Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 4

Ночь была темной, без единой звезды на небе. Сидящей на пассажирском сиденье Кейт оставалось только гадать, где они находятся. Да и куда они едут, она тоже не очень четко представляла. Ей оставалось лишь нервно кусать губы и вглядываться в темноту за стеклом.

Признание Кристиано в потери памяти из-за аварии пробудило в ней надежду, но она потихоньку угасла, и на ее место вернулось прежнее отчаяние. Конечно, Кейт чувствовала некоторое облегчение при мысли, что нашлась веская причина, почему он ни разу не связался с ней за все эти четыре года. И странно, почему она сама не подумала о такой возможности, ведь всем было известно, насколько серьезна авария. Это известие так окрылило ее, что она, почти не колеблясь, согласилась поехать с Кристиано в Альпы.

Однако время шло, и Кейт все больше понимала, что ей следует оставаться реалисткой. Ведь она снова стала для него незнакомкой. Авария стерла память не только о том, что они делали вместе, но и о его отношении к ней. Кристиано явно не доверял ей. Ее рассказ о той ночи он мог воспринять превратно и решить, что она просто хочет его денег, славы и сердце вдобавок.

— Ты в порядке? — спросил Кристиано, бросив на нее быстрый взгляд.

Она кивнула и скрестила пальцы, чтобы не было заметно, как у нее дрожат руки.

— Отличная машина. Производит впечатление, — сказала Кейт, надеясь завести нейтральный разговор, и едва не добавила, что ее сыну она бы точно понравилась.

— Последняя модель «Кампано», — безразличным тоном ответил Кристиано. — Сильвио просил ее протестировать, а потом упоминать в различных интервью о достоинствах.

Он и собирался ее протестировать, но почему-то ехал со скоростью, которая больше подходила для семейной машины. По странной причине то обстоятельство, что рядом с ним сидела Кейт, заставляло его соблюдать скоростной режим и осторожничать при обгонах.

— Нам еще долго ехать? — спросила Кейт, заметив появившиеся вдалеке пики Альп.

Что-то в ее тоне подсказало Кристиано, что она начинает сожалеть о своем согласии поехать с ним. Но и он сам уже был не рад, что пригласил Кейт. Ему следовало поговорить с ней в отеле, добиться того, чтобы она в подробностях рассказала об их первой встрече, а утром одному поехать в Альпы.

— Где-то часа три. Дом прямо в горах, поэтому дороги тут не самые лучшие. Ты на лыжах катаешься?

— Нет, — покачала она головой, и копна волос скрыла от него ее лицо.

— Придется мне тебя научить, — сказал он.

— И я встану на лыжи в этом платье, да? — Кейт рассмеялась. — Боюсь, что у меня с собой нет подходящей одежды.

Кристиано заставил себя отвести взгляд от ее длинных тонких пальцев и посмотреть на дорогу.

— Уверен, что у Франсин найдется что-нибудь подходящее.

— Франсин? — переспросила Кейт, и в ее голосе послышалась нескрываемая тревога.

— Мой лечащий врач. Она дала мне ключи от своего дома.

«И это ее идея, что я должен бросить все и уехать куда-нибудь на время, — мрачно подумал Кристиано. — И, видимо, не самая лучшая».

Ему было тревожно, что он бросил тренировки и команду, и это чувство только усилилось из-за Кейт Эдвардс, сидящей рядом. Одно дело — соблазнить ее и переспать с ней в отеле в надежде, что это поможет ему разговорить девушку, а может быть, и вернет память, и совсем другое — провести с ней несколько дней наедине.

«Мне велели расслабиться! — напомнил себе Кристиано. — А я что делаю?»

— С лыжами у меня ничего не получится, — сказала Кейт тихим голосом. — Я не самый спортивный человек. И не самая смелая. Той ночью… — начала было она, но замолчала.

Стиснув зубы, Кристиано посмотрел на нее:

— Продолжай. Скажи, что хотела сказать.

— Той ночью в Монако ты повез меня к себе в дом. Должна признаться, что всю дорогу мне было ужасно страшно.

Кристиано иронично улыбнулся, но Кейт заметила благодаря фарам встречной машины, что он крепко сжимает руль. Так крепко, что у него побелели костяшки пальцев.

