logo Книжные новинки и не только

«Монтер путей господних» Ирина Сыромятникова читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Докладывайте!

— Один, гм, доброжелатель, — тут взгляды скрестились на компании журналистов, отчаянно сопротивляющихся попытке выгнать их за оцепление, — сообщил, что здешний периметр был недавно модифицирован, без лицензии и санкции НЗАМИПС. Откуда хмырю стало известно, что именно мы ищем, выясняется.

— Продолжай!

— Двое сотрудников, высланных для проверки, пострадали, один погиб. Его оказалось некому вытащить из зоны действия периметра.

— Раззявы! Так проколоться!!!

— Сотрудники были в штатском, — набычился офицер. — Вероятно, кого-то из них знали в лицо. Сектанты захватили больных, гражданский персонал и посетителей (если там вообще такие были), высвистели журналистов и теперь время от времени оглашают свою позицию. Несут полный бред. Судя по всему, им безразлично, как мы на это отреагируем.

— Но к заключительному номеру они еще не готовы, — усмехнулся бывший координатор.

— А мы не готовы к штурму, — пожал плечами капитан. — Для взлома такого периметра имеющихся сил недостаточно, подкрепления подойдут только через два часа.

— Пусть не спешат, штурмовать они все равно ничего не будут, — неожиданно объявил черный. — Тяните время, вступайте в переговоры, оглашайте призывы к миру и спокойствию, хоть на ушах пляшите, но нужно придержать клиентов до вечера. Заболтать, короче. Понятно?

Капитан скептически поджал губы.

— Да, сэр.

— Выполнять!

Надо отдать должное финкаунскому шефу: к выполнению приказа он подошел творчески. За считаные минуты у границы мерцающей магической пелены развернулся штаб переговоров. Откуда-то возникли рыдающие родственники, священники с одухотворенными ликами, генерал в блестящем мундире и даже городской мэр. Мощное заклятие Речи сотрясало воздух, через оцепление вновь просочились журналисты, кто-то растянул вдоль ограды лечебницы транспарант с призывом любить друг друга (пол любовников в плакате не уточнялся), и начался цирк.

Такого напора Искусники не ожидали. Потребовав убрать чистильщиков и обнаружив, что черные маги действительно ушли, сектанты перестали реагировать на происходящее и что-то требовать, очевидно, опасаясь получить запрошенное. На заднем плане специалисты надзора закончили установку отражателей и тоже испарились.

Но наступившее благолепие радовало не всех.

Через час капитан Фирсен отыскал Сатала у фургона целителей, превращенного в неформальную ставку командования.

— Сэр, если вы действительно не хотите штурма, надо его отсюда убрать.

Среди галдящих журналистов и дезориентированных жандармов черной тенью метался господин Аксель. Сатал выругался и ринулся наперерез.

— А ну-ка, иди отсюда! Понял? Не пугай мою массовку.

Глаза Акселя метали молнии.

— Я старший координатор!!!

— Не этого региона. Ларкес уполномочил меня лично разобраться с проблемой. Ты — мешаешь!

Два черных мага свирепо уставились друг на друга, но Сатал продолжать конфликт не пожелал:

— Не время тешить самолюбие! Тебя учли и предусмотрели, твое присутствие им на руку. Подчинись или уйди.

— Ты отрицаешь, что действовать надо резко?

Сатал усмехнулся:

— Прошлый раз место моего интереса они обложили нитроглицерином. Как думаешь, сколько галлонов взрывчатки поместится в этом здании?

— Какой глицерин?! У них периметр во всю мощь кочегарит!

— А то, что в заклинании нет ни одного элемента флаттера или трансформации, ты заметил? — Улыбка Сатала сочилась ядом. — Впрочем, ты же их НЕ ВИДИШЬ.

На лице старого мага отразилось замешательство.

— Привыкай! Новое время — новые методы. Штурмовать это здание мы будем, но вручную. Подразделение с костюмами высшей защиты уже в пути.

