Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ирина Эльба, Татьяна Осинская

Цена прошлого

Глава 1. О соотношении длины женского языка и объема проблем

— Альфия, оформи, пожалуйста, этого клиента.

Оторвав взгляд от компьютера, где было открыто синее окно любимой социальной сети, я с интересом посмотрела на седого мужчину. Возраст посетителя неумолимо приближался к спокойной пенсии. Демонстрирующая дорогие коронки белозубая улыбка подчеркивала серость кожи, а россыпь веснушек на лице придавала ему хулиганский вид. Улыбнувшись в ответ, я учтиво поздоровалась с клиентом и забрала у консультанта бумаги для оформления. Эх, дедульке пора бы уже пансионат для пожилых присматривать (где-нибудь на Каймановых островах), а он все игрушки покупает. Вот интересно, зачем ему среднемоторный спортивный автомобиль, который разгоняется до ста километров в час за четыре секунды? Чтобы сердечный приступ догнать? Или для любовницы? Вероятнее всего последнее, поскольку выбрал дедушка мой любимый красный цвет.

— Итак, Моисей Иосифович, ваш заказ будет доставлен через три дня. Как будете оплачивать?

— А как тебе угодно, куколка?

Ох, уж мне эти пожилые донжуаны! Ни одной юбки не пропустят и все им молоденьких подавай.

— Предпочтительнее переводом.

— Как пожелаешь, конфетка! А еще мы можем…

— Моисей Иосифович, вам звонят из «Эльтуры». У них возникли проблемы с отгрузкой.

— Дурни! Ни на кого нельзя положиться! — забурчал старичок.

Выхватив из рук помощника гарнитуру, ловелас тут же потерял ко мне всякий интерес. Я вздохнула с облегчением и принялась за привычную работу. За соседним столиком сидела моя близкая подруга Алиса и с умным лицом отбивала по клавишам сообщение в чате. Правда, обмануть таким образом она могла разве что клиентов. Коллеги прекрасно знали, кто и чем занимается, когда над душой не стоят покупатели или руководство. Выручало то, что коллектив был молодой, и все относились друг к другу с пониманием. В случае чего, ребята всегда помогут, однако расплачиваться за это порой приходилось излишним вниманием к личной жизни.

Я отдала помощнику Моисея Иосифовича оформленные документы и пообещала сообщить дату доставки. Теперь можно было вернуться к любимой новостной ленте. Какой-то страшненький мальчик даже успел отлайкать фото моих спортивных красавиц и постучаться в друзья. Интересно, он действительно думает, что может заинтересовать меня своим банальным: «Гюльчатай, открой личико»? Тогда у него непомерное самомнение, а таких я сразу отправляла в бан. Никакого разнообразия и романтики от современных анонимных ухажеров: ни тебе стихов, ни разговоров о модных тенденциях.

— Отшиваешь очередного поклонника? — усмехнулся Мурик — наш лучший консультант, подкравшись ко мне со спины.

— Ты же знаешь, что мое сердце навеки принадлежит тебе, — хмыкнула я, одаривая коллегу насмешливым взглядом.

Большие настенные часы показывали время обеда и отдыха от привередливых покупателей. Я отправила комп в спящий режим, поднялась с насиженного места и направилась к зомбированной достижениями техники подруге. Откатив ее вместе с креслом от стола, закинула ей на коленки наши сумки и повезла в светлое будущее. В смысле — на обед. Алиса мое рвение не разделяла, поэтому активно возмущалась и причитала.

— Алиска, цыц! Ты в последнее время на скелета смахиваешь. Где твои пышные формы? Я сейчас вижу больше вогнутостей, чем выпуклостей! Посмотри сама, — я притормозила напротив зеркала, украшавшего холл офиса, — у тебя даже грудь уменьшилась.

— Ничего подобного! — запальчиво воскликнула подруга, но все-таки оттянула край блузки и заглянула внутрь. — Господи, и правда, где они?!

— А я тебе о чем говорю! Ты со своим «Злобным тушканчиком» выпала из реальности.

— Он не тушканчик, а хорек! И, между прочим, очень приятный собеседник.

— Верю, но все равно это не повод все время зависать в чате. Онлайн знакомства еще никого до добра не доводили!

— Угу, скажи это Светке, — насупившись, пробурчала Алиса.

— Светлана — это счастливое исключение. Кто же знал, что её знакомый окажется англичанином в поисках русской невесты?

— Вот-вот! Может, я тоже хочу стать таким исключением? Я даже согласна на маленького, скромного нефтяного магнатика. Неужели я так много прошу от жизни?

На этот вопрос мне оставалось только тактично промолчать, чтобы не вдаваться в дебри философских размышлений. Тем более что на голодный желудок думалось очень тяжко.

Заскочив в кафе, ставшее для меня уже родным, я с удовольствием вдохнула полной грудью аппетитные ароматы. Если сегодня не съем чего-нибудь мясного, то к концу дня кто-нибудь из клиентов рискует быть покусанным. Эх, а во всем был виноват мой тренер-вегетарианец, агитировавший питаться подножным кормом. Попробовала я этот «путь очищения»… Теперь в моем организме еда не задерживалась, а по ночам стали являться куски мяса под ягодным соусом, бегающие с плакатом: «Съешь меня!». Я такого стресса злейшему врагу не пожелаю.