— Не надо, — пробормотала она и закрыла глаза, когда Кристиано пошел на обгон уже давно едущего перед ними грузовика.

— Ты не очень любишь скорость, как я погляжу, — усмехнулся он.

— Не люблю, — призналась Кейт. — Но мой брат был твоим поклонником. Этого было достаточно, чтобы меня послали взять у тебя интервью.

— Был?

— Он погиб за год до нашей первой встречи. В аварии. — Кейт попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось. — Наверное, в этом и заключается причина, почему я была испугана тем, как ты вел тогда машину. Мой брат разбился, мой отец тоже разбился, но давно. Ничего удивительного, что машины заставляют меня нервничать.

Сняв одну руку с руля, Кристиано погладил ее по волосам:

— Ты мне об этом рассказывала?

Кейт откинулась на кожаную спинку сиденья, внезапно почувствовав себя усталой и потерянной.

— Не в машине. Я тогда рот не могла открыть от страха, но потом… да, мы много разговаривали.

«Боже! Я помню все так, словно это было вчера», — подумала она про себя.

Чем дальше они ехали, тем сильнее холодало. Посыпал снег, и поэтому Кристиано решил остановиться, чтобы заправить машину и надеть цепи противоскольжения. Он не спешил, когда расплачивался на заправке, и к машине тоже шел медленно. Новая модель «Кампано» могла претендовать на звание самой быстрой, самой желанной машины в мире, но вот салон у нее был ужасно маленький. Из-за этого ему сложно было не думать о Кейт Эдвардс, сидящей рядом, и постоянно приходилось бороться с собой. Если бы не пассажирка, он бы уже давно был на месте.

Подойдя к машине, Кристиано заметил, что Кейт заснула. Осторожно проскользнув внутрь, он завел машину, и та плавно тронулась с места под восхищенным взглядом заправщика.

Мысли Кристиано вернулись к тому, что рассказала ему Кейт. Не объясняло ли это то, почему на протяжении всего пути он вел машину с несвойственной осторожностью? Неужели подсознание подсказало ему, что ей может быть страшно, если он решит рисковать? Значит, где-то у него в голове хранилась эта информация?

Он, без сомнения, узнал ее, хотя сам этого не понял. Одного взгляда на нее оказалось достаточно, чтобы вызвать у него ответную реакцию. Хорошие знаки! Все указывало на то, что воспоминания хранятся где-то близко, совсем близко.

По дороге было много туннелей, и каждый раз, въезжая в них, Мареска думал о своем последнем Гран-при. Он много раз просматривал запись аварии, однако ему так и не удалось вспомнить свои ощущения в тот момент.

«Шесть недель до начала сезона», — снова повторил Кристиано про себя.

Оставалось шесть недель, и он сейчас поставил на карту свое будущее, бросив тренировки. Одному Богу известно, что скажет Сильвио, узнав о его отъезде.

С другой стороны, у него нет другого выхода. Если он не сможет выступать, то его жизнь потеряет всякий смысл.

Когда шестнадцатилетним подростком он попытался угнать машину Сильвио, припаркованную у одного из театров Неаполя, он не знал, к чему это приведет. Сильвио дал ему шанс изменить свою жизнь, разглядев в нем талант гонщика. Кристиано не сомневался, что плохо бы кончил, если бы не эта встреча.

Гонки всегда были для него не просто работой, в них заключалась вся его жизнь. Своими победами он постоянно доказывал, что способен на что-то. Они служили ему оправданием за юношеские годы.

Кристиано старательно вглядывался в темноту, стараясь отыскать нужный дом. И когда перед ним наконец высветилась надпись «Сосновый бор», он облегченно вздохнул.

Въехав в ворота, Кристиано остановил машину у парадного входа дома, освещенного двумя фонарями, осторожно, чтобы не разбудить Кейт, вылез из машины и закрыл за собой дверцу.

Холодный воздух и падающий снег подействовали на него отрезвляюще, и Кристиано занялся багажом. После чего вернулся к машине. Он не мог заставить себя разбудить Кейт, поэтому аккуратно взял ее на руки и вытащил из машины. Когда она оказалась в его объятиях, Кристиано почувствовал себя очень странно. Это было какое-то абсолютно новое чувство, которое он даже не мог определить.