— Пара бойцов проблемы не решит…

— Два десятка. — Казалось, Саталу начал надоедать этот разговор. — Господин Ларкес распорядился вооружить таким образом два подразделения штурмовиков и расположить их на расстоянии суточной доступности от крупных городов. К сожалению, комплект для финкаунской группы еще не готов, но команда из Дрейзела уже едет. Я жду их сегодня к вечеру, а до той поры мы будем образцом миролюбия и соглашательства. Понятно?

— Могут не успеть, — недовольно буркнул Аксель (ни один черный не признает вслух, что посрамлен).

— Значит, опоздают.

Сатал дал понять, что дискуссия закрыта.


О том, что ситуация вошла в стадию конфронтации, я узнал от Шороха — последнее время мы с ним жили душа в душу (грех-то какой!). Нежить, очевидно, незаметно подсматривал за Саталом, а потом сливал информацию мне.

Вот и замечательно! Я распихал по карманам амулеты, аэрозоли, порошковый яд, закинул на плечо кошелку с новой версией голема и отправился мстить. Мне даже идти далеко не пришлось: перебрался через чугунку (без мотоцикла это было намного проще) и прошлепал пешком два квартала практически по прямой. Очевидно, зомби предполагалось выпускать невдалеке от жилища некроманта.

Финкаунские жандармы сработали быстро: место действия уже было плотно оцеплено. Я готовился скандалить и потрясать своим удостоверением, но суровые полисмены только зыркнули на меня недовольно и пропустили без лишних слов. Складывалось впечатление, что идиотический вид — нечто вроде пропуска в партер. Тихой сапой я просочился мимо нервно курящих жандармов, крытых грузовиков, в которых вполголоса матерились отстраненные от дела чистильщики и влился в клокочущую толпу, которая меньше всего напоминала полицейское подразделение.

Тут у меня отпала не только челюсть, но и будущий зубной протез. Убей бог! Я думал, что салемские братчики умеют делать цирк, я не знал, о чем говорю. Это надо было видеть.

Огромный (действительно очень большой) купол полностью накрывал отдельно стоящий двухэтажный особняк, окруженный цивильно подстриженными зелеными насаждениями (линия знаков шла по ограде). Очень похоже на новогодний шарик с домиком, если не задумываться, сколько сил нужно вложить в такую штуку. Дом казался слепым: все окна зашторены, ни огонька, ни тени. А вокруг…

Группа расхристанных белых скандировала речовки, самый активный из них забрался на фонарь и раскачивался там на манер шимпанзе. Рядом давали друг другу интервью какие-то колоритные персонажи в котелках и с тросточками. На параллельной улице проводился натуральный молебен (хорошо, если без жертвоприношения). Единственным признаком активности НЗАМИПС были водруженные на высоких треногах амулеты-отражатели совершенно армейского вида (к смертному проклятию они, что ли, приготовились?). Потрясенные активностью масс, жандармы жались к фургонам целителей, а лекари взирали на творящийся бардак с циничными ухмылками коновалов — «и этих тоже вылечим». На появление еще одного персонажа никто не обратил внимания.

Я робко протиснулся к ограде особняка. Все-таки люди не до конца одурели: никто не приближался к гудящему мареву периметра ближе, чем на четыре метра. Два активиста сосредоточенно расписывали брусчатку непонятными пиктограммами, значение которых я спрашивать не рискнул (психи всегда вызывали у меня смутные опасения). Искусники никак не реагировали на происходящее, и, возможно, это была наилучшая тактика.

Хаос был настолько совершенен, что просто не мог образоваться случайно. Не знаю, что задумало руководство, но мне лучше провернуть свою месть до того, как они к этому приступят. С чего бы начать? Периметр казался абсолютно непроницаемым, причем его совершенно точно укрепили каким-то сортом беломагических плетений, так что обычный зомби в нем просто испекся бы. Черные не могут воспринимать энергию белого Источника непосредственно, но, видимо, обилие жильцов что-то повернуло в моей голове, потому что я явственно ощущал трескучий жар, источаемый волшебной завесой, а краем глаза различал парящие в зыбком мареве знаки.

