испугала.

— Забудем об этом, — пробормотала она и принялась укладывать лежащие на кровати вещи в чемодан. — Это все уже не важно.

Кейт надеялась, что он уйдет, если она будет игнорировать его, но ошиблась. Кристиано, наоборот, подошел к ней ближе и, схватив за плечи, заставил взглянуть на себя.

— Ты не права, — сказал он, улыбнувшись ей кривой ироничной улыбкой, при виде которой у нее заныло сердце. — Что ты делаешь?

— Собираю вещи! Я уезжаю домой!

Кристиано нахмурился, но хватка его не ослабла.

— Как обидно, — медленно проговорил он. — А я бы хотел получше тебя узнать. Я могу попробовать переубедить тебя?

Легким движением Кристиано убрал упавший ей на щеку локон и посмотрел Кейт в глаза. Из-за волны желания, тут же охватившего ее, она не смогла сразу ответить.

— Нет, — выдохнула она в конце концов и, высвободившись, отошла подальше от Кристиано к другому концу кровати. — Не хочу быть в длинном списке твоих побед, тем более что я уже в нем есть. Одного раза с меня вполне достаточно. Я не повторю свою ошибку четырехлетней давности и не окажусь снова в твоей…

Стук в дверь заставил Кейт нервно вздрогнуть, и она осеклась, а затем поспешила к двери, думая о том, что на ней все еще было вечернее синее платье, а вся остальная одежда уже лежала в чемодане. Почему-то, когда речь заходила о Кристиано Мареске, у нее начисто пропадала способность соображать и мыслить логически.

— Добрый вечер, мадам.

На этот раз за дверью она увидела сотрудника отеля — невысокого мужчину с усами, похожими на усы Эркюля Пуаро.

— Вы просили узнать о местах на ближайшие рейсы в Лидс? — вежливо спросил он.

— Да, я уже даже начала…

— Простите меня, мадам, но, к моему величайшему сожалению, я не могу обрадовать вас. Из-за сильного тумана в Лидсе большинство рейсов туда отменено, а остальные направляются в Лондон.

Кейт почувствовала, как пол стал уходить у нее из-под ног.

— Но это невозможно! Должен быть выход…

— Боюсь, что ситуация такова, — с сочувствием произнес мужчина. — Я просмотрел все авиакомпании по вашему направлению. Конечно, если это срочно, то я могу уточнить возможность чартерного рейса.

В его тоне слышалось сомнение в том, что это будет для нее выходом. Ему было абсолютно ясно, что стоящая перед ним женщина вряд ли потянет подобные траты.

— Очень сожалею, мадам. — Мужчина слегка поклонился. — Если я чем-то еще смогу вам помочь, обращайтесь на стойку гостиницы.

— Спасибо, — пробормотала Кейт и, закрыв дверь, прислонилась к ней.

Ей не удавалось подавить охватившего ее разочарования: завтра утром она не сможет обнять проснувшегося сына. Доминик отправил их в Монако на целую неделю, чтобы они смогли насладиться жизнью в роскошном отеле и прогулками по городу, и билеты у них были лишь на пятницу. Когда он сообщил о своем решении, она не стала с ним спорить. Только сейчас Кейт поняла, что ее молчание было обусловлено тем, что у нее сохранялась надежда встретить Кристиано и снова быть вместе с ним.

«Глупая, глупая, глупая», — повторяла она про себя, сжимая от отчаяния зубы. Ей ужасно хотелось домой, а как это сделать — непонятно! К тому же у нее в номере возле окна стоял Кристиано Мареска.

— Итак, ты пока домой не едешь, — констатировал он, не поворачиваясь к ней.

— Слишком много радости в твоем голосе, — саркастически ответила Кейт, даже не пытаясь уже скрывать свои чувства. Она слишком устала, чтобы играть в игры.

— Я не хочу, чтобы ты убежала до того, как мы сможем поговорить.

— О чем? — спросила она нервно, потому что вдруг у нее пронеслась мысль, что Кристиано каким-то образом узнал о сыне.

У Кейт слегка закружилась голова от волнения, и ей захотелось присесть на кровать, но она испугалась, что Кристиано тут же усядется рядом.

— О ночи, которую мы провели вместе.

Кейт нервно рассмеялась.

— С чего бы это? — спросила она. — Очевидно, что в лучшую десятку она у тебя не попала. Смешно, конечно, было на что-то надеяться… Если ты ложишься в кровать к известному плейбою, то не жди от него цветов и нежностей. Но хотя бы узнать при встрече, мне кажется, можно. Особенно после того…

Кейт осеклась, поняв, что из-за волнения слишком много болтает, да и стоящие в глазах слезы мешали ей говорить.

— После чего? — спросил он.

