Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Зримые разговоры

Часто обязательный слайд о себе или о компании озвучивают формально, как бы извиняясь, что приходится все повторять, прежде чем перейти к более интересным вещам. Но этот подтекст считывается, и собеседнику не хочется иметь дело с тем, кто не транслирует любовь к своему делу, продукту или истории бизнеса.



Станиславский говорил ученикам: «Мы видим все, о чем нам рассказывают. Только не всегда осознаем эти видения. Или осознаем их отрывочно, редкими клочками картин. Надо упражняться в непрерывности видений. Воспитайте в себе такую привычку: когда слушаете какой-нибудь рассказ, старайтесь видеть непрерывно все, о чем слушаете».


Все, что возникает перед внутренним взором рассказчика, представит и слушатель в своем сознании. От вас зависит, что увидит собеседник: пустоту или ряд образов, которыми наполнена презентация.


Про действие внутренних образов хорошо знают артисты, писатели, разведчики и… мошенники. Они умеют транслировать нужное им ви́дение ситуации вовне. Артисты и писатели убеждают нас в существовании вымышленных людей и миров. А манипуляторы, воздействуя на образное мышление, могут обмануть, казалось бы, даже самых проницательных людей.


Внедряя в сознание жертвы ложные образы, мошенники часто преодолевают все критические мыслительные барьеры: логику, цифры, принципы и убеждения. Они воздействуют на ту часть мозга, где рацио не властно. Конечно, они хранят этот секрет, передавая его только «своим». Однако, если преступники ловко пользуются инструментом, это не значит, что он не годится для обычной жизни. Ведь и нож можно применять по-разному: порезать овощи, сходить с ним за грибами или, допустим, защитить себя при нападении грабителя. Так и с образным мышлением. Его нужно отточить и научиться им пользоваться в разных ситуациях. Заметили, какой я использовала образ, чтобы описать мыслительный инструмент?

Мы всегда так делаем, когда хотим объяснить сложное простыми словами. Это одна из причин, почему Библия остается самой цитируемой книгой всех времен и народов. Вспомните: «не мечите бисер перед свиньями», «легче верблюду пройти сквозь игольное ушко», «зарытые таланты», «бесплодная смоковница» — это всё образы, которые легко запоминаются и почти без изменений транслируются сквозь века.


Благодаря образам библейские сказания владеют умами людей, и через тысячи лет оставаясь весомыми аргументами в спорах. Образ проникает в сознание, запоминается и вызывает эмоции. Что бы мы ни думали о своей рациональности, нас убеждают и заставляют действовать именно эмоции.


Станиславский придумал свою знаменитую систему убеждения для актеров: «Артист физически чувствует то, о чем думает, и едва сдерживает в себе внутренние позывы к действию, стремящиеся к внешнему воплощению внутренней жизни. Мысленные представления о действии помогают вызывать самое главное — внутреннюю активность, позывы к внешнему действию. Поэтому я утверждаю, что мы, артисты, говоря о воображаемой жизни и действиях, имеем право относиться к ним, как к подлинным, реальным, физическим актам».


Но каждый из нас может освоить этот навык превращать мысли в действия с помощью образов. И тогда никто уже не крикнет вам из зала: «Не верю!»

Ассоциативный механизм

Как рождаются образы? Они возникают на основе ассоциаций, когда в нашем сознании образуется связь между предметами или явлениями. Например, если попросить назвать поэта, фрукт и часть лица, то большинство ответит: Пушкин, яблоко и нос. Обычно это первое, что приходит в голову; исключения довольно редки.


С другой стороны, личный опыт формирует в нашем сознании связи, логику которых другие люди наверняка не увидят, а иногда даже мы сами ее не понимаем. Даниэль Канеман, описывая ассоциативный механизм, предлагает подумать о бананах и рвоте. Возможно, вы поморщились, думая о рвоте, может быть, вас даже слегка замутило, а во рту появился неприятный привкус. И предложи я вам сейчас банан, скорее всего, вы откажетесь.


Казалось бы, мухи отдельно, котлеты отдельно (еще одна тошнотворная ассоциация). Однако теперь бананы ассоциируются у вас со рвотой. Не волнуйтесь, это ненадолго. Хоть у вас и активировался ассоциативный механизм, связь получилась слабенькой. Другое дело, если бы вас действительно стошнило после банана, а сейчас вы всего лишь увидели слова «банан» и «рвота» рядом.


Важная черта этого механизма — когерентность, то есть связность: одни мысли вызывают другие, слова вызывают воспоминания, воспоминания вызывают ощущения, ощущения вызывают физические реакции. Эти элементы взаимосвязаны, они укрепляют и поддерживают друг друга: физические реакции усиливают чувства, а чувства усиливают мысли и образы, и все происходит одновременно, создавая устойчивую ассоциацию.

Для нас здесь важны три факта:


1. Буквально за секунды ваше сознание нашло смысл в сочетании двух изначально не связанных слов, увязало их в историю с причиной и следствием, оценило степень опасности и создало контекст дальнейшего развития событий, сделав их чуть вероятнее.

2. Сознание восприняло сочетание этих двух слов как реальный образ, на который тело отозвалось эмоционально и физически.

3. В сознании существует огромная сеть образов и идей, где все прямо или опосредованно связано со всем, — психологи называют ее ассоциативной памятью.


Соответственно, активированная идея вызывает не одну идею, а целую связку, каждая из которых активирует еще множество идеей — так одно слово или образ запускает мощную цепную реакцию. Идея огромного романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» родилась из крошечного кусочка печенья «Мадлен» и бесконечной цепи ассоциаций, вызванных его вкусом.


Представляете, насколько это сильное орудие убеждения? Вы можете использовать ассоциации, чтобы создавать нужные образы в умах слушателей. При этом вам нужно только дернуть за кончик этой цепочки, а остальное сделает за вас ассоциативный механизм.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.