У дальнего окна виднелся свободный столик, и мы с подругой направились прямо к нему, лихо опередив стайку студенток, тоже заприметивших свободное место. Меню мы уже успели хорошо изучить, поэтому сразу подозвали официантку.

— Добрый день, девушки. Вам как всегда?

Мы с Алисой утвердительно кивнули, но после небольшой заминки подружка добавила к основному заказу порцию шоколадного торта, чего раньше никогда не делала.

— И что это на тебя нашло? — поинтересовалась я вполголоса, как только официантка ушла за заказом.

— Хочу вернуть былые округлости, а лучший способ сделать это быстро — шоколад!

— Ты ведь знаешь, что округлости появятся не только там, где тебе нужно?

— Р-р-р! — не выдержала Алиса. — Где справедливость?

— На Пушкинской, в здании Верховного суда, — хмыкнула я.

Подразнив подругу, я улыбнулась и повернулась к окну. Лучше бы я этого не делала, потому что там стоял мой самый страшный кошмар! Высокий, со светлыми короткими волосами и в неизменном сером деловом костюме… На мгновение сердце замерло в груди, а потом забилось раненой птицей, не в силах справиться с нервным напряжением. Неужели он меня нашел?

Я была готова сорваться с места и бежать — куда угодно, лишь бы подальше от него! Но тут мужчина повернулся лицом и… Облегчение было непередаваемым. Не он!

— Альфия, ты чего? — подруга коснулась моей руки, с беспокойством заглядывая в глаза.

— Да так, показалось.

— Опять померещился?

Кто именно, даже не требовалось уточнять. Алиска, как настоящая подруга, прошла вместе со мной через все испытания. В качестве поддержки она предлагала даже нанять профессионалов и кастрировать урода. Надо признаться, идея была довольно-таки заманчивая…

— Ты ведь понимаешь, что так больше не может продолжаться? Альфия, жить в постоянном страхе невозможно!

— Давай закроем тему? — видя, что подруга собирается добавить что-то еще, я состроила умоляющую мордашку. — Пожалуйста.

— Что же, это твое дело.

Не отвлекаясь более на разговоры, мы быстро пообедали и вернулись в офис. Надежда на спокойное завершение рабочего дня умерла прямо на входе. Сослуживцы хаотично носились из стороны в сторону, размахивая отчетами и сводками. Кто-то громко ругался, кто-то требовал освободить ему сканер. Главный бухгалтер, Алексей Иванович, напряженно пыхтел за компьютером, поминая недобрым словом и программиста, и системщика, и руководство, а в особенности принтер, зажевавший лист бумаги. В автосалоне «Фаэтон» творилось что-то непонятное.

Отловив Мурика, мы с Алиской оттащили его в темный угол и начали пытать на тему происходящего. Активно вырываясь на свободу, он признался, что неожиданно вернувшийся шеф затребовал текущие отчеты и по очереди вызывает «на ковер» начальников отделов. Большего нам не требовалось — мы рванули на рабочие места подбивать статистику.

В «Фаэтон» меня перевели из другого салона чуть больше полугода назад, впрочем, как и Лиску. Произошло это по наказу Миши — мужа моей погибшей сестры. Позиции мы занимали не самые высокие, поэтому на внимание шефа не рассчитывали. Как результат — за прошедшее время я так и не удосужилась запомнить, как зовут директора. Однако, это не отменяло того факта, что результаты работы необходимо было продемонстрировать по первому требованию.

Обязанности я исполняла прилежно, поэтому много времени на обновление статистики у меня не ушло. Уже через пятнадцать минут я сложила распечатанные листы аккуратной стопочкой на углу стола и с чистой совестью вновь залезла в социальную сеть.

— Осипова, Юрченко, срочно к директору! — гаркнул Алексей Иванович, выйдя в общий зал.

Переглянувшись, мы с Алисой подорвались с места и уже через пару мгновений топтались у кабинета шефа, не решаясь зайти внутрь. Вопреки ожиданиям, секретаря в приемной не было — не иначе как убежала по заданию директора, лишая нас с подругой последней надежды узнать его имя. Придется импровизировать по ходу дела.

Аккуратно постучав, я самым наглым образом втолкнула внутрь Алиску и только потом прошмыгнула следом, прячась за ее «широкой спиной». Затянувшаяся пауза вызвала недоумение, и я-таки выглянула из-за плеча подруги. На краю стола, заваленного бумагами, сидел… Аполлон. Как иначе одним словом описать этот образчик мужской привлекательности я не знала. Шеф просматривал какие-то документы, иногда делая пометки, и на нас не обращал внимания. В ожидании я начала разглядывать его с головы до ног. Загорелая кожа, обласканная пляжным солнышком, соблазнительно выглядывала из-за ворота расстегнутой рубашки. Сильные руки, с длинными пальцами, очень эротично управлялись с ручкой. Даже представить боюсь, что прячется дальше, за черным материалом строгих брюк…