Кейт прижалась к нему и вздохнула, отчего новая волна желания пробежала у него по телу, и Кристиано заторопился в дом. Осторожно захлопнув дверцу машины ногой, он поспешил в тепло. Вдруг ресницы Кейт задрожали.

— Все в порядке, — пробормотал он, удивившись своему хриплому голосу, и его объятия сделались крепче. — Мы приехали. Спи.

Войдя в дом, он сразу направился на второй этаж и открыл ближайшую дверь. Положив Кейт на постель, он почувствовал, как ее тело неожиданно напряглось. Она резко выдохнула и попыталась сесть. На лице у нее появилось отчаяние.

— Кристиано…

— Я здесь, — автоматически ответил он, инстинктивно понижая свой голос до шепота.

Глаза ее открылись, и Кристиано увидел, что в них стоят слезы. Какое-то время она с болью во взгляде смотрела на него, а потом опустила веки, и тогда у нее по щекам заструились тонкие струйки слез.

— Кейт…

Сердце у него сжалось, и, ни о чем не думая, Кристиано опустился на кровать рядом с ней. Прижав Кейт к себе, он стал покрывать поцелуями ее лицо, нашептывая успокаивающие слова то на английском, то на итальянском.

— Ты действительно здесь, — выдохнула она.

На какое-то мгновение Кейт отодвинулась от него, но потом подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. И уже в следующий момент они оба уступили напору желания и их губы слились в поцелуе.

Кейт все еще не до конца проснулась, но она не хотела думать ни о чем, кроме Кристиано. Но когда ее пальцы заскользили по его шелковистым волосам, Кристиано усилием воли заставил себя оторваться от ее губ, и их взгляды пересеклись.

— Кейт!

Ему удалось выразить в одном слове все волновавшие его вопросы. В ответ Кейт молча стянула с себя свитер и отбросила в сторону. Ее щеки все еще были мокрыми от слез. И все же близость Кристиано сделала ее смелой. Потянувшись к нему, она принялась дрожащими руками расстегивать пуговицы его рубашки.

С тихим ворчанием Кристиано перехватил ее руки.

— Ты действительно этого хочешь? — прохрипел он.

— Да. Я хочу тебя, — выдохнула она, а потом обхватила его лицо ладонями. — И хочу, чтобы ты все вспомнил.

Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга, но потом со стоном, который служил признанием его поражения в борьбе с желанием, Кристиано прижал ее к себе и принялся целовать.

Глава 5

Проснувшись на рассвете, Кейт с интересом оглядела комнату. И хотя спала она мало, сразу поняла, что заснуть ей больше не удастся, ведь рядом с ней лежал Кристиано, а его рука покоилась у нее на груди.

К своему удивлению, в его объятиях Кейт чувствовала себя спокойно, даже умиротворенно. Наверное, после испытанного наслаждения мозг просто не мог перестроиться на решение проблем. Прошлое казалось нереальным, а о будущем думать не хотелось.

Кейт осторожно перевернулась на спину, чтобы рассмотреть лицо Кристиано. И сердце у нее сжалось, когда она осознала, насколько Александр похож на него — каждой черточкой лица. Вот только цвет кожи у Кристиано темнее.

Мысли об Александре заставили Кейт выскользнуть из кровати. Стараясь не шуметь, она натянула на себя первую попавшуюся майку из чемодана, а потом вытащила из сумочки телефон. Ее пальцы задели лежавшее рядом письмо, в котором сухим тоном сообщалось о существовании Александра и приводился адрес адвокатской конторы для обращения. Кейт поморщилась, резко застегнула молнию, положила сумочку на пол и на цыпочках вышла из комнаты.

Шторы нигде не были закрыты, и ей не составило большого труда спуститься вниз и найти кухню. Содержимое холодильника ее потрясло. Франсин Фурнье позаботилась обо всем: там было не только молоко, которое Кейт искала, сыр, масло, яйца и тому подобное, но даже бутылки шампанского.

Бросив взгляд на часы на стене, Кейт набрала номер Лиззи и Доминика. Хотя было рано, а в Англии на час меньше, она не боялась никого разбудить. И Александр, и Руби вставали очень рано и сразу же поднимали взрослых.