— Забудь… — вырвалось у нее, но потом она криво улыбнулась. — Что я говорю, глупая! Ты уже и так все забыл. Разве нет?

Кристиано выругался и, резко схватив ее за руку, заставил посмотреть на себя.

— Да! — выкрикнул он, и лицо у него стало мертвенно-бледным. — Да, черт возьми! Я ничего не помню. Я не помню ничего из того, что происходило после квалификации и до аварии. Двадцать четыре часа моей жизни, а я ни черта не помню! Именно поэтому мы должны поговорить. Я должен знать! Я хочу все вспомнить!

Казалось, время остановилось, и какое-то время они простояли, молча смотря друг на друга, но потом до Кейт дошел смысл его слов.

— О боже! Кристиано! — прошептала она. — Какой ужас! Мне так жаль… Я не знала. Я и предположить такого не могла…

Кристиано выпустил ее из своих рук и, развернувшись, вернулся обратно к балконной двери. Он нервно провел по лбу рукой, не понимая, зачем признался в потери памяти. У него в планах было любым способом разговорить девушку, чтобы узнать все подробности дня аварии, а не самому изливать ей душу и делиться своими проблемами. Никто не должен знать о них. Где гарантия того, что она не пойдет и не расскажет обо всем газетчикам?

— Конечно, потому что я не хотел этого афишировать, — мрачным голосом пробурчал он.

— Но почему? Ты попал в страшную аварию, и люди бы…

— Люди с удовольствием растрезвонили бы об этом на весь свет, — резко прервал ее Кристиано, потому что ему вдруг захотелось подойти к ней и поцеловать еще раз, а таким способом он смог удержать себя от опасного поступка. — Они бы знали, что я до сих пор не полностью восстановился. Ты представляешь, что бы случилось, если бы все узнали, что я не помню двадцать четыре часа из своей жизни. Сколько бы женщин заявили, что я с ними переспал и их ребенок от меня? Таблоиды были бы обеспечены темами года на три как минимум, а мне пришлось бы молчать в тряпочку, потому что… не могу вспомнить.

— О… — выдохнула Кейт и нервно спрятала дрожащие пальцы в рукавах свитера. — Я об этом не думала. Зачем кому-то придумывать такие вещи?

Теперь настала очередь Кристиано горько усмехнуться.

— Ты не представляешь, сколько людей ищут пятиминутной славы и возможности получить пару сотен за свою выдуманную историю. Конечно, есть тест ДНК и какие-то нестыковки всегда можно найти, но само обвинение уже будет произнесено и быстро не забудется.

Кейт растерянно посмотрела вокруг себя, но потом, сложив руки на животе, медленно перевела взгляд на Кристиано:

— Тебе больше не нужно этого бояться. Ты провел тот вечер и ночь со мной. — Ее вымученная улыбка заставила сердце Кристиано сжаться. — Я знаю, что произошло, и я обещаю тебе, что ни в какие газеты это не попадет. Можешь не переживать. Смело возвращайся на вечеринку к своим фанатам и ни о чем не беспокойся.

Голос у нее был мягким и грустным, и Кристиано старался изо всех сил сфокусироваться на словах, которые она говорила. Он хотел понять их смысл и скрытые намерения девушки, однако головная боль внезапно усилилась.

— Не собираюсь туда возвращаться, — возразил Кристиано, вспомнив вдруг, как именно он планировал провести предстоящую ночь.

Ему необходимо соблазнить ее! Она должна оказаться с ним в постели и рассказать ему все, о чем он не помнил. Однако Кристиано понял, что недооценил Кейт, поскольку рассчитывал, что достаточно будет одного намека, чтобы она мгновенно упала ему в объятия. Он знал, что в зале осталось много женщин, которые, без сомнения, искали его в надежде понравиться, а Кейт оказалась другой. Это, с одной стороны, интриговало, но с другой — раздражало. Кристиано не планировал одновременно бороться и с болью в голове, и с нарастающим желанием в брюках, и с неприступной красавицей.

— Почему? — тихо спросила она.

— Я уезжаю на время.

— О! Куда?

— В Альпы. Мне дали ключи от дома рядом с Куршевелем.

До них доносились музыка и шум из казино, и Кристиано вдруг понял, как он счастлив, что сбежал оттуда и нашел Кейт. Она медленно подняла голову и посмотрела на него. Глаза у нее были огромными и встревоженными.

— Ты ночью туда поедешь?

Кристиано слегка кивнул, не отводя от нее взгляда.

— Прямо сейчас.

— Один? — спросила Кейт и нервно облизнула губы.

Это движение не осталось незамеченным, и Кристиано мгновенно почувствовал новый прилив желания.

— Надеюсь, что нет, — сказал он, и в комнате повисло напряженное молчание.