М-да, шифер с крыши облетает. Спрашивается, что мне у целителей-то не сиделось?

Постоянное присутствие черного Источника обдавало меня сполохами низменных эмоций. Сущность мертвеца вбрасывала в сознание ложные образы и обрывки ситуаций, совершенно не связанные с реальностью, но на долгие секунды отвлекающие от решения текущих задач. Что я могу в таком состоянии? Глупый вопрос. Все, начиная от отравления виновных самым экзотичным способом и кончая магической диверсией при помощи дядюшкиных бус (заправленных как раз на такой случай). В конце концов, я-то за заложников не отвечаю! И судить меня не успеют, если уж на то пошло. Но это все не комильфо, примитивно, господа, скучно. Мое оскорбленное самолюбие требовало иного размаха, они должны быть морально уничтожены, сокрушены чем-то недоступным их пониманию. Руки сами собой потянулись к кошелке с големоимитаторами. Ух, я сейчас развернусь!

Кошелку удалось незаметно подсунуть вплотную к отверстию водостока — прямой магистральный зомбипровод. Остальные манипуляции желательно было выполнять у всех на виду, чтобы избегнуть подозрения в злых помыслах. Я стал выбираться из толпы и тут же оказался схвачен любимым учителем. И кто-то мне будет говорить, что этот бардак никем не управляется!

— Ты чего сюда приперся? — подозрительно прищурился Сатал.

Я принял максимально наивный вид и захлопал глазами.

— Помогать. Вдруг действительно — зомби!

Сатал молча пошлепал губами, вероятно, считая сразу до тридцати пяти.

— Не вздумай влезть! — отчеканил он. — За одну попытку в такой карантин загоню, что Шорох не отыщет. Ты с твоими травмами полгорода уложить можешь одним чихом.

Сам такой.

Но прогнать меня не прогнали, только приставили к команде целителей — чтобы под рукой был и на виду. Собственно, это мне и требовалось. Устроившись у лекарской кареты, я открыл жестянку из-под леденцов и вытряхнул на ладонь массивный медный диск, напоминающий игру в лабиринты.

Штатный лекарь тут же оказался рядом.

— Вам нельзя ворожить!!!

— А я и не ворожу. Это головоломка.

Амулет в моих руках был одним целым с ордой шестипалых големов и реагировал на прикосновения, задавая (в этом вся соль!) точку сбора группы в пределах границ контроля, а дальше каждый муравей сам выбирал наилучший маршрут достижения цели. Никакой магии, правда, с обратной связью некоторые проблемы, но в данном случае сложных действий от них не потребуется. Мои губы неудержимо расползались в злорадной ухмылке…

От вопля, раздавшегося через несколько секунд, натурально зазвенели стекла. Ага, ага! Вид муравья с ладонь величиной даже на черного оторопь наводит, а уж каково белому обнаружить такую штуку рядом с собой… Тут логика отдыхает — действуют рефлексы.

Еще через мгновение из здания во все щели, забыв о наличии дверей и не заморачиваясь снятием охранки, ломанулись сектанты и их жертвы, все без разбору. Вышибая оконные рамы, проламывая живую изгородь, видя, как бегущие впереди корчатся под ударами периметра, и все равно не задерживаясь ни на секунду. Хорошо хоть здание двухэтажное, не то поубивались бы все на фиг! Жандармы от такого напора даже обалдели.

— Что замерли? Хватайте их быстрей!!!

Точки, обозначавшие на амулете положение големов, запульсировали: кто-то там сохранил достаточно самообладания, чтобы попытаться раздавить ползучую дрянь. Муравьям-то пофиг, они же составные, а я ухмыльнулся и нажал руну «атака на тепло», получив ее, конструкты устремились к предметам, имеющим температуру человеческого тела, и закрепились на них (а еще у меня в арсенале есть «проникновение внутрь»).

Периметр затрещал и осыпался — противник был морально сокрушен. Я дал големам команду на возвращение, они обернулись мелкими (не больше ногтя) паучками и заспешили назад в кошелку. Вот так! Никаких следов преступления. Тех, кто будет кричать о нашествии гигантских насекомых, примут за безумцев или любителей «драконьих слез».