— Алло…

— Лиззи, это я, — сказала Кейт, понизив голос. — Я тебя разбудила?

— Кейт, дорогая! Конечно же нет! Я просто не ожидала тебя услышать! Ты должна еще в постели нежиться — или наслаждаясь долгим сном, который не прервут проснувшиеся дети, или… наслаждаясь сексом с великолепным синьором Мареской.

— Ну… — К своему удивлению, Кейт поняла, что улыбается, вспоминая подробности прошедшей ночи.

— Кейт! Неужели! Боже мой! Он тебя узнал?

— Не совсем. Это долгая история. Но я сейчас с ним… — Улыбка сразу же пропала с лица Кейт.

Прижав телефон к уху, она насыпала кофе в чашки и принялась наливать кипяток в них, поскольку чайник как раз закипел. Ей очень не хотелось, чтобы Лиззи принялась ее расспрашивать, поскольку сложно было объяснить тот факт, что Кристиано ее не помнил.

— Он там? Рядом? — Лиззи перешла на шепот. — Ты ему уже сказала об Александре?

— «Нет» на первый вопрос и на второй тоже. Все не так просто. — Кейт нахмурилась. — Он не такой, каким я его помню… Какой-то другой.

— В этом нет ничего удивительного, — постаралась утешить подругу Лиззи. — Прошло все-таки четыре года. Главное, что ты сейчас с ним и, видимо, страсть все еще бушует. Однако не затягивай с разговором о сыне.

Думая о встрече с Кристиано, Кейт всегда представляла две возможности развития событий: либо он отказывается от общения с ней, либо, как это бывает в фильмах, они, счастливые, падают друг другу в объятия. У нее не было готового плана, как действовать в сложившейся ситуации. Да, она снова переспала с ним, но особой доверительности, искренности, как в прошлый раз, не возникло.

— Легко сказать «не затягивай»! Не хочу, чтобы он пришел к выводу, что это ловушка и что я его к чему-то принуждаю.

— Глупости! — Кейт представила, как Лиззи недовольно закатила глаза. — Ты три года в одиночку растила его сына! Не забывай об этом, пожалуйста!

— Знаю. — Кейт вздохнула, понимая, что подруга беспокоится за нее. — Но… Но я боюсь…

— Послушай! Ты, как обычно, сразу думаешь о наихудшем сценарии! — перебила ее Лиззи. — Иди обратно в кровать к своему красавцу и прекрати волноваться! Радуйся жизни, дорогая. Договорились?

— Я… Спасибо, Лиззи. Передай Александру от меня привет и поцелуй его. Скажи ему, что я его люблю и скоро буду дома.

Кейт представила себе лицо сына, и у нее заныло сердце от мысли, что она не увидит его в ближайшее время.

— Передам! — сказала Лиззи и положила трубку.

Поставив на поднос чашки с кофе, масло, мед и булочки, Кейт отправилась обратно в спальню. Солнце заливало комнату и лежащего на кровати Кристиано. Он лежал на животе, обнимая подушку, и голова его была повернута к двери. При одном взгляде на него у Кейт перехватило дыхание. Она не могла отвести взгляда от его широких плеч, мускулистой спины и узкой талии…

— Buongiorno .

Кейт растерялась, и поднос в ее руках дрогнул.

Она так увлеклась разглядыванием Кристиано, что не заметила: он наблюдал за ней из-под полуопущенных век.

— О! Прости! — Она осеклась, почувствовав, что краснеет. — Я… я не хотела… я не хотела тебя разбудить.

Кристиано приподнялся на локте и сел, продолжая с улыбкой наблюдать за ней.

— Я уже просто лежал, — сказал он, но голос у него все еще был хриплым спросонья. — Я слышал, как ты разговаривала внизу.

— По телефону, — быстро ответила Кейт, молясь, чтобы он не слышал, о чем был разговор. Снова краснея, она посмотрела на него и постаралась улыбнуться. — Я такси вызвала. Прошлая ночь моих ожиданий не оправдала, так что я решила, что нет смысла тут задерживаться.

