logo Книжные новинки и не только

«Монтер путей господних» Ирина Сыромятникова читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Такие существа не обитают на северо-западе Ингерники. — Без шуток, когда я возился с переделкой голема, то изучил всю литературу о насекомых, которую смог найти. — Чтобы определить точно вид и естественный ареал его обитания, вам лучше обратиться к профессиональному энтомологу. У меня несколько иная специализация.

Инспектор пожелал знать про специализацию подробнее, я ласково улыбнулся, вдохнул и начал пересказывать своими словами первую главу «Антологии невидимого» магистра Кинлуори — во всех статьях о рудных бактериях, которые хранились в папке Йохана, эта книженция шла первой ссылкой. Попытки Графта прервать мой монолог успеха не имели. Минут через десять в глазах инспектора появилась тоска, но грубо заткнуть болтливого природника он не решался, очевидно, пару истерик ему уже устроили. Будем снисходительны к несчастному!

— Прошу прощения, о своей работе я могу говорить часами, — пусть знает, что ему грозит, — но вы ведь не об этом хотели меня спросить, инспектор?

— Да! — воспрянул духом Графт. — Можно ли сознательно управлять поведением насекомых?

Я потер лоб пальцами, чтобы скрыть напряженную складку между бровями. Итак, что мы знаем о белой магии?

— Смотря по тому, что от них требуется. Если действие укладывается в рамки естественного поведения насекомого, создать нужный стимул не составит труда. Важно также, сколько объектов будет находиться под контролем.

— Допустим, натравить на человека три сотни вот таких вот тварей.

— Именно таких? — удивился я. На мой взгляд, жук был слишком хорошо высушен для свежей мертвечины. — Три сотни? А как их потом переловили?

При таком раскладе шестилапые ассасины должны были возиться под каждой подушкой.

— К нашему появлению они уже были мертвы.

Очень подозрительно. Я снова взял пробирку и осмотрел ее уже другим взглядом (среди полицейских, хвала предкам, черных не было, и мои манипуляции с Источником они не замечали). Смутное подозрение подтвердилось: в маленьком трупике сохранилась слабая тень, едва заметный привкус звенящих некромантических проклятий. Белый маг? Как же, как же! Следует ли мне объяснить жандармам, насколько сильно они ошибаются? В принципе, что совой об пень, что пнем по сове, но так, по крайней мере, они перестанут выяснять, какой из меня природник.

Я ковырнул пальцем в носу и изрек:

— Не странно ли, что они умерли все разом? Так, словно жуков оживили при помощи ретроспективной анимации, прежде чем отправить в бой. Интересно, есть ли в поезде маг-аниматор? — Кроме меня, конечно.

Ох, бедные мы, черные маги! Достаточно было простого намека, чтобы жандармы с хищным энтузиазмом переключились на новую жертву, белые и природники были мгновенно забыты, а меня бесцеремонно выставили за дверь. Угу, это только до тех пор, пока они не поймут, кто я на самом деле.

Нужно будет выяснить, бывает ли так, что к Королю посылаешь одного, а отправляется другой. Потому что зверское убийство в экспрессе налицо (я отчетливо представлял, что могут сделать с человеком насекомые с такими здоровенными челюстями), однако сгрызли не дочурку Нэнси. Понятно, почему мы стоим: полицейские опасались, что твари разбегутся (живые насекомые так бы и поступили, но анимированные трупики можно было спокойно собирать совком). Однако мы с мисс Фиберти целый вечер проторчали на глазах десятка людей и лояльного боевого мага. Армейский эксперт — не некромант, но активный черный Источник почувствовал бы непременно, так что алиби у нас железное.

Осталось понять, кто несет ответственность за мои испорченные нервы. Не могли другой экспресс найти для своих фокусов, уроды!

— Говорят, в последнем вагоне убили пассажира, — делилась добытой информацией мисс Фиберти. После моего разговора с инспектором допрашивать белых перестали, а еще через полчаса экспресс тронулся с места. — Вроде зарубили топором. Кругом море крови! Его жена, бедняжка, нашла труп, вернувшись из ресторана. Ее увезли целители.