Надзоровцы, конечно, не зевали: бойцы устремились внутрь в тот же момент, когда распалось заклинание. Воевать там было особенно не с кем, но чтобы захватить трофеи — самое оно. Наружу потянулись носилки с уродцами и дурачками, испуганными, перепачканными и совершенно не понимающими причины странных поворотов своей судьбы. Последним полицейские под руки вывели пожилого господина, исцарапанного в кровь (големы таких ран нанести не могли, это он сам себя). Взгляд Искусника блуждал, тело судорожно подергивалось, словно пытаясь стряхнуть невидимых тварей. Интересно, он всегда выглядел как буйный псих или только теперь внешнее пришло в равновесие с внутренним? Да пофиг! Эффект не хуже, чем у черной ворожбы.

— Твоих рук дело?

Аксель. Любопытство замучило. Шел бы он к Королю!

— Не понимаю, о чем вы.

— Тебе это нравится? — Моих возражений колдун словно не заметил. — Их беспомощность доставляет тебе удовольствие? Радуйся, радуйся. Но помни: эта радость входит в душу, как яд, и выходит только с кровью!

Ты посмотри — еще один монстр с моралью, предлагает щадить сектантам нервы. Интересно, а он просыпался когда-нибудь голый и без Источника?

В висках тихо ныло от ставшего уже привычным усилия, беспокойный мертвец ворочался в голове. Они пытались меня убить, растерзать магией на ритуале, уклониться от которого я не имел возможности, а получать люлей собирались понарошку? Красиво шествовать в наручниках и гуманно тянуть пожизненный срок, когда я буду блевать и биться в конвульсиях? Нет уж! Справедливость, так всем — поровну.

Я живо вспомнил давние уроки Шороха, но сожаления все равно не почувствовал. Искусники не те типы, с которыми можно сю-сю разводить, удар должен быть резким и сокрушительным. И что характерно — нежить был со мной полностью солидарен.

Так я одним махом разорил целое гнездо сектантов, но получить заслуженные лавры мне не светило. Даже больше скажу: если бы надзор нашел героя, куковать мне в карантине до конца дней (не так уж долго вышло бы). Общество разрывалось между восхищением решительностью НЗАМИПС и возмущением от того, какому унижению подверглись задержанные при штурме. Угу. А то, что эти ублюдки готовились подорвать целый квартал, — это так, деталь протокола.

Но обошлось, свободу я сохранил.

Странное, доложу вам, ощущение: месть свершилась, а ты все еще живой. Что делать дальше — непонятно и спросить не у кого. Может, стоит сосредоточиться на себе? Ну и фиг, что целители о моем недуге ничего не знают, это еще не приговор. Надо просто правильно задать вопрос. Ни за что не поверю, чтобы раньше некроманты не попадали в подобные ситуации! Вот только Шорохом меченный Чарак куда-то исчез вместе с остальными стариками, а официальные архивы были так хорошо зачищены, что годились лишь на папье-маше. Закрытый отдел финкаунской библиотеки целители перерыли вдоль и поперек, но ничего полезного не нашли. Немудрено! Чтобы разобраться с моей бедой, нужны были не просто описания ритуалов, а серьезные прикладные работы по некромантии. Еще недавно за хранение таких книг платили жизнью в буквальном смысле слова. Теперь то, что не было уничтожено, болталось где-то, защищенное Бриллиантовой Руной, а фанаты-коллекционеры не спешили светиться перед НЗАМИПС. Занавес.

Конечно, существовали еще нетрадиционные способы получения информации, но Шорох не интересовался некромантией в принципе, а просматривать чохом память всех его жертв, надеясь нарваться на Мастера, я был сейчас не в состоянии (да и не факт, что нужный специалист был монстру по зубам). Однако именно чудище проклятое навело меня на ценную мысль.

Я ведь знаю, где хранится собрание древних книг, причем наверняка по нужной тематике. Мне срочно нужно было попасть домой. Где еще помогут черному магу, как не в Краухарде?