Кристиано усмехнулся:

— Значит, тебе было не так хорошо, как в первый раз? Видимо, я утратил свои таланты.

Кейт протянула ему кофе и постаралась сделать серьезное лицо.

— Возможно, тебе нужно больше практики. Все дело в тренировках и концентрации…

Она понимала, что только с помощью юмора сможет справиться с охватившим ее волнением. Нужно избегать серьезных разговоров и поддерживать непринужденную атмосферу.

— Ты прямо как Сильвио говоришь! — воскликнул Кристиано и, поймав ее за руку, подтянул к себе. — Ты, видимо, сама хорошо в этом разбираешься.

— Только то, что ты мне сказал, когда я брала у тебя интервью.

Кристиано удивленно изогнул бровь:

— Я тебе о сексе рассказывал?

— Нет, — выдохнула Кейт, поскольку Кристиано провел пальцем по ее губам. — О гонках. Секс… это была демонстрация на практике. — Его пальцы медленно двигались вниз, и она тяжело задышала. — Мне нужны были советы, потому что у меня такое произошло впервые.

Пальцы Кристиано замерли, что вызвало у Кейт беспокойство, и она нервно посмотрела на него, но его глаза были такими темными, что в них ничего нельзя было прочитать.

— В таком случае я должен попросить у тебя прощения.

— За что?

Кристиано отстранился от нее и потянулся за чашкой кофе на столике около кровати.

— Я считаю, что первый раз должен быть скорее эмоциональным, чем техническим, — протянул он.

Сердце Кейт сжалось, и она с трудом подавила появившийся в горле комок.

— Нет. Секс был… — Она остановилась, чтобы сделать глоток кофе, надеясь, что это поможет ей собраться с мыслями. У нее был шанс напомнить ему о волшебстве их первой ночи, но она не знала, с чего начать.

— И?.. Ну же, — с насмешкой сказал Кристиано.

— Он был особенным. Секс был отличным. Не только секс, все было замечательно. — В ее голосе слышалось много лишних эмоций, которые Кейт предпочла бы скрыть. — Прошлая ночь не помогла тебе ничего вспомнить?

— Нет. — Понимая, как резко прозвучал его ответ, Кристиано потянулся за булочкой. Ему было обидно, что, проснувшись, он в первый раз за последнее время почувствовал умиротворение, однако в голове у него крутились воспоминания лишь о прошедшей ночи. Чуда не произошло, только еще больше возросло желание восстановить память о случившемся четыре года назад. — Тебе придется обо всем мне в подробностях рассказать.

— Я не знаю, с чего начать, — призналась Кейт смущенно.

— Давай с самого начала.

Ему нужно все знать. Именно для этого он и привез ее сюда. Однако Кристиано совсем не хотелось ни слушать, ни говорить. Ему было сложно сосредоточиться на словах Кейт, потому что с того момента, как она вошла в комнату, его тянуло снова заняться с ней любовью.

— Хорошо… В тот день было очень жарко. Я узнала о том, что лечу в Монако, за час до вылета. Мой босс планировал приехать, но у его жены неожиданно начались роды, и он решил послать меня. Я пришла в ужас.

— Почему?

— Меня пугало все: полет, гонка, интервью с тобой. Однако времени на размышления не было. Я надела серый деловой костюм, в котором обычно ходила на встречи с клиентами. Хотелось выглядеть профессионально. А в Монако все девушки…

— На них почти нет одежды, — помог ей Кристиано.

— Именно. И они все такие красивые, эффектные, что я почувствовала себя не в своей тарелке. А тут еще быстрые машины, шум, запах бензина. Кошмар, одним словом. — Кейт заговорила быстрее и наклонила голову так, что теперь волосы падали ей на лицо. Кристиано хотелось убрать упавшую прядь, чтобы он мог видеть ее глаза, однако он не смел прикоснуться к Кейт. — Я посмотрела квалификацию и потом пошла брать у тебя интервью, однако твоя ассистентка сказала мне, что ты в дэше и тебе необходимо отдохнуть. Я стала ждать. Почти все ушли на какую-то вечеринку на яхте, а тебя все не было. И я решила пойти тебя поискать… Боже, тебе, наверное, скучно. Тебе же не нужно знать все подробности!