— А кем был убитый? — Хотя для профессионального убийства способ больно экзотический. Другое дело — личная месть.

— Государственным алхимиком.

Возмутительно. Убили алхимика! Нужно содействовать раскрытию этого преступления хотя бы из профессиональной солидарности. Я изложил мисс Фиберти добытые на допросе сведения, надеясь на свежий взгляд. Она возбужденно заблестела очками.

— Убийство при помощи черной магии!

— На самом деле глупость несусветная, — не поддержал я нездоровый энтузиазм. — Проще было ножом пырнуть.

Пришлось рассказать мисс Фиберти о подлой привычке НЗАМИПС писать отпечатки ауры со всех инициированных черных магов. Бывает, конечно, стихийное Обретение Силы, но способности в готовом виде не даются, нужен учитель. Я до зомби-тараканов дошел самостоятельно, потому что у меня академическое образование плюс опыт участия в Круге, а у самоучки шансов нет — слишком высока цена ошибки.

— Сейчас некромантия — редкий талант. Уверен, мастеров, способных поднять зомби, можно пересчитать по пальцам, оказавшись под подозрением, они сдадут проштрафившегося ученика, не моргнув глазом.

— Возможно, ты переоцениваешь информированность полиции, — предположила мисс Фиберти. — Я, например, о зомби-насекомых услышала впервые.

— Сейчас не поймут — потом догадаются. Это вопрос времени! Отпечаток ауры не стухнет. Убийце даже в Краухарде не скрыться — гонять будут с гиком по всей стране.

— У вас все такие законопослушные? — удивилась она.

— Нет, у нас все такие склочные. Когда тебя с детства парят соблюдением закона, жить не дают и дерут за каждый чих, а потом появляется какой-то перец с амбициями, это сильно раздражает.

Да, черные не образец групповой солидарности, если есть возможность пнуть конкурента без вреда для себя, большинство так и поступит. Нечего подставляться! Преступления у нас совершаются в основном под влиянием эмоций или по причине воспаления хитрости, а черным рецидивистом-убийцей может быть только армейский эксперт со стажем и никак иначе. Мисс Фиберти предложила еще варианты, но разумным был только один: убийца уверен, что отпечатка его ауры в НЗАМИПС нет. Хотел бы я знать, как это можно устроить (просто ради спорта).

Последний всплеск любопытства заставил меня пройтись в хвостовой вагон и полюбоваться на двери двух опечатанных купе. Остаточные эманации черной магии ощущались даже в коридоре, снять отпечаток ауры с такого очага мог даже криворукий чистильщик. На обратном пути едва разминулся со знакомым армейским магом — лейтенант Трейч был мрачен как смерть и, судя по обилию амулетов, при исполнении. Как гражданскому инспектору удалось припахать его к делу, оставалось загадкой.

Мой интерес к преступлению быстро угасал.


В большом стеклянном боксе умирали белые крысы. Короткие розовые лапки судорожно скребли в воздухе, покрытые аккуратной шерсткой тела содрогались, пачкая свежие опилки жидкими испражнениями и слюной, но мучительная агония зверьков не вызывала сочувствия у зрителей. Пятеро мужчин мрачно наблюдали за движением секундной стрелки, через три минуты всякие следы жизни в вольере прекратились.

— От ста пятидесяти до ста девяноста секунд, — констатировал экспериментатор в мундире армейского целителя. — Одна сотая грамма, смертность стопроцентная.

— В закрытом объеме, — усомнился его коллега в гражданском.

— С практической точки зрения это неважно — переданная нам капсула содержала сорок граммов препарата. Причем вещество тяжелее воздуха, оно будет стелиться по земле.

— Можно ли остановить это магией? — Министр общественной безопасности Михельсон не желал участвовать в дискуссии.

Ведущий армейский эксперт оторвался от созерцания вольера. Боевой маг выглядел бесстрастным.