Старший координатор Аксель вломился в кабинет шефа департамента по делам практической магии без стука. Бывало, что при таком его появлении чиновников уносили с инфарктом.

— Где… этот?..

Сатал терпеливо ждал. Он ни на секунду не сомневался, что его коллега выучил имя молодого некроманта наизусть. Аксель понял причину паузы и немедленно взъерошился.

— Это исчадье семейства Тангоров! — прорычал он.

— Уехал по делам, — спокойно пожал плечами Сатал. — С моего разрешения и одобрения господина Ларкеса.

— Что?.. — Казалось, старого колдуна вот-вот хватит удар. — Как?..

Хозяин кабинета с интересом наблюдал, как лицо гостя приобретает багровый оттенок. (Как старик этого добивается? Задерживает дыхание?) Заметив, что привычного эффекта его вид не оказывает, Аксель насупился, а потом как ни в чем не бывало уселся в кресло для посетителей.

— Я уже не говорю о душевном расстройстве юноши. Действия наших оппонентов вы просчитываете? Что, если они не удовлетворятся достигнутым эффектом и продолжат преследовать жертву?

— Неплохо бы, но вряд ли они рискнут. — Сатал наклонился и выудил из нижнего ящика стола крутобокий фарфоровый чайник. — Зеленый чай?

Старик сокрушенно вздохнул:

— Давайте!

Видимо, какие-то выводы о своем собеседнике старый маг сделал, потому что перестал кривиться, хмуриться, и даже шевелюра на его голове легла как-то ровнее. Бывший координатор всегда подозревал, что архаичные ужимки Акселя не более чем личина, за которой прячется внимательный и гибкий ум. Старики часто кривляются: в прежние времена разумнее было скрывать свою силу, нежели выставлять ее напоказ.

Через пять минут чай был готов (для получения кипятка Саталу даже огонь не потребовался). Разговор пошел в более деловом тоне.

— Четверка агентов вела его до вокзала, попыток слежки не обнаружено.

— Мелко мыслишь! В Хо-Карге для того, чтобы армейский состав на перегоне столкнулся с экспрессом, саботажники подменили расписание поездов.

Сатал присвистнул.

— Подчиненные Зертака пользуются у сектантов успехом!

— Они-то как раз не пострадали, — отмахнулся Аксель. — Этих говнюков можно прикончить только прямым попаданием фаербола в голову. А вот во встречном поезде покалечились три сотни человек и половина — насмерть. Целители просто не смогли добраться туда вовремя.

— Пустыня! — понимающе кивнул Сатал.

— Зато у координатора Гремани проснулся талант инквизитора, — неожиданно развеселился старый колдун. — Откуда что взялось? Вытряс имена замешанных в деле всего за двое суток.

— Талант!

— Гений. А мы-то считали его гуманистом.

Черные маги понимающе переглянулись.

Сатал заглянул в опустевший чайник и нехотя вернулся к разговору:

— Нет, не полезут они к нему, решат, что в таком виде он им полезнее. Человек-диверсия!

Старый маг не удержался от недовольной мины:

— Скажи, ты так уверен в этом своем ученике?

— Поверь мне, из всех живущих он сойдет с ума последним. Экспериментально проверенный факт.

— Сам смотри, — сдался старик. — Я в некромантах плохо разбираюсь, странные они.


Маленький летний домик в окрестностях Финкауна на время превратился в подобие генерального штаба. Трое мужчин напряженно работали, принимая телефонограммы, снимая показания с амулетов, вычерчивая сложные многоцветные схемы и отыскивая новым данным место в старых чертежах. От того, что армейские грузовики вывозили на полигон отдела очистки емкости со взрывчаткой и боевые амулеты, снятые с ограды дома призрения, дел у Посвященных не убавлялось. Необходимо было отозвать группы поддержки, вывести из-под удара ценных агентов, уничтожить улики и ликвидировать свидетелей. Несколько сотен участвующих в операции сектантов должны пройти через сети надзора, как дым.