— Теоретически да, — заключил он. — Но маги выйдут из игры едва ли не первыми. Отразить мало, нужно еще и обнаружить вовремя. Идеологию инструментального контроля придется полностью перерабатывать.

— Вы обещали нам алхимика, Шайнер. — Армейский целитель повернулся к последнему из присутствующих: — Где он?

— Вызванный нами специалист убит, — доложил первый помощник министра, — по предварительным данным — неустановленным магом-аниматором. Есть основания подозревать диверсию.

— Иностранцы! — прошипел армейский эксперт.

Министр отвернулся. Господина Михельсона называли самым могущественным человеком в Ингернике, однако он знал: у любой власти есть предел и не нужно его испытывать. Чужак, посмевший нарушить закон, бросил вызов всем черным магам Ингерники разом. Эта публика может сколько угодно кривить рожу и интриговать против НЗАМИПС, но то свои, домашние разногласия, к иностранцам они отношения не имеют.

— Генерал Зертак окажет поддержку жандармерии? — Господин Михельсон не сомневался в ответе.

— Скажите когда и куда. — Эксперт сумел совладать с собой.

— Шайнер разошлет телеграммы, — кивнул министр. — Убийство произошло в поезде, есть основания считать, что преступник все еще там. Агента желательно взять живым, но более важная задача — не пропустить его в Хо-Карг. Нам только магического побоища посреди города не хватало! В крайнем случае, можно пожертвовать экспрессом — свалим все на Искусников.

Все понятливо покивали и потянулись к выходу: присутствовать при том, как лаборанты будут проветривать и чистить вольер, никому не хотелось.

Глава 5

Я нашел себе занятие поинтереснее, чем ловля психопата-любителя, — сел изучать оставленные Чараком схемы. Попытки разобраться в загадочном ритуале Искусников затянулись далеко за полночь. Сделал вывод: и эти тоже сумасшедшие.

За всю ночь экспресс простоял в общей сложности минут пятнадцать, на одной из станций почти все полицейские сошли, убийцу так и не поймали. Неудачники! Поскольку интерес властей беспокоил меня гораздо сильнее черномагических проклятий, настроение сразу улучшилось. Я решил насладиться остатком путешествия по полной: спать до обеда, пить пиво и все свободное время проводить за разглядыванием пейзажей. Красота!

В итоге проспал часа три, проснулся от омерзительного ощущения, что рядом кто-то водит железом по стеклу. Оказалось, Шорох желает пообщаться (будильник недоделанный!). Едва удержался, чтобы не шугануть назойливое чудище. Впрочем, жаловаться грешно: после того как монстр обзавелся вторым карманным магом, меня он почти не беспокоил — развлекаться за счет Сатала было гораздо безопаснее.

«Ну, чего тебе, ошибка природы?»

Оказалось, монстр беспокоится (за меня, между прочим, беспокоится!), но после третьего раза шутка уже не смешна. Далеко впереди на нашем пути скрывалось нечто, закрытое магическими щитами так плотно, что даже Шорох не мог под них подсмотреть. Спрашивается, причем тут я? Притом, что странное явление гнездилось аккурат на каком-то разъезде и мы двигались, как говорится, лоб в лоб.

Посоветовал ему скрыться на время: невыспавшийся черный маг хуже всякого проклятия. Перепутать меня с белым невозможно было даже спьяну, пришлось просить мисс Фиберти заказать завтрак от своего имени и много-много кофе. Ночью я, считай, и не ложился. Образ белого трещал по швам, но с этим мы разберемся позже.

Итак, что у нас есть?

Те, кто прячется под щитами, опасны для меня, только если их интересует данный конкретный экспресс. Но зачем кому-то тратить столько сил и средств (черная магия — штука недешевая) ради раскрашенного самовара на колесах? Глупый вопрос. Конечно, из-за колдуна-убицы! Некогда ходило поверье, что черный, вкусивший крови, теряет разум подобно зверю-людоеду, возможно, кто-то разделяет это заблуждение и сейчас. Жандармы облажались и смотались, что еще могут сделать власти для поимки преступника? Устроить облаву, но только не на ходу, иначе им придется бегать по поезду, несущемуся на всех парах, швыряясь проклятиями, арбалетными болтами и еще фиг знает чем в окружении гражданских. Нет, разумнее набрать побольше сил, остановить экспресс, разом вытолкнуть пассажиров из вагонов и досмотреть. Спрашивается, при чем тут засада на разъезде?

Определить в толпе всех инициированных черных не составит труда, и я неизбежно попаду в число арестованных. Нет, уголовного дела не заведут — отпечаток ауры на месте преступления не мой, но ржач будет страшный. «Ха-ха-ха! Смотрите, черный в белые переписался!» Если в засаде сидят армейские маги (существа болтливые и беспардонные), новость за сутки облетит всю Ингернику и мне останется только удавиться от стыда. И это не оглядываясь на тех, ради кого был устроен маскарад…

Предки, ну чем я перед вами провинился?!!

Есть только один шанс совладать с ситуацией — выцепить мерзавца раньше, чем власти начнут захват. Живым и здоровым — чтобы мог под протоколом подписаться. Времени в обрез.

Первым делом — Шорох. И пусть не говорит, что не может указать того, кто убил алхимика! Оказалось, может, но с точностью плюс-минус полвагона — мешают защитные знаки под обшивкой. Придется идти самому. У меня в отличие от жандармов была зацепка — жуками-зомби я уже занимался и знал, какое воздействие оказывает на заклинателя данный конкретный тип ворожбы. Обычно спецэффекты проходили часов за восемь, но, если повезет, что-нибудь в глаза да бросится.

Я потратил пятнадцать минут драгоценного времени, чтобы более-менее справиться с нервами и снова войти в образ.

— Клара, будь добра, найди какого-нибудь полицейского и скажи: убийца едет в одном из двух первых вагонов. Лучше, если полицейским будет инспектор Графт.

— А он там едет? — уточнила мисс Фиберти.

— Едет. Я иду туда — нужно подстраховать наших легавых. Возможно, мне придется раскрыться.

Она кивнула и умчалась. Я взял из наших запасов два больших золотистых яблока и отправился спасать мою бедную репутацию.

Первые два вагона традиционно плацкарты. Там отчетливо попахивает дымом, ветер то и дело бросает в окна отработанный пар, а гудки паровоза среди ночи способны разбудить мертвого. Зато билеты сильно дешевле, поэтому пустых мест не бывает. Я вдыхал запах пота, дешевого одеколона и жареной курицы, гадая, когда стал обращать внимание на такие мелочи. Белый, бредущий по проходу и рассматривающий людей, не вызывал никаких вопросов. Особенным везением было то, что мистер Даккер со своей дочуркой ехали в первом вагоне, а не во втором — не пришлось объяснять, зачем мне нужно дальше.

Установить личность некроманта оказалось несложно. Все признаки контакта с насекомьей сущностью налицо: руки колдуна подергивались в непроизвольных скребущих жестах, глаза смотрели перед собой, зато движения головы приобрели необычную размашистость. Выходит, мои восемь часов были весьма неплохим показателем! Сойти с поезда, не привлекая внимания, он не мог, но у него был сообщник — невзрачный юноша с невыразительной физиономией. Вероятно, они изображали что-то вроде убогого родственника под опекой. Не останавливаясь рядом с подозреваемым, я прошел к месту, где сидели Даккеры.

— Здравствуйте! — Вручить яблоки Нэнси — пусть жует и молчит. — Проводники говорили, что пассажирам дадут бесплатный завтрак, но, видимо, их руководство передумало.

Я сел так, чтобы краем глаза смотреть в проход. Дочурка Нэнси впилась зубами в золотистый плод и пробормотала что-то невнятное.

— Спасибо, — поблагодарил мистер Даккер. — Я не рассчитывал, что мы задержимся в пути на двенадцать часов.

Мне оставалось только печально покивать.

— Вы знаете, что произошло? — встрепенулся сосед с верхней полки.

— Мне ничего не рассказывают. — Это нормальное состояние для белого.

Между тем некромант подал спутнику какой-то знак, встал и пошел в хвост вагона. Может, ему отлить приспичило? Нет, не похоже.

— Извините, — я посмотрел на Даккера большими честными глазами, — тетушка просила меня сразу же вернуться.

Вопросов не возникло.

Ах, как скверно! Выгонять некроманта на преследователей в мои планы не входило: беготня по вагонам в исполнении армейского мага запросто могла окончиться катастрофой. Нужно действовать резко — подкрасться, вырубить мерзавца, а потом уже придумывать объяснения.

Я заглянул в соседний вагон через стеклянные двери тамбура. Колдун быстро возвращался, он уже вызвал Источник и двигался с мрачной целеустремленностью. Что-то подсказывало мне, что пропускать его к паровозу будет плохой идеей. Я терпеливо ждал, дружелюбно улыбаясь, и даже помахал ему рукой. Ну, приспичило мне с человеком пообщаться! Некромант пинком распахнул межвагонную дверь и, не глядя, швырнул в назойливого белого что-то примитивно-ошеломляющее. Все равно что палец показал. Я с ходу врезал ему в бубен. Вредоносный колдун пробкой вылетел обратно в тамбур, крепко приложился обо что-то головой и остался валяться там, тупо хлопая глазами. Подозреваю, что дело было не столько в силе удара, сколько в неожиданности (учитывая, кто именно съездил ему в челюсть). Искушение попинать ногами источник моих неприятностей было мучительно сильно, но я не мог позволить себе участвовать в драке, этом волнующем, увлекательном, но чисто черном развлечении — ко мне и так накопилось слишком много вопросов. Тут прибежал армейский спец, сгреб злодея за шиворот, и вопроса о том, кто именно поколотил задержанного, больше не существовало. Я аккуратно переступил куча-малу из колдунов и величественно поплыл дальше, подобный большому белому облаку.

Свалил, проще говоря, оттуда.

Скрутили уголовника очень вовремя: всего через полчаса поезд затормозил и я мог полюбоваться, какая горячая встреча нас ожидала. Казалось, армейские маги собрались здесь все (действительно все), а учитывая, что даже такой толпой они в состоянии действовать слаженно, передо мной предстала действительно необоримая сила. И все из-за какого-то примитивного убийства, и только потому, что его совершил некромант. Не такие уж мы страшные!

Зато какое наслаждение было наблюдать за армейскими спецами, круто обломавшимися с обещанным развлечением! Их мысли были понятны без слов, по одним только жестам. И вот они там стоят, ругаются, а я ме-э-дленно уезжаю вдаль.

Когда все возможные неприятности остались позади, настроение у меня стало типично белое — солнечное и радостное. Может, образ начинает давить на мозги? Тьфу, тьфу, тьфу! Я послал к Шороху маскировку, пил пиво и жевал бифштексы. Хорошо! Руководство чугунки в качестве моральной компенсации выдало пассажирам бесплатный обед. Съел и его тоже. Сидел в купе, круглый, сытый и довольный.

Очень вежливо, кланяясь и извиняясь, ко мне просочился Графт. Инспектора одолело любопытство, он хотел знать, как я сумел вычислить колдуна. Пришлось сделать одухотворенное лицо и неопределенно поболтать рукой в воздухе.

— Видите ли, некоторое время я жил в городе Редстоне, широко известном благодаря своему университету. Там удивительно много вдумчивых, образованных людей с высокой культурой и тонким умом. В одной фирме со мной работал черный маг, милейший юноша, но к концу вечеринок он становился… немного разговорчивым. Однажды он объяснил присутствующим принципы некромантии, в теории, естественно. Чтобы пробудить останки, заклинатель должен восстановить образ усопшего внутри себя, безвозвратно пожертвовав для этого частью собственной сути. Если покойный — человек, попытка закончится для некроманта безумием, полным вытеснением личности. Насекомые проще, но принцип не меняется. Наш преступник держал в голове триста жуков. Естественно, что он вел себя